Природа Байкала |
РайоныКартыФотографииМатериалыОбъектыТурыИнтересыИнфоФорумыПосетителиО 

Природа Байкала

авторский проект Вячеслава Петухина

Полонез Огиньского

12.07.2018

Едем на Байкал. Дожди лили целую неделю, и вот, наконец, небо кое-где лоскутками разъяснивается, хоть и тучи ещё грозят вылить на электричку очередной ушат воды. Прогнозы обещали ближайшие пару дней солнечных, но пока в это верится с трудом. Очень надеемся увидеть Байкал и Хамар-Дабан с высоты пика Черского. Почему именно оттуда? Потому что дети ещё малы, и слишком далеко в горы пока не смогут уйти. А пик Черского вполне доступен. Да и мне будет спокойней с ним одной на тропе, по которой, в случае чего, всегда можно в развернуться и уйти обратно.

Наши ежегодные походы носят последовательный характер с постепенно нарастающей нагрузкой: сначала был Витязь и скальники Олхинского плато, потом – речка Кынгарга и пик Любви в Тункинских гольцах, а теперь вот – пик Черского на Хамар-Дабане. Для детских походов очень важно, чтобы нагрузка была по силам, чтобы присутствовал приключенческий или соревновательный элемент, и чтобы обязательно произошла какая-то мистическая история с местными персонажами. Тогда этот поход запомнится на всю жизнь.

Ну а мне много не надо: я лишь мечтаю посидеть у костра в горной тишине. Чтобы только треск огня и плеск реки, и больше ничего… Хотя с детками 8-9 лет – эта мечта выглядит эфемерной. Прожив полжизни в музыкальной среде, а ещё полжизни – проработав со школьниками и студентами, к пенсии начинаешь понимать, что самая лучшая музыка – это тишина… Иногда просто передёргивает от звуков, льющихся из наушников сидящего рядом меломана, трясущего головой в такт оглушительной какофонии. Звуки цивилизации разрушают мозг, но начинаешь понимать это не в юности. Почему-то звуки природы, даже если они очень громкие, не раздражают. Например, трели ночного соловья за палаткой, или долбёж дятла, или стрекотанье кузнечиков, или заунывный кукушкин плач. Шум ветра, дождя, водопада, плеск волн – это всё не шум. Это поющая тишина.

Иногда так много хочется рассказать, но не получается. Мысли путаются в голове, перепрыгивают с одного на другое. Событий много, обо всём не расскажешь. Как начинается рассказ? С одной единственной фразы. Стоит её только услышать, понять, как на неё начинаешь нанизывать, как бусины на нить, слова о том, чем хочется поделиться, или о чём не можешь молчать. «Нанизаешь» на нить рассказа несколько «бусин», а остальные – сами лягут. Или наоборот: рассыплются, потеряются в суете все слова и мысли, или их не хватит, и придётся снова идти за новыми впечатлениями, чтобы собрать воедино в рассказ всю нить «бус»… Такие вот «обрывки» впечатлений-бусин привезла я в своём блокноте этим летом из Иркутска.

Хамар-Дабан в это лето забрал у меня обручальное кольцо. И подарил взамен хорошую погоду. Как это случилось? Обо всём и сразу рассказать трудно, а долго и по порядку – скучно. Буду писать так, как легло в походный блокнот. Не обессудьте, если что-то будет выглядеть бессвязным...

Полонез Огиньского. Нет, это не примитивный рингтон и не тот истеричный пошлый сигнал в метро, когда кто-то пытается без билета проскочить сквозь турникет. Настоящий полонез Огиньского прилежные дети играют в музыкальной школе на скрипке или фортепиано. Я играла в 4 классе, и почему-то всегда со слезами. Что-то в этом простом ля-миноре меня сильно трогало, и, наверное, я настолько проникновенно играла, что дедушка с нижнего этажа, одноногий ветеран войны, сидя на скамейке у подъезда, всегда просил меня играть полонез громче и чаще. И я старалась, играла так громко и пафосно для него, что моя учительница по музыке в конце концов говорила мне: это не походный марш, это ностальгия, тоска по Родине, играй тише... Но я играла именно походный марш. Потому что так просил дедушка. Потом он рассказал мне, что слушая полонез, он вспоминал своего друга-однополчанина, погибшего на войне в руках с аккордеоном. А полонез Огиньского у них в полку был действительно походным маршем. Странно, да? Почему не «Катюша», не «Прощание славянки». Может быть, просто тот солдатик с аккордеоном ничего больше и не помнил из курса своей музыкальной школы, кроме полонеза Огиньского. Я с дедушкой тогда спорила, объясняла ему, что у полонеза музыкальный размер 3/4, а у марша – 4/4, под полонез нельзя маршировать, но он всегда сердился на это, и говорил «Ты ещё пока ничего не понимаешь». Теперь я прожила жизнь и всё поняла… Я вижу, что из полонеза даже можно слепить рингтоны и шокирующе-фальшивые сигналы для безбилетников в метро… А не то чтобы походный марш…

Я вспомнила этого дедушку и полонез, когда, спустя много лет после того, как распрощалась с музыкальной работой, купила внукам пианино. Тогда я тоже села за клавиши с большим волнением и ностальгией по прошлому, и первое, что могла вспомнить и сыграть – это полонез Огиньского…

При чём тут полонез, ведь мы на пик Черского собрались… Ну, говорю же, буду из походного блокнота писать… Первое, что всегда под рукой, когда хочется быстро куда-то сходить, чтобы безопасно, легко, без больших вложений, да хоть с закрытыми глазами – это именно пик Черского. Вспомнить и пойти без какой-либо специальной подготовки. Первое, что приходит в голову, когда после многих лет вернёшься к забытому делу… Чик Перского, как мы его когда-то шутя называли. Чик, и всё. Чик, и быстренько сходили. Чик, и масса гуляющего народа уже счастливо скалятся фотографу на вершине... Прошли годы...

Чик, и опошлили таёжную тропу коммерческими завозами, кафешкой посреди пути, конными турами, мостами, стоянками с лавками, квадроциклами, собаками… Это, конечно, всё блага, всё для удобства людей, но пропала та неповторимая таинственность тайги, ощущение робинзонады, приключений и оторванности от мира. Вот и я ведь тоже сейчас не повела бы сюда своих деток, не будь бы тут мостов на каждом броде, и уверенности, что не выйдет на тропу Михаил Потапыч.

Итак, полонез Огиньского. Тоска по Родине. Мы уже на тропе. Всё повторяется в нашей жизни. Я словно вернулась в свои 30 лет. Тогда мы с мужем так же вели сюда своих дочек и они так же, как и сейчас Илюшка с Юлькой, спрашивали:

- А почему тут такой вкусный воздух?!

- А зачем бабочки садятся на дорогу? Ведь их затопчут! Ой, глядите, я бабочку спасла!

- А-а-а! Это борщевик?! На нём страшный паук! Он кусается?

- И кто это такой умный этих дурацких клещей придумал?

- Бурундук! Бурундук! Глядите! А зачем ему полоски?

- А помните, как мы видели змею на море, она ящерицу заглотила? А тут змеи есть?

- А медведей тоже клещи кусают?

- А можно я возьму с собой этот белый камень? (Не разрешили, но она всё равно взяла, как выяснилось уже в последний день похода).

- А что будет, если я этот цветочек лизну?

Всё повторяется, только стало проще. Теперь нет бродов, есть мосты, а мы раньше детей на спинах переносили через реку Слюдянку. Помню, как тут в 90-е моя подруга Танька поскользнулась с высокого бревна-мостика и брякнулась в реку. Плавать не умела. Достали из речки мокрую, испуганную. Это было как раз в том месте, где теперь стоит кафе. Теперь кругом мосты с перилами. Кстати, некоторые из них уже требуют ремонта.

А вот на этой поляне когда-то в далёких 90-х проходил турслёт для школьников. Дети-туристы со всей Иркутской области ходили тогда со всеми препятствиями турполосы до пика Черского и обратно. Вот это турслёты были! Не то что сейчас: по парковым деревьям на верёвках болтаются, палатки сами ставить не умеют, на турбазах ночуют… Я тогда судила этап «Расстояние до недоступного предмета» и «Азимут» на вершине пика Черского. Альпинистка Ольга Журавлёва судила этап «П-перила» прямо на Чёртовом мосту… После турслёта тогда муж повёз дочек домой, а меня понесло на пик Босан в одиночку. Что тогда мной двигало? Любовь к этому краю...

Ностальгия по собственной жизни. Молодость была яркой, с претензиями на победы, с риском и громкими заявлениями. Всё вокруг, казалось, создано для меня, и я летела вперёд, чтобы всё это получить и насладиться. Теперь я ощущаю себя песчинкой этого большого мира. Без меня он проживёт, не рухнет. Но я всё же нужна ему, как и каждая песчинка в песочных часах нужна для определения точного времени… Почему-то же я тут не попала в лавину на Тит-Тите 30 лет назад, хотя лавина сошла из-под моих ног… Почему-то я не утонула 20 лет назад в Утулике, когда провалилась под лёд... Почему-то я не умерла 10 лет назад от удара молнии на хребте Кругосветка… Почему-то не заблудилась в жутком тумане Ретранслятора и Малого Митрича в 2003 году… И это всё только Хамар-Дабан. А были и другие горы и другие приключения. Наверное, он меня берёг для чего-то. Наверное, придёт ещё время расплачиваться по счетам…

Пе-е-е-сня летит, как птица-а вда-а-аль, ведь где-то там, в тиши лесной, стоит у речки синей дом родной, где ждёт меня любимая и верная… Где тихий мой причал, и вечером в саду из дома слышатся лишь звуки полонеза… Боже, храни мой край от бед… Не дай забыть, куда идём, откуда шли, и от сохи, и от земли, и от лугов, и от реки, и от лесов, и от дубрав, и от цветущих спелых трав, к своим корням, к спасению души должны вернуться… (Песняры, мужской хор, на музыку Полонеза Огиньского).

Бурхан

У кафе – много народу. Кому пирожки, кому блинчики, кому чай, или чего покрепче. Сервис. Но у нас всё своё, всё с собой. Достаём свою горелочку и новенький котелок с радиатором и неопреновым кожушком, и через 10 минут у нас готов обед. Время закипания 1,3 л воды – менее 5 минут. Рекомендую всем такой котелок; купили накануне в «спортмастере»; действительно, экономия газа не менее 30%, производитель не врёт.

Музыка заканчивается там, где появляется шумная толпа. Два ребёнка, конечно, тоже могут создать шум погромче любой толпы... Но если сложить шум толпы и двух "ребёнков", то это будет уже перебор. Поэтому, пообедав, мы спешим подальше от кафешки, к тишине, цветам и камням. Программа минимум – дойти до базы геологов, а максимум – до ГМС (но с детьми это маловероятно, зачем их мучить, пусть получают удовольствие от ходьбы). Замечаю, что от непривычной нагрузки (забыло тело, что такое большой рюкзак!) у меня отекли руки. Лямки рюкзака перетянули плечи, ну, обычное дело. А тут, как назло (забытые привычки!), я не оставила дома обручальное кольцо. Оно врезалось в палец, палец распух. Кое-как его сняла, и надела на мизинец. Вроде бы не слетит, потому что мизинец тоже стал толстый.

Чтобы путь не казался детям скучным, рассказываю им про Бурхана. Ясное дело, говорю, что он следит за всеми нами, и наказывает тех, кто поступает не по совести. Жадных, завистливых, глупых, злых. Нельзя, говорю им, ссориться, драться, ругаться, обзываться, говорить плохие слова. Нельзя шуметь, пугать тайгу, сорить, нельзя трогать всё подряд, уносить с собой то, что тебе не принадлежит. Детки, естественно, интересуются, а наказывал ли меня саму когда-нибудь Бурхан? Наказывал, говорю. И рассказываю им историю из своей молодости, когда я девчонкой была, зашла в бурятский дацан возле Ниловой Пустыни (у горы Хайр-Хан) и начала долбить в шаманский бубен, дурочка. Интересно было, как он звучит. Через несколько минут прискакали буряты на конях, и ну давай стегать плётками по песку, думала, меня зашибут. Орали, стреляли, стегали, но меня не тронули. Один из них, самый старый, остановил их и сказал мне: «Наказание жди. В горы не ходи, уезжай обратно». Оказалось, что в этот бубен шаман стучит всего один только раз в году, и прикасаться к нему никто не смеет, кроме шамана… Весь наш поход тогда был омрачён разными катаклизмами: грозы, наводнение, камнепад, травмы… Мы действительно тогда не прошли маршрут и возвращались аварийным вариантом. Причём, были моменты, когда, казалось, чудом спаслись… Дети, послушав рассказ, присмирели, перестали дразниться и задираться друг к другу.

К вечеру заморосил дождь. Юлька сказала: "Кто-то нашалил, Бурхан сердится". Мы остановились на ночлег, не дойдя до Горелой поляны, и не дожидаясь, пока непогода сильно разойдётся. Костерок из влажного хвороста горел не очень охотно, но свою долгожданную порцию дымка и таёжного уюта мы всё же получили. Горелка и новый котелок сделали нам скорый ужин. Ночью лил дождик, и дети всё гадали – чем же мы провинились перед Бурханом… Ну, я не стала открывать секрет, что водки ему не плеснула… :-)

Пока они не уснули, я им рассказывала про свои приключения, как меня Бурхан терпел, как предупреждал, как наказывал, и как забирал у меня что-то дорогое взамен моего эгоистического желания сунуть свой нос куда подальше в горы…

13.07.2018

Утром – солнечно! Я почти сразу поняла – почему. На пальце нет обручального кольца. Бурхан таки не остался без приношения. Вечером, на привале, когда полил дождик, отёки у меня спали, и кольцо слетело с мизинца. Видимо, это произошло, когда я готовила ужин или махала пенкой, чтобы раздуть угли костра. Поиски ни к чему не привели. Ни в спальнике, ни в палатке, ни у костра… Возможно, ещё по пути между базой геологов и местом ночлега слетело. Но, скорее всего, на привале. Потому что отёки с пальцев могли сойти только после снятия рюкзака, вечером. Ночевали мы, не доходя до Горелой поляны, перед подъёмом, где слева от тропы стоит мусорный контейнер, а справа от тропы – маленькая полянка и костровище. В костровище мы не искали… Я это пишу для охотников поискать. Кольцо было с алмазами. Увы... Плохая примета для супружеской жизни, но для восхождения – очень даже хорошая. Гарантировано на 100%, что всё пройдёт гладко, ведь цена Бурхану уже заплачена. Хотите верьте, хотите - нет... Я погоревала немного, но потом уговорила себя, что всё, что ни делается – к лучшему. Кольцо было не очень счастливое – то ломалось, то камни выпадали… Вот теперь потерялось… Куплю похожее, чтобы муж не заметил, чтоб не огорчать его, да и дело с концом… А может, это была расплата за все мои рискованные авантюры молодости? Сколько раз я говорила себе в экстремальных ситуациях сложных походов: «Дура, я дура, зачем сюда попёрлась, прости меня, Господи, за мою страсть, дай только выбраться, и больше я в горы ни ногой!» (август 1993 года на Хамар-Дабане, например...) Но проходило какое-то время, и я снова тащилась за приключениями, забывая о том, что обещала сама себе, вися на волоске от смерти…

Тише едешь – дальше будешь

Ну ладно, что там… Цена заплачена, только вперёд теперь. Восхождение было, в самом деле, лёгким, приятным, невероятно красивым, быстрым! Хронометраж я не вела, но помню, что от Горелой до ГМС мы прошли за 50 минут, и это со всем грузом, с водой, с рюкзаками. Мы их взяли с собой, потому что планировали ночевать на ГМС. Дети поднимались великолепно. На ГМС мы оставили рюкзаки, кроме одного - с водой и перекусами, фотоаппаратом, тёплой одеждой и дождевиками. И пошли на серпантин. Обогнали девочку лет примерно 14-ти с папой. Папа, видимо, задал ей в начале подъёма быстрый темп (мы видели, как они перед нами спортивно стартовали), и она через 15 минут остановилась и долго отдыхала, отдышаться не могла. С ними был пёс – хаски. Он носился по серпантину вверх-вниз за бурундуками. Когда Юлька увидела на тропе задушенного бурундука в предсмертной агонии, она возненавидела этого пса. И перестала задавать мне вопросы о том, почему я не люблю собак в походах.

Серпантин до ГЗЛ на плече горы мы прошли за 40 минут. Юлька по обыкновению пыталась обогнать всех идущих: «Я первая! Я первая!» Но я запретила ей носиться. Не надо выпендриваться. Не надо показывать всем, что ты можешь быстрей других. Обломишься наверху. Или нос разобьёшь о камни. Просто иди и гуляй, получай удовольствие. Смотри, какая красота! Вон пик Босан, Маргасанская Сопка, Тумбусун-Дулга, Утуликская Подкова

- Мамик, ты и там тоже была?!

- Была, была. И там, и вон там, и ещё дальше.

- И я, и я хочу туда!

- Тогда научись ходить медленно. Не суетись, не беги, не обгоняй. Тише едешь – дальше будешь.

- Ну, мы же не едем, а идём.

- Ничего, эта поговорка и в горах тоже работает, не только на проезжей части.

Когда мы были на перевале у памятника Раисе Кириллиной, нас обогнала парочка молодых красивых, стройных, спортивных – парень и девушка. Юлька – прямиком за ними рванула, ну как же ей отставать, она же всегда и везде первая… Президентские соревнования по бегу и лыжам (ГТО) выиграла по ВАО Москвы. Зазнайка, хвастушка. Большую девочку с папой на серпантине обогнала и нос задрала. Всё оглядывалась – нет ли сзади кого, не догоняет ли кто нас… Когда я увидела, что парень с девушкой пошли от памятника на предвершину, то сказала Юльке:

- Не беги за ними, мы и так на вершину придём раньше них.

- Как это?

- Увидишь. – И свернула налево, траверсируя Чёртов мост мимо предвершины. Там есть на склоне тур из камней (недавно поставили, раньше не было), от него надо свернуть на тропку, ведущую, казалось бы, вниз, но, в самом деле, – к Чёртову мосту (перемычка между вершиной и предвершинной). Ну, в общем, я там всегда ходила, кроме самого первого раза, когда меня туда вёл руководитель, и мне было годков как той девочке на серпантине.

Илья засомневался: «Там страшно!» Юлька нос задрала: «Ты просто трусишка!» Я поддакнула Илье: «Страшно-страшно, ой как страшно, надо всем рядышком идти. Илья – ты первый, я – вторая, Юля – за мной. А я – в серединке, буду вас обоих подстраховывать». Дети должны бояться в горах, это нормально. Ненормально, когда дети ничего не боятся и лезут чёрт знает куда. В данном случае – буквально, на Чёртов мост. Юля взбунтовалась: «Я не пойду последняя! Я должна быть всегда первая!» И даже прослезилась. Ну, ничего, пусть прослезится, надо остужать иногда зазнаек. Прошли тропочку, вылезли на Чёртов мост, там стоит мужичок, и участливо так нас спрашивает:

- Ваша девочка плачет, потому что боится? Зачем же Вы её мучаете-то по горам… Она же ещё маленькая… Давайте я ей помогу. Хочешь, девочка, на ручки? – Девочка взбеленилась:

- Я пе-е-е-рвая хочу-у-у! Пустите все меня вперё-ё-ё-д!

Ой, как стыдно мне стало… Даже слов не нашла, кроме «Сейчас как по попе дам тебе!» Илья тут меня выручил, говорит:

- Ишь ты, первая какая! Ты на пик Любви первая заходила, я тебе уступил. Да? Теперь я первый зайду, а ты без рюкзака скачешь, конечно, как же первой-то не забежать. Юля повыла, повыла, и пошла за мной потихоньку, причитая: «Так нечестно…. Я хочу первая… Нечестно… Мне быстрей надо!» Но я была непреклонна, и вперёд её не пустила. И не только потому, чтобы спесь ей утихомирить, но и из соображений безопасности. «Тише едешь – дальше будешь, запомни, чемпионка».

Когда мы были уже почти на вершине, я выпустила её впереди себя, и она помчалась наверх, за Ильёй: «Ну, хотя бы вторая я буду, ну хотя бы вторая!» Вот, чума. Электровеник. Догнала ведь всех впереди идущих. Забежала на вершину, и скорей оглядываться: где та парочка, которая нас обгоняла у памятника? Не догнали? Нет, не догнали. Они же через предвершину шли. Во-о-он они, на Чёртовом мосту ещё. Даже не надо гадать, что им сказала Юля, когда они поднялись на вершину… Догадались?

- А мы вперёд вас пришли! А мы вас обогнали!

Мне было неловко. Я её, конечно, учу всегда бороться до конца на соревнованиях, но тут какой-то перекос произошёл… Ребёнок перенёс соревновательный опыт в горы, и не может понять, что тут никто с ней и не соревновался.

Потом, конечно, Юлька захотела пить, и много, и выпила почти одна весь наш водный запас. Илья вздыхал укоризненно и поддразнивал её:

- Ну что, Первая? Всю воду теперь выдула и нам не оставила? Тише едешь – дальше будешь!

Образовательный компонент

Возвращаться оказалось трудней. Непривыкшие к нагрузке икроножные мышцы детей дали о себе знать на спуске, ещё не на серпантине, но уже после ГМС, на подходах к Горелой. Илья пожаловался, что на спуске болят ноги, и мы остановились на ночлег на Горелой поляне. Хотя могли по времени сегодня же и спуститься в Слюдянку. А зачем? Продукты у нас на 4 дня, погода хорошая, дети уходить из тайги не хотят. Юлька вообще несётся с песнями впереди, и никакие горки не смогли укатать нашу сивку-бурку.

Я им пообещала, что будем ночевать на той красивой полянке, что им приглянулась на подъёме (Казачьи поляны), но когда мы спустились, неожиданно выяснилось, что там нет воды. Ни ручьёв, ни болота, всё пересохло. На ГМС мы по той же причине не остались. Колодец на ГМС закрыт на ключ, а к Подкомарной – далеко спускаться за водой. Огорчённые дети с неудовольствием пошли на очередной спуск, к Горелой поляне. Плохо идётся, когда тебе пообещают одно, а получаешь другое...

Встали на ночлег за ручьём, в начале Горелой поляны, на поляне с жимолостью. Вечернее солнце подсушило палатку и тент, пока мы собирали жимолость для нашей ангарской бабули. За полчаса – 2,5 литра. Наш суперкотелок снова справился с ужином на отлично. Кисель из жимолости – прошёл на ура. Вечером у костра размышляли: пожить здесь ещё денёк (ведь продукты ещё есть), или уже возвращаться домой. Решили – домой, потому что жимолость испортится.

В нашей школе ежегодно осенью проводятся конкурсы проектов. Дети показывают презентации и рассказывают о том, что они узнали нового за летние каникулы. Мы решили использовать наши новые впечатления для конкурса. Но пока ещё не придумали о чём будет презентация: о Хамар-Дабане, или о полезных растениях Прибайкалья (дети хорошо запомнили бадан, жимолость, а ещё узнали сердечник луговой, дельфиниум, пихту, кедр… ну и много ещё другого)... или о минералах. Или о правилах восхождений в горах… Решили завтра подняться в штольню лазурита на базе геологов и посмотреть, что от неё осталось после набегов китайцев (я их видела там ещё в 2011 году). И обязательно зайти в музей минералов Жигалова в г. Слюдянке. А там – решим, какую тему выбрать. Образовательный туризм - популярное направление в сфере дополнительного образования детей.

14.07.2018

Ликующее солнечное утро, искристая роса на траве, улыбающиеся люди, идущие к пику, без устали всем говорящие «Здравствуйте!!», «Доброе утро!» дарят хороший настрой. Собираем палатки, завтракаем, и вниз. Сегодня суббота, народ толпами поднимается, а мы уже обратно. Ещё раз поискали кольцо на месте первой стоянки, но безрезультатно. Илья сказал: «Нужен металлоискатель». Юля сказала: «Бурхан забрал себе». Ну ладно, что там… Иногда и больше в жизни теряли…

У базы геологов стояла палатка, хозяева её ещё спали, мы тихонько, чтобы не разбудить, обошли палатку и стали подниматься вверх по тропе, к штольне. Склон горы изрядно расковырен, и тропа уже не заканчивается там, где раньше, а ведёт выше, к верхним обнажениям. Мы поднялись наверх, и немного пособирали синие осколки лазурита. Пусть дети покажут в школе, какие красивые горы у Байкала. Возвращаясь вниз, насобирали в кустах кучу клещей. Насчитали 15 штук на троих. Вовремя осмотрелись, ни в кого не впился ни один клещ. Ошибка: сняли вчера грязную ходовую одежду, которую опрыскивали в 1-й день похода, надели чистую. Вот и насобирали паразитов. Надо ходить только по дороге, не сворачивая в кусты и траву. Новые слова для деток: штольня, шурф, лазурит, мрамор, энцефалит, репеллент.

У кафешки снова остановились пообедать. Народ прибывает. Много семейных с детьми. Многие с собаками. Собака, конечно, друг человека… Может, я и неправа, но не нравится мне, когда таёжную тишину разрушает собачий лай, взволнованные птицы, и не нравятся задушенные трупики животных. Помню, на Шумакском перевале встречала измученных собак со стёртыми до крови о камни лапами, мне было их очень жаль. Не всем собакам подходит кочевая жизнь хозяина… А ещё, когда хочешь увидеть что-то удивительное в лесу, то собака не лучший помощник в этом. Например, затаившуюся куропатку, или ящерку, белку или соболя, изюбра или косулю. С собакой Вы просто ничего этого не увидите.

Когда мы спустились в Слюдянку, и стали переодеваться в цивильное, я обнаружила у Юльки в рюкзаке булыган мрамора килограмма этак на два. Ну, тот самый, с первого дня... Пришлось выкинуть, и убедить, что в самолёт нас с ним не пустят. А ещё, что у нас дома есть такой, и не один… А ещё, что нельзя выносить камни с карьера, а то нас арестует полиция (последнее убеждение возымело силу только после того, как все случайные попутчики, отдыхавшие рядом, поддакнули мне, и подтвердили, что камень всё равно "полиция заберёт"). Она тащила его ещё с первого дня… Вверх и вниз… Я вспомнила себя в школьном возрасте. Тоже всё приносила домой: каменюги, палки разные – походные «драгоценности»… Жалко было у неё этот камень вынимать, но платить за него перегруз в авиабагаже – ещё жальче. Решили просто сфотографироваться с ним. И сходить в музей минералов Жигалова, посмотреть другие каменюги.

В музее Жигалова, если честно, мне не очень понравилось. В прошлые времена впечатления были другие. Сегодня - дорого, как в Москве, но качество экскурсии не соответствует. Детей можно было бы и бесплатно пустить. Экскурсовод провела 15-минутную экскурсию (хотя мы сказали, что у нас есть 1 час, и рассчитывали на него), рассказ был очень торопливый, монотонный, причём, информация явно не для детей. То есть перестроиться со взрослой аудитории на детскую экскурсовод не сумела. В итоге, увидев, что дети заскучали, она свернула экскурсию, и со словами «Ну что, вопросы есть? Нет? Ну тогда всё сами тут посмотрите», ушла из зала. Но продолжала наблюдать за нами из коридора. Видимо, она смотритель и экскурсовод в одном лице. Вопросы ей задавать мне уже стало неловко, ведь она вышла, и просто следила за нами из-за двери. Когда мы вышли из помещения на улицу и хотели потрогать булыжники, украшающие двор, экскурсовод нам это делать запретила. Зачем тогда они во дворе? На них льёт дождь, светит солнце, садятся птицы… А детям просто пальчиком их нельзя погладить… В целом сложилось впечатление, что за нами следили там как за ворами, зашедшими туда с целью что-нибудь стащить. Мы в Москве посетили около 100 музеев, но ни в одном себя не чувствовали так скованно и негостеприимно.

Пожелание музею: хорошо бы внести в экспозицию элементы интерактива, когда можно хоть что-то потрогать, подержать, провести химический опыт или оптический фокус, сделать своими руками поделку... (Музей Бажова, например, учит детей своими руками делать кулон из проволоки и кусочка малахита, а в Палеонтологическом музее дети рисуют динозавров через трафареты). За ту цену, которую берёт музей Жигалова с посетителей, это можно себе позволить. Чтобы люди могли потрогать руками не только сувениры, которые выставлены музеем на продажу. Интерактив уже есть во всех ведущих музеях страны. Например, Государственный геологический музей имени Вернадского РАН на Охотном Ряду... Там разрешается трогать камни, которые находятся не под стеклом.

В итоге, в своём выборе остановились мы на презентации минералов. Будем в школе рассказывать и показывать красивые камешки Прибайкалья. Благо, что фотографировать в музее не запретили. И горсть мелкого лазурита, собранного в штольне, и мрамора, собранного в карьере, сможем раздарить друзьям и подружкам…

На Мраморном карьере


Мост у карьера "Перевал"


Кафе на тропе


Бабочки на пижме


На подходах к базе геологов "Лазурит"


ГМС "Хамар-Дабан"


На серпантине, в начале подъёма


На плече


Памятник Раисе Кириллиной под пиком Черского


Местоположение памятника Раисе Кириллиной


Тропка на траверс Чёртова моста в обход предвершины, и тур, указывающий путь к ней


На Чёртовом мосту


На пике Черского


На пике Черского о Яне Черском


Озеро Сердце


Компот подают только красивым девочкам


Урожай Горелой поляны


Стоянка "Взлётная" на пути между базой геологоа и Горелой поляной


На обнажениях лазурита


Лазурит


Лазурит в музее минералов Жигалова


Самоцветы в музее минералов Жигалова


Камни во дворе музея, к которым нельзя прикасаться :-)


В музее минералов Жигалова


Музей минералов Жигалова в г. Слюдянке



Марина Васильева (Красноштанова)


Юрий МельниковС большим удовольствием (но не сразу -из-за объёма!) прочёл рассказ .Спасибо, Марина!
29.07.2018, 00:39:45 |
Марина Васильева (Красноштанова)Спасибо, Юрий, что прочитали :-)
Забыла написать о том, что пик Черского, когда-то очень давно, был самым первым восхождением в моей жизни. Отсюда и ностальгия.
29.07.2018, 01:23:40 |
Владимир Иванович БормотовРассказ очень хорощ. Спасибо. Буду распространять среди друзей - пенсионеров. Чтоб романтика не увядала
30.07.2018, 14:58:37 |
Sergey VМарина, никогда ранее не слышал название Чертов Мост применительно к этой перемычке перед вершиной. Может это очень давно забытое старое? Просветите, пожалуйста.
30.07.2018, 15:04:18 |
Марина Васильева (Красноштанова)

  Владимир Иванович Бормотов:   Чтоб романтика не увядала


Спасибо!

  Sergey V:   Марина, никогда ранее не слышал название Чертов Мост применительно к этой перемычке перед вершиной. Может это очень давно забытое старое? Просветите, пожалуйста.



С 70-х годов, с самого первого моего похода всегда это название слышала. В те годы там не было ни натоптанной тропы, ни тросов на скальных участках, а в районе дырки (перевала Жандарм, 1Б, как её тогда называли) вообще было довольно страшновато, особенно зимой, когда всё обледенелое. Видимо, поэтому и называли перемычку "Чёртов мост". Раньше ходили все через предвершину, а тропа, о которой я пишу, появилась примерно в конце 80-х. Возможно, я её просто раньше не видела. Но название "Чёртов мост" всегда было, от многих слышала. Я была удивлена, когда не увидела этого названия на сайте. Как и объекта памятника Раисе Кириллиной.
30.07.2018, 15:17:49 |
Єсєния

  Марина Васильева (Красноштанова):   не увидела этого названия на сайте. Как и объекта памятника Раисе Кириллиной.

Она кто? Учёный? Поэт великий? Географ?
Есть на сайте комментарий Юрия Александровича по этому поводу, там описана история.
Не вижу никаких причин для создания объекта "Памятник Раисе Кириллиной".
30.07.2018, 15:27:11 |
Марина Васильева (Красноштанова)

  Єсєния:   Она кто? Учёный? Поэт великий? Географ?



Просто это объект-ориентир, как, например "Рыбья кость", отвороты лыжни и др. Есть, например,объект "Баба" на пути к Тальцинскому (чем она прославилась?).
В комментариях Ю.Кузнецова я нашла подтверждение тому, что перемычку называли "Чёртов мост". (Это для Сергея). И это старое название, думаю, заслуживает того, чтобы его не забывали.
А в остальном комментариям Ю.Кузнецова я не очень доверяю (уж извините, Юрий), потому что они часто слишком эмоциональны и эта излишняя эмоциональность делает перекос в достоверности фактов.
И ещё. Мне не важно, кем была Раиса Кириллина, она была просто человеком...
30.07.2018, 15:49:33 |
Sergey V

  Марина Васильева (Красноштанова):   Просто это объект-ориентир, как, например "Рыбья кость", отвороты лыжни и др.



В принципе да, многие говорят - дошли до памятника, отдохнули, дальше пошли и т.п.
Но следует заметить, что объекты типа "Рыбья Кость" и т.п. появились на схемах совсем недавно, буквально этой весной. Можно, конечно, сделать и объект "памятник Раисе Кириллиной". Вспомнить только нужно, как это делалось, не так что бы это очень просто.
30.07.2018, 15:55:01 |
Марина Васильева (Красноштанова)

  Sergey V:   В принципе да, многие говорят - дошли до памятника, отдохнули, дальше пошли и т.п.



А многие из тех, что идут на пик и доходят только до памятника, а дальше не идут (в этот раз мы тоже таких встречали - кто-то воду не взял, кого-то туча напугала, кто-то устал, кто-то замёрз...) То есть, памятник - это как первая ступень на подходе к цели. Вторая ступень - предвершина (оттуда тоже иногда возвращаются), а третья - Чёртов мост.
30.07.2018, 16:01:51 |
ЄсєнияСергей Викторович, есть альтернативное предложение: внести дополнение на страничку пика Черского.
Упоминаний значимых объектов-ориентиров (в виде ссылок на снимки) недостаточно? или они будут там неуместны?
30.07.2018, 16:14:06 |
Марина Васильева (Красноштанова)Полонез Огиньского в исполнении Песняров, акапелла
30.07.2018, 16:40:41 |
Sergey V

  Єсєния:   Сергей Викторович, есть альтернативное предложение: внести дополнение на страничку пика Черского. Упоминаний значимых объектов-ориентиров (в виде ссылок на снимки) недостаточно? или они будут там неуместны?



Да, мне кажется, нормальная практика - указывать кому памятник. Есть несколько таких мест в наших краях, и они как бы безымянные, мы просто говорим - "до памятника". Создать объект в прочих не так и сложно, их не будет много. Хотя, есть по сути безымянные, например, памятник на берегу водохранилища, до которого многие лыжники бегают.
30.07.2018, 16:40:43 |
Марина Васильева (Красноштанова)

  Sergey V:   нормальная практика - указывать кому памятник.



Во всём мире - это нормальная практика. Был человек - есть памятник, есть точка ориентира, есть память... Сейчас даже собакам и оленям памятники ставят... Воздушным шарам...
30.07.2018, 16:42:40 |
Игорь Клименко Полонез Огинского
31.07.2018, 11:07:24 |
И. Фефелов

  Марина Васильева (Красноштанова):    Вторая ступень - предвершина (оттуда тоже иногда возвращаются), а третья - Чёртов мост.


Знаю, кстати, человека (точнее, парочку), которые вернулись от Чертова моста.
Кстати, наверно, и правильно сделали. Они были чуть ли не в чешках. Ну не то что в чешках, но в совершенно городской обуви и городским же протектором... Сходить на пик Черского было их практически спонтанное решение (а вот решение остановиться перед Ч.мостом, думаю, вовсе не спонтанное).
31.07.2018, 11:39:35 |
Марина Васильева (Красноштанова)Игорь, спасибо за ссылку. Я с удивлением узнала, что мелодия полонеза Огиньского больше не используется в московском метро в качестве сигнала для безбилетников. (До конца 2017 года). И то правда... А я-то думаю, почему я его не слышу больше, безбилетников не стало что ли... Оказывается, сигнал убрали. Но, видимо, за многие годы так он мне врезался в мозг, что до сих пор помню.
Очень хорошо, что убрали этот сигнал. Совершенно нелепо он там звучал. Такая глубокая музыка и так бездарно применяли. Одумались, наконец-то.
31.07.2018, 12:03:21 |
Марина Васильева (Красноштанова)

  И. Фефелов:   Знаю, кстати, человека (точнее, парочку), которые вернулись от Чертова моста.



И моя группа оттуда возвращалась однажды в снежном мае...
31.07.2018, 12:04:46 |
Игорь Клименко

  Марина Васильева (Красноштанова):   Игорь, спасибо за ссылку. Я с удивлением узнала, что мелодия полонеза Огиньского больше не используется в московском метро в качестве сигнала для безбилетников. (До конца 2017 года). И то правда... А я-то думаю, почему я его не слышу больше, безбилетников не стало что ли... Оказывается, сигнал убрали. Но, видимо, за многие годы так он мне врезался в мозг, что до сих пор помню. Очень хорошо, что убрали этот сигнал. Совершенно нелепо он там звучал. Такая глубокая музыка и так бездарно применяли. Одумались, наконец-то.

В фамилии нет мягкого знака....
31.07.2018, 12:50:42 |
Марина Васильева (Красноштанова)

  Игорь Клименко:   В фамилии нет мягкого знака....



Я это знаю. Вариант с мягким знаком тоже существует, на родном языке. В моих старых нотах музыкальной школы - Огиньский, в училище искусств и на музфаке ИГУ тоже всегда писали с мягким знаком. Без мягкого - это на русский манер. Всё-таки - правильней с мягким знаком, как произносят на его земле. Меня так учили со времён музыкальной школы.

https://shkolazhizni.ru/culture/articles/30805/

https://www.liveinternet.ru/users/milochka64/post230709243

Цитирую:
"по правилам польского языка фамилия Oginski произносится как Огиньский, с мягким знаком, хотя в русскоязычных источниках мягкий знак обычно убирают, поэтому оба сокращённых названия - "Полонез Огинского" и "Полонез Огиньского" - одинаково правильны"
31.07.2018, 13:01:54 |
Сообщения могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Для регистрации или входа на сайт (в случае, если Вы уже зарегистрированы)
используйте соответствующие пункты меню «Посетители».

На главную