Природа Байкала |
РайоныКартыФотографииМатериалыОбъектыИнтересыИнфоФорумыПосетителиО 

Природа Байкала

авторский проект Вячеслава Петухина

Еще несколько лет назад я не мог себе представить – как это можно спать в спальнике, в палатке, которая стоит прямо на снегу, когда на улице, к примеру, минус десять? Ведь даже летом порой просыпаешься и начинаешь ворочаться, потому что замерз бок или еще что. Спальник, который я себе купил, имеет температуру комфорта +0 – +12 °С, а экстрима -15 °С. Не поверив заверениям авторитетного HIGH PEAK, я с друзьями поехал на дачу, и в то время, как они спали в протопленном доме, провел ночь на чердаке. К моему большому удивлению – не замерз совершенно! Тем не менее, ходить в горы зимой я не решаюсь. Самое раннее – 1 апреля. К этому времени зуд в коленях окончательно меня доканывает и я чего-нибудь выдумываю.

В прошлом году мы с Петровичем под эту дату залезли на пик Аршан. На этот год обсуждались три варианта – Трехглавая, Братчанка и траверс пик ЛюбвиДружбаАршанБроненосец. Надо сказать, что я до сих пор слабо себе представляю пути подъема по классике на Трехглавую и Братчанку. Именно поэтому я выдумал этот траверс. К тому же прошлогодний штурм Аршана не вызвал во мне животного трепета, а то, что мы разглядели в снежном молоке с пика в сторону Дружбы и с перемычки в сторону Броненосца, вселяло определенный оптимизм.

Петрович не сопротивлялся. Единственная проблема – тяжелые рюкзаки. Тащить их всю дорогу удовольствие небольшое. Так родилась идея сначала зайти на Броненосец, а затем, с уже опустевшими рюкзаками, пройти траверс в обратном порядке – АршанДружбаЛюбовь.

Старт назначен на 31 марта, но в последний момент по ряду, в основном, субъективных причин, перенесен на неделю. Однако рюкзаки наконец собраны, все решено, точки расставлены – мы едем!


07 апреля 2007 г.

С утра Петрович зарегистрировал нашу вылазку в МЧС. Теперь каждое утро на планерке тамошнее начальство будет выслушивать, что, мол, двое архаровцев шляются по горам в районе Аршана.

Из Иркутска выехали в 11.30. Погода замечательная. Мы – балбесы, вслух радуемся этому обстоятельству, не боясь сглазить.

Не доезжая километров десять до Култука, дорогу нам перебежал заяц. Это «знак» – решил Костя. «Знак» был совершенно белый. Увидев мою машину, он заметался по дороге и уже в пяти метрах от капота, наконец, решился закончить свой маневр. Добрался до ближайших кустов и присел, позволяя нам получше рассмотреть себя. Ничего такой – толстенький, чистенький, прямо как с картинки. О чем именно этот «знак», Костя так и не сказал.

Когда уже проехали Култук, произошла еще одна необычность. С небольшим интервалом меня обогнали две Ауди. Для наших дорог это редкость и Костя решает, что это еще один «знак». На этот раз я сумел истолковать:

– Понимаешь, у Ауди на эмблеме не хватает одного кольца чтобы стать олимпийской машиной. Альпинизм тоже спорт не олимпийский. Так что это не знак, а скорее символ.
Цель пути - туда взойти!

За окошком появились горы. Те самые, что когда-то околдовали меня своей красотой и, слава Богу, не отпускают до сих пор. Когда подъезжали к Аршану, я уже больше смотрел не на дорогу, а вверх.

– О! Вон ущелье Кынгарги.

– Ага. А вон то – это Аршан.

– Значит правее это Броненосец, а вон Дружба.

Разглядывая эту красоту, я чуть не сошелся в лобовую. Надо бы заставить себя глядеть на дорогу – благо ехать уже недолго.

Машину оставили на стоянке, нацепили рюкзаки и потопали уже не раз хоженой дорогой. Сезон еще не начался, поэтому народу на улицах мало. Может благодаря этому, тут даже как-то чисто. Хотя, скорее всего это на фоне грязнющего Иркутска. Около водопада сделали первую остановку. Тут ничего не изменилось. По-прежнему все завалено мусором. Бизнесмены! Дарю вам идею: откройте в Аршане пункт приема вторичной тары. Пусть он действует хотя бы только летом. Учитывая огромные свалки и тысячи отдыхающих, тут на этом бизнесе можно просто озолотиться! И всем только польза! И от всех спасибо!

От водопада можно идти берегом, а можно забраться на перевальчик и немного срезать. Мы выбираем второй путь. В народе этот перевал имеет несколько названий. Мне известно три: «Дураков», «Пьяный» и «Аннапурна». На седловинке есть скамейка и смотровая площадка с чудесным видом на каньон Кынгарги. Еще один небольшой перекур и мы опять в пути.

Несмотря на тяжелые рюкзаки, идем довольно быстро. Каньон проскочили меньше чем за час; дальше, до стрелки правого и левого истоков – еще час. Тем не менее, понимаем, что план на сегодня нереальный. Дело в том, что мы хотели заночевать на границе зоны леса, на отроге, ведущем к перемычке между Броненосцем и пиком Аршан. Туда топать еще очень даже порядочно, а у нас максимум час светлого времени. К тому же там нет воды, и придется топить снег. На ходу меняем план. Сегодня тормозимся на реке, а завтра поднимаемся на перемычку и ночуем там.

Еще минут двадцать идем до прошлогодней стоянки. Тут нас поджидает нечаянная радость. Кто-то заготовил большую кучу дров. Я сегодня спал не больше трех часов и возможность не бегать по окрестностям, выискивая сушняк, очень даже кстати. Люди добрые! Спасибо большое! Еще одно спасибо тому, кто потерял стоппер. Впрочем, если он вам нужен, могу вернуть.


08 апреля 2007 г.

Утром соскочили около восьми. Не торопясь, позавтракали, собрались и вышли на маршрут. Еще вчера мы, разглядывая противоположный берег реки, гадали – есть тропа или самим пробивать придется? Снега хоть и совсем немного, но с тропой все же полегче. Оказалось, что зря беспокоились. Мало того, что тропа на месте, так еще и стоило вылезти на гребень отрога, куда солнце смотрит почти весь день, как снега практически не стало. Кругом открываются шикарные виды, а я, вместо того, чтобы, не переставая щелкать затвором фотоаппарата, прусь в гору, высунув язык. Временами мы останавливаемся и тычем пальцами в разные стороны:
Трехглавая с "сестренками"

– Вон, видишь, Трехглавая!

– Да вижу, вижу я твою Трехглавую, – отмахиваюсь я от Костиной идеи фикс.

– А вон Братчанка!

– Ты уверен?

– Конечно уверен! Видишь слева от нее кулуар здоровенный – это как раз перевал Пеших туристов.

– Но Братчанка должна быть через одну вершину левее Аршанского перевала. Там Снежная, кажется, а потом она.

– Ну, так и есть!

– Тогда вот это, по-твоему, что?

– Да это вообще на заднем плане в другом отроге.

– Ну, хорошо, убедил. А какая-то из этих – Обзорная.

– А еще тут Пирамида есть.

– Интересно, которая из них?

Так, вертя головой в разные стороны, мы прошли границу зоны леса и еще половину пути от нее до перемычки. Больше опираясь на прошлогодний опыт, нежели на реальную в том необходимость, одели кошки. Оглянулись назад – с отрога поднимался дым, явно от костра. Мы порадовались, что бродим здесь не одни. Может, завтра встретимся…

Метров за двести до перемычки, если отсчитывать по вертикали, тропинка свернула с гребня в правый п/х кулуар. Причем свернула явно раньше, чем в прошлом году. Кулуар совсем без снега. Может кому-то покажется что это хорошо, но это не так. В снегу, если он не сильно глубокий, при подъеме образуются ступеньки. Эти ступеньки неплохо держат даже на довольно крутых склонах. Кулуар как раз имеет весьма немалый уклон, временами, пожалуй, достигая сорока градусов. Идти приходится очень аккуратно, частенько включая в процесс руки.

Костя немного оторвался от меня и, когда я увидел его сидящим на рюкзаке, даже не сразу понял, что мы наконец выбрались наверх. Весь путь от нижнего лагеря мы проделали ровно за шесть часов. Это конечно не чистое время, но все равно очень небыстро. Единственный оправдывающий фактор – тяжелые рюкзаки.

Лично я в плане таскания лишних вещей повел себя как полный чайник. Список безусловно полезных, но далеко не необходимых вещей был таков: пуховик; х/б тельняшка; запасная футболка; топор и цепная пила (притом, что была куча газа); костровой тросик; орехи и сухофрукты в количестве, позволяющем бродить по горам не меньше недели; сухари (хватило хлеба); еще куча всяких шоколадок, ирисок, леденцов; наконец 0,5 л водки (мы только чуть-чуть пригубили). У Кости рюкзак был ничуть не легче, но за счет более нужных вещей – веревок, тушенки, газа, нового спальника BASK с температурой экстрима - 37 °С и весом в два с лишним кило!

О Броненосце сегодня конечно и помышлять нечего, но расслабляться все равно рано. Нужно поставить палатку. Тут, как назло, на небо вылезли облака, а с севера задул неслабый ветер. Хорошо, что давным-давно здесь кто-то выровнял две площадки под палатки и хоть с этим изобретать не приходится. С грехом пополам воткнули дуги. Пока Костя удерживает палатку от полета в Тункинскую долину, я пытаюсь растянуть полог. Мы привязываем его сначала к дугам, потом закрепляем четыре нижние оттяжки. Это нам кажется недостаточным и, впервые в истории этой палатки, мы привязываем еще три верхние. Чтобы еще лучше защитить себя от ветра, городим из камней нечто вроде стенки. Руки совершенно озябли и уже потеряли чувствительность. Я отстегиваю от рюкзака коврик и, с намереньем скорее забраться внутрь, расстегиваю полог.

Смех сквозь слезы! Вы ни за что не догадаетесь, – что я там увидел! И не пытайтесь даже! Такое нарочно не придумаешь, только жизнь может подбросить подобный курьез – вместо молнии входа во внутреннюю часть палатки я вижу ее заднюю стенку! Вам смешно, а у меня руки замерзли. И, напомню, полог привязан на все мыслимые и немыслимые вязочки и со всех сторон окружен каменной стенкой. Мы, конечно, тоже посмеялись над собой и взялись все переделывать.


09 апреля 2007 г.

К утру ветер так и не стих. Я вглядываюсь в предстоящий нам путь, и он уже не кажется мне простым. Где-то в глубине души мне и идти уже не хочется. К тому же можно все списать на непогоду. Косте же погода не указ! Решимости у него нисколько не убавилось. Единственным послаблением стало то, что на маршрут мы вышли только в двенадцать.
Броненосец

Вначале мы долго дрыхли в надежде, что все это дулово наконец стихнет, потом не торопясь позавтракали, напялили обвязки, нацепляли на них кучу «погремушек», смастерили самостраховочные усы. Текст описания маршрута, равно как и его содержание, я забыл дома. Так что попутно мы обсуждали, как будем идти. Ключом маршрута мне казался обход первого, довольно большого жандарма. Вроде в описании говорилось, что идти надо по левому (северному) склону, но отсюда он кажется слишком крутым. Возможно всему виной отсутствие достаточного количества снега. Мы даже кошки одевать не стали. А я и вовсе расслабился – поленился одеть гамаши. В итоге решили, что подойдем поближе и будет видно.
На пути к вершине

Наконец связались веревкой и потопали. Костя, даром что младше меня на десять лет, опыта имеет побольше. Так что, не вдаваясь в дискуссии, сходу начинает лезть по правому склону. Тут хоть и круто, но все же идти можно. Порой попеременно, страхуя друг друга, а порой и враз, мы медленно, но верно продвигаемся вперед. Наконец вместо обхода, мы вылезли на самую макушку жандарма. Пока мы шли прикрытые от ветра гребнем, он успел стихнуть. Можно спокойно присесть перекурить.

Уже в десяти метрах от вершинки оказалась стенка. Хоть и невысокая и вполне пригодная для свободного лазанья, но мы вешаем петельку и вниз спускаемся дюльфером. Дальше опять все довольно просто. Если бы не высота, с которой в случае чего…, то и вовсе можно расслабиться. В отличие от Кости, занимающегося промальпом, я к высоте непривычный. Всю дорогу иду в жутком напряжении. Когда подошли ко второму, предвершинному жандарму и я лицом к лицу увидел его крутой склон, мне уже захотелось плюнуть на все и валить обратно. Костя же кажется и по отвесу готов идти.

Мы размотали веревку, дабы не ограничивать Костю длиной «поводка», я остался страховать, а он рванул куда-то наверх и влево. Почти сразу он скрылся от меня за камнем. Еще какое-то время веревка медленно уползала от меня, извиваясь в восьмерке, и вот замерла. Неужели и Костю, наконец, что-то смогло остановить? Я в нетерпении переминаюсь с ноги на ногу, иногда пытаюсь выглянуть за камень, теряя стратегически удобную для страховки позицию, и все равно ничего не вижу. Наконец Костя орет – «Перила готовы!».

Ну, слава Богу! Цепляю на перила жумар и ползу наверх. Выкарабкиваюсь на полку. Здесь Костя устроил станцию. В трещине торчат френд и здоровенная гекса. Все довольно надежно, да и полка ровная и, при желании, может вместить еще пару человек. Я встал на самостраховку, выбрал веревку и Костя отправился дальше.

Сначала он прошел траверсом влево, метров на семь, и лишь потом стал карабкаться наверх. Если произойдет срыв, то полет будет весьма болезненным. Дальше мне опять не видно. Я только получаю короткие команды:

– Выбери веревку! Теперь держи.

– Понял.

Это Костя забросил ее за верхний камень и теперь у него появилась промежуточная точка страховки. Через какое-то время он появился в поле зрения уже где-то далеко наверху. Веревка то нехотя уползает, то останавливается. После каждой такой остановки я жду команду подниматься наверх. А вместо этого веревка снова начинает двигаться. Что там делает Костя, мне не видно. Через некоторое время он уточняет много ли веревки еще осталось и опять лезет дальше. Наконец орет:

– Тебя страховать или ты по перилам пойдешь?

– А какая разница?

– Ну если я буду тебя страховать, то ты не сможешь жумариться.

– Тогда делай перила.

– Перила готовы!

Я вытаскиваю закладки и лезу за Костей. Первые метры нашего пути не совпадают. Без всяких траверсов я сразу лезу вверх. В поле зрения теперь весь предстоящий подъем и даже довольный Петрович наверху. Оказывается он поставил две промежуточных закладки. А я-то переживал. Воображение услужливо рисовало картины одна другой ужасней. А риск то был вполне приемлемый. Правда мне до сих пор страшно.

– Костя, а ты уже наверху? – в надежде на завершение экзекуции ору я.
Пройденный путь

– Ага, наверху, – скромно подтверждает он.
Монстр

Я лезу дальше, по пути вытаскиваю закладки и уже у самого верха происходит микро-срыв. Нет, я конечно никуда не полетел, просто левая нога предательски соскользнула с камня и я повис на руках. После этого я уже внимательнее рассматриваю варианты подъема и наконец вылезаю к Косте.

Но мы еще не на самом верху. Это только макушка жандарма. Осматриваюсь по сторонам. Крохотной точкой на перемычке выглядит наша палатка, На Аршане видна палка триангулятора, а рядом какой-то камень. Стоп, там вроде такого не было?

– Костя, смотри, – да это человек!
Аршан

Немного позже мы разглядели и еще одного. Значит, не примерещился нам вчерашний дым. Интересно, а им видно нас?
Вид с Броненосца на северо-восток

Мы опять связались и пошли на одновременной страховке. Весь дальнейший путь не представлял особых сложностей. Ура! Мы наверху!
Вид с Броненосца на восток

Восточный склон Броненосца немного разочаровывает. Он очень пологий и плавно перетекает в обширный цирк. Разве что при подъеме в этот цирк могут возникнуть проблемы.

Я поздравляю своего друга.
Цирк пиков Аршан и Броненосец

– Костя, ты монстр. Вот прямо если кто спросит тебя, мол, молодой человек, как вас зовут? Так ты так и отвечай – Монстр! Комплименты сыплются из меня, как из рога изобилия. Нет, действительно, если бы не Петрович, я даже и соваться сюда не стал.
Привет с Броненосца

Я достаю фотоаппарат, нагло забытый мною на протяжении почти всего пути, делаю несколько снимков. Лезли мы сюда аж шесть часов, поэтому рассиживать некогда. До темноты остается всего три часа! Возвращаться по пути подъема не только неохота, но и опасно. Вот если спуститься в цирк, а оттуда уже подняться к палатке по склону (категория трудности на подъеме не больше 1А), то можно здорово сэкономить время. Осматриваем южный отрог в поисках возможного спуска. Тут все очень круто, стены под 60-80 градусов обрываются вниз метров на двести. Наверное, можно пройти подальше на юг и отыскать спуск попроще, но времени на это нет. Решаем немного спуститься по пути подъема и пойти вниз ближайшим кулуаром.

Кулуар довольно широкий, крутизна около тридцати градусов, на дне много снега. Единственное неудобство – не видно, что за перегибом. Костя опять первым отправляется вниз. Когда до края остается метра четыре, он просит меня встать понадежней и застраховаться на ледоруб. Снег мягкий и такая страховка ни к черту не годится. Тем не менее, я делаю что велено. Он проходит еще пару метров, но что за краем все равно не видно. Осматриваемся по сторонам – крюк бить некуда. Под закладки мест тоже нет.

– Ну, ты еще немного спустись и застрахуйся.

Я делаю несколько шагов и втыкаю рукоятку ледоруба в снег. Пробую потянуть его вниз и понимаю, что такая страховка в случае срыва даже не задержит, не то что не спасет.

– Погоди, не суйся дальше. Надо придумать что-то понадежней.

Наконец отыскиваю на левом борту кулуара единственный торчащий камень. Забрасываю на него веревку и обнаруживаю, что камень «живой». Одним своим концом он заделан в стену, снизу надежно подперт скальным основанием. Пробую пошатать – не вываливается.

– Костя, может ну его на фиг? Давай пойдем к следующему кулуару.

– Да подожди.

Костя дергает веревку, виснет на ней – вроде все держится. Пара шагов к самому краю.

– Ну, что там?

– Там стенка метров семьдесят, за одну веревку не спустимся, но есть полка.

– Костя, давай пойдем к следующему кулуару.

– Да ладно, давай попробуем.

– Какой «попробуем»? Если начнем спускаться, то назад уже не выберемся!

– Да спустимся, не переживай.

Движением ниндзя, выхватывающего из-за спины меч, Костя достает из рюкзака заранее заготовленную петлю. Я вешаю её на камень, встаю на самостраховку и продергиваю веревку. Еще раз проверяем надежность камня и мне остается только смотреть, как этот бесстрашный авантюрист скрывается за перегибом. Солнце освещает дно цирка и до дна этого очень не близко! Камень поскрипывает, и я с ужасом представляю, что будет, если он вывалится. Пытаюсь раскорячиться понадежней, но долго простоять таким образом не получается. Наконец веревка замирает и слышится стук молотка. С небольшими паузами стук повторяется снова и снова. Меч он там кует, что ли?

– Перила свободны!

– Не понял! – не верю я своим ушам.

– Перила свобо-о-дны!

Ну, Боже сохрани! Я встегиваю восьмерку и аккуратно начинаю спускаться. В пятнадцати метрах ниже на полочке висит Костя. Он забил три крюка и уже продернул в них петлю.

– А на какую глубину они вошли?

– Сантиметра на два. Трещина какая-то хитрая – запарился колотить. Цепляйся давай.
Страшный дюльфер

Новость оптимизма не добавила. Но все же три – не один, и я встаю на самостраховку. Костя связывает нашу основную сорокаметровую веревку с тридцаткой, велит мне следить за крючьями и дюльферяет вниз.

На этот раз стук молотка был недолог. Я спустился к Косте. Отсюда до низу всего десять метров. Единственный крюк на этот раз вошел как надо – сантиметров на шесть. Я перецепил восьмерку ниже связывающего веревки узла и наконец спустился.

Как же хорошо вновь стоять на плоской земле! Даже за Костю, который протравливает веревку так, чтобы узел оказался в самом низу, уже не страшно. Мы спустились! Вернее мы забрались и спустились! Теперь уже можно, не боясь сглазить, орать во все горло – Ура-а-а!!!

Спуск занял два часа. Еще час мы шли к нашей одинокой палатке. Наст тут оказался очень плотный, и мы проваливались лишь изредка и не глубоко.

В палатке запалили газовую лампу и устроили праздничный ужин. К ухе были поданы бутерброды с колбасой, по тридцать грамм водки, а к чаю орехи и сушеные груши.


10 апреля 2007 г.

Утром мы не стали ничего готовить, только попили чай с бутербродами, собрались, прихватив пустые консервные банки, и пошли. За ночь камни укрыл тонкий слой снега. Ровно настолько, чтобы они стали скользкими. Так что идти пришлось в кошках. После небольшого спуска по дну кулуара, Костя полез на правый борт искать прошлогоднюю дорогу. Я не воодушевился его примером, а так и спускался низом. Двигались мы на параллельных курсах, изредка теряя друг друга из вида. Идти довольно противно. Под снегом не видно, куда ставить ногу, а уклон порядочный. Однако я благополучно прошел до места, где правый борт сходит на нет, и принялся траверсировать склон вправо, в сторону давешней тропинки.

Накануне Костя не взял с собой камеру и теперь почти не выпускает ее из рук. Темп у меня пониже, поэтому он успевает и поснимать, и не отстать. Уже в зоне леса, когда снимать уже особо нечего, он немного обгоняет меня. Я иду довольный – все опасности наконец позади! И тут мы натыкаемся на кедр, вся корневая система которого обгорела в радиусе около трех метров. Местами еще идет слабый дымок. Кедр здоровенный, диаметр ствола не меньше полуметра! Пышная крона украшена изумрудными иголками, они еще полны жизни, но теперь это ненадолго.

Господи, как жаль, как глупо! Чья-то неосторожность сгубила великана.

– Костя, мы же здесь не останавливались?

– Нет.

Действительно, у нас первая остановка была только в часе от реки – досюда не больше тридцати минут. К тому же костры мы не разжигали вовсе, а окурки я всегда тушу. Костя не курит. Самовозгорание в это время года невозможно, остается думать на вчерашних восходителей на Аршан.

Поймите, я не хочу кого-то обвинить или наказать, но раз вы это читаете, значит, как минимум, любите бывать на лоне природы. Относитесь же к ней бережно. Не думайте, что она все готова стерпеть. Сегодня вы бросили тлеющий окурок, не затушили костер или просто насвинячили – завтра обожженное дерево под легким порывом ветерка рухнет на вас или на ни в чем неповинного вашего товарища. Медведь распорет себе лапу консервной банкой и в бешенстве бросится на бедолагу-туриста. Вы скажете – сгущаю краски? Возможно. Но приезжайте на Байкал, в район Малого моря или в Паньковку, еще в тысячу популярных мест отдыха, наконец пройдите вдоль той же Кынгарги. Гляньте по сторонам – кучи мусора! Самому хочется прибить кого-нибудь. А когда-то тоже все было прекрасно и даже идиллично. Уважайте природу – она больше, чем кто-либо, достойна этого!

Мы спустились к реке, заглянули на свою стоянку прихватить несколько банок. Взяли бы и больше, но уж больно тяжелые рюкзаки. К тому же я сподобился смозолить большой палец правой ноги, а большой палец левой сильно стукнуть (не знаю даже, как умудрился). Немного отдохнули, рассовали по рюкзакам уже успевшие надоесть кошки и пошли в Аршан.

Снег, временами трусивший с неба, здесь уже перешел в мелкий пакостный дождик. Мы мокрые, как мышки. Возле мостика, перед входом в каньон, присели перекурить. Гляжу, дым от моей сигареты очень уж густо обволакивает Костю. Да и сам я сижу, как в облаке. Прячу сигарету в сторону и понимаю, что это не дым, а пар. Он поднимается и от штанов и от курток – прямо как будто мы только что выскочили из парилки.

Потом еще был каньон, каждый поворот которого когда-то таил новые чудесные открытия, а теперь уже знакомый, как пальцы на руках; недавно отремонтированный мост возле водопада; ступеньки на крутом склоне, уже успевшие потерять нескольких своих «товарищей».

Отсюда можно позвонить в Иркутск – успокоить близких и заодно похвастать. Еще сорок минут тащимся до кафешки – этого олицетворения цивилизации, встречающего каждого туриста кружкой чая или кофе.

Все. Можно ставить точку.


Выводы и рекомендации

1. Если вы без проблем залезли на Мунку-Сардык или на пик Аршан, это не говорит о том, что и Броненосец распахнет вам свои объятия. Помимо навыков вязания основных узлов и базовой теоретической подготовки, как минимум для первого раза, вам очень не помешает опытный монстр!

2. Ближайший кулуар к северу от вершины, если и не опасный, то очень неприятный. Высота сброса, по практически вертикальной (около 80 градусов) стенке, составила 50 метров. Для спуска в цирк, вероятно, лучше воспользоваться следующим кулуаром. Он находится перед предвершинным жандармом и у него нет крутых и высоких сбросов.

3. Берегите природу!

PS Мама, все ужасы были описаны исключительно ради красного словца!

18 апреля 2007 г.


Евгений Рензин


Вячеслав ПетухинЕвгений, а маршруты на Трёхглавую и Братчанку совсем не трудно найти. Оба маршрута — логичные гребневые. Если ходили на Южную Трехглавую, то дальше 1Б на центральную практически прямо по гребню.
Если на Братчанку, то по сути дела надо вылезти на боковой гребень правее Братчанки (делящий цирк Братчанки на два подцирка) (лучше пораньше, позднее — лавиноопасно) и по нему до основного гребня и потом на Братчанку. Тоже везде прямо по гребню.
23.04.2007, 19:17:08 |
Ольга ИгнатьеваЖенька! Горжусь тобой! И твоим мужеством и писательским талантом.
Лека.
04.05.2007, 18:54:00 |
Сообщения могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Для регистрации или входа на сайт (в случае, если Вы уже зарегистрированы)
используйте соответствующие пункты меню «Посетители».

На главную