Природа Байкала |
РайоныКартыФотографииМатериалыОбъектыТурыИнтересыИнфоФорумыПосетители

Природа Байкала

авторский проект Вячеслава Петухина

Лето подошло к концу, а я так и не побывал в любимых Саянах. Вообще, за этот год много куда успел съездить, но как-то всё без «подвигов». Да и теперь на подвиги рассчитывать не приходится – времени не так много. А дай-ка, думаю, сбегаю колечко в окрестностях Аршана. Хоть новые для себя перевалы пройду. Сам маршрут я придумал ещё в апреле, когда под угрозой стояла поездка в район Мунку-Сардык, но поездка состоялась, и маршрут так и остался в планах.

Петрович, основной мой спутник в подобных мероприятиях, пойти не смог. Зато Миша Скудаев, черт знает, откуда узнавший о моих планах, можно сказать, сам навязался. На моё предложение присоединиться, размещенное на форуме, откликнулся Вячеслав Петухин:

– Женя, ты там собираешься в поход сбегать?

– Ну да.

– Я бы сходил, только в тех местах я уже был, а хочется куда-нибудь, где не был.

– Мне хочется туда же. Так что нам по пути!

Я засел над картой, выискивая среди хребтов и долин ниточку предстоящего маршрута. Он вырисовывался в районе речки Домышева. На двухкилометровке речка не подписана, так что поясню – это левый приток Китоя, который впадает в него примерно пятью километрами выше Федюшкиной речки. Вероятно, вследствие сложностей переправы через Китой, места до сих пор туристами не посещались. Во всяком случае, ни одного классифицированного перевала в тех краях нет. Да тут попахивает подвигами!

Довольный проделанной работой, отправляю свой проект Славе. Уже после этого решил заглянуть на сайт «Природа Байкала» – вдруг всё же кто-нибудь бывал в тех краях? Может GPS-точки есть?

Что за черт!? Да тут не только побывали, тут уже наследили. На прежде девственно чистой схеме обозначены два перевала. И кто же первопроходец? Ага, Вячеслав Петухин! Интересно, в Саянах вообще остались места, где не ступала его нога? Но раз он так всё «истоптал», то пусть уж сам и выдумывает маршрут.

На другой день получаю письмо с таким планом:

п. Нилова Пустыньр. Хургутыпер. Хургутский (1Б) – р. Ара-Ошейпер. Связочный (н/к) – р. Левый Ара-Ошей – попытка пройти что-нибудь назад, на Ара-Ошей, выше Связочного – выход через пер. Улангольский (1А).

Н-да… Это совсем не похоже на изначальный план. Даже район совсем другой. Однако я там не был, а стало быть – это интересно! Соглашаюсь без всяких колебаний.



Большой Зангисан

12 сентября, уже во второй половине дня, на моём многострадальном «рыдване», мы выехали в Ниловку. В Култуке прикупили копченого омуля, но кушать сразу не стали. В поисках подходящего местечка упилили аж до Зангисана – не то до большого, не то до малого.
Репейница
Несмотря на то, что было уже довольно поздно, трапезничали неспешно. Слава даже успел сделать несколько кадров.

В Ниловку добрались около семи. В пансионате «Энергетик» у Миши работает тётушка, так что проблем с тем, где оставить машину, не возникло. Но для начала я отвез Славу со всеми нашими рюкзаками до Сухого Русла (19.30), а Миша, тем временем, общался со своей родственницей. Оказалось, что Славу я увозил напрасно – тётушка «сосватала» нам УАЗик и уже в 20.10 мы с Мишей были на тропе. Минут через пятнадцать догнали Славу и дальше шли уже вместе.

На Лесорубной поляне я, было, пошел правее, по «народной» Шумакской тропе, но Слава меня тормознул. Оказывается, тут надо идти прямо, по уже порядочно заросшей дороге (кстати, если кто не знает, то Лесорубной поляной называют ту, где валяется старая, заржавевшая тракторная кабина). Очень скоро выбрели на реку Хубыты. Вода невысокая, перешли по камушкам. Дальше шли почти строго на запад, лишь изредка забирая к северу. Переправились через Шунтын-Горхон, выскочили на какую-то дорогу и, уже впотьмах, дошли до Хаюрты. Бродить не стали – на том берегу не видать мест под палатку. Да и смысла особого нет – по прогнозам осадки маловероятны, так что на завтра условия брода вряд ли изменятся. А на часах между тем уже 21.00.

Чуть не на ощупь, насобирали с Мишей дровишек. Слава поставил палатку. Поужинали и завалились спать. Только вот уснуть в такую рань (обычно я ложусь часа в три ночи), несмотря на то, что накануне не выспался, я не смог. Так и ворочался всю ночь.


А в 6.30 подъем. Чёрт, ещё темно, а мы уже на ногах. Слава, как и во все последующие дни, поднялся первым, развел костер и вскипятил чайку. Мы тоже не разлёживались. Быстренько позавтракали, собрались, а в восемь уже были на другом берегу Хаюрты.

Поначалу, ничто, как говорится, не предвещало… Слава больше глядел на GPS, чем под ноги. Я шагал впереди и даже иногда останавливался на пару-тройку секунд, чтобы дождаться директивы о направлении движения. Так добежали до речки Хургуты. Мы с Мишкой было переправились, но Слава рассудил, что делать этого не стоит и мы вернулись на левый берег. Почти сразу наткнулись на нечто, похожее на прижим. Вскарабкались на него по крутому травянистому склону и, метров через двести, выскочили на заросшую дорогу. Она приходила сюда с востока и дальше шла вверх, вдоль речки, быстро превращаясь в тропу. Мы явно где-то проскочили развилочку. Благо, на бурелом не напоролись, и идти было довольно просто.

С момента нашего выхода прошел уже час.

– Слава, – я показываю на часы, – давай перекурим.

– А, время, да?

– Уже час идём.

– По часам будем отдыхать? Ну хорошо.

Он явно готов нестись вперед без отдыха. Я же привык в своих походах, что декларируемый режим – «пятьдесят минут идём, десять отдыхаем», на практике сводится к тому, что пятьдесят минут стремительно теряют продолжительность, зато десять растут, как на дрожжах.

Едва успокоилось дыхание, едва сделал я пару глотков воды и закурил сигарету, как Слава уже «рвется в бой». Не прошло, наверное, и пяти минут, как они с Мишей подскочили и рванули дальше. Я с сожалением затушил недокуренный бычок, хлебнул водички и принялся их догонять.

Тропинка выскочила к реке. Здесь нужно переправляться на правый берег. Сделать это не то, чтобы сложно, но и не просто. Русло довольно сильно зажато, мостков нет, торчащие из воды камни сплошь мокрые. Миша со Славой пошли искать брод повыше, а я решил, что лучшее – враг хорошего, и переправился здесь. Через минутку ко мне присоединился Слава. Миша же, видимо, в надежде отыскать «хрустальный мост анжинерной системы», долго ещё тащился по другому берегу и в итоге соскользнул-таки в речку. Правда, ему повезло – в ботинки вода не попала.

После переправы тропа стала забирать выше от воды и вылезла на старую гарь. В высоченной траве она практически потерялась. Минут двадцать мы пробирались между поваленными деревьями, вывернутыми из земли корневищами, разных размеров каменюгами. Наконец, снова выбрались на тропу. Тем временем прошел ещё час. На ближайшей полянке остановились передохнуть. На этот раз отдых был чуть продолжительней, но только чуть.
Небольшой водопадик на Хургутах

Удручающая взор гарь сменилась вполне идиллическим пейзажем. Посреди поросших лесом горных склонов журчит, играет солнечными искорками прозрачный поток Хургутов, под ногами, пробиваясь сквозь мох да траву, мягким ковром стелется брусничник, вдали, меж веток, уже проглядывают голые макушки скальных пиков. Ни один настоящий фотограф не останется равнодушным, взирая на такую благодать. И Слава не исключение. Мы с Мишкой немного убегаем вперёд и останавливаемся возле живописного водопадика. Едва я закурил, как Слава уже догнал нас, сделал пару кадров и:

– Ну что, пойдём?

– Сейчас, Слава, докурю.

– Только что же отдыхали.

– Отдыхать-то отдыхали, только я не курил.
Цветное русло Хургутов

Не думаю, что аргумент был убедительным, однако я получил ещё тридцать секунд передышки.
Лес начал редеть

Мы поднимались всё выше и выше. Лес потихоньку начал редеть, а силы мои меня покидать. Совершенно неожиданно Слава предложил перекусить. Я кушать не хотел.

– Давай ещё немного пройдём. Тут река слишком шумит, – раскритиковал я Славино предложение.

На самом деле, шум реки меня мало волновал. Главное – теперь я владел инициативой. Как только идти станет совсем невмоготу, я смогу без ущерба для собственного авторитета предложить остановку. К тому же, по прошлому опыту я знал за собой, что после перекусов идти совсем уж трудно.

Подходящее место нашлось довольно быстро. Уже без всяких отговорок я сбросил рюкзак, к слову сказать, совсем не тяжелый, и обессилено бухнулся рядом. Даже воду попросил набрать Мишу. Он, даром что опыта имеет немного, выглядел совсем бодрячком. Болтал без умолку, постоянно останавливался чего-нибудь заснять, потом быстро нас догонял и даже обгонял. Вот что значит регулярно кататься на велосипеде – и ногам тренировка, и дыхалке.

На перекус ушло минут двадцать, не больше. И мы уж опять мчимся дальше. Вернее, это Слава с Мишей мчатся, я же плетусь кое-как. В голове вертится фраза из анекдота – «Ну и лоси мне попались». Не знаете? Расскажу полностью:


Лезут в гору альпинисты – новичок, значкист, разрядник и инструктор.
Новичок: "Щас сдохну. Щас сдохну".
Значкист: "Вот дойду до того камня и сдохну".
Разрядник: "Щас дойду до вон того камня, и если не сдохнут они, то сдохну я".
Инструктор: "Ну и лоси мне попались – хоть бы сдох кто-нибудь, что ли".


С такими «весёлыми» мыслями я продержался ещё часок. Правда, немножко подотстал, но только немножко. Иду и вижу – на бугорке сидит Слава, Миша уже бегает с фотоаппаратом, щёлкает направо, налево. Отдыхают, в общем. Собрав в кулак остатки воли, я забрался на этот бугор и рухнул, как подкошенный. А времени-то всего первый час. Это сколько же ещё идти! Радует только, что граница леса уже совсем близко, а, значит, и до перевала немного осталось.
Зимовьё на границе леса

Повалялся я минут пять, и пошли мы дальше. Почти сразу наткнулись на старенькое зимовьё. Слава с Мишей остановились поснимать, а я ждать их не стал. Дай, думаю, оторвусь немножко, да отдохну ещё чуток.
...а я ждать их не стал...

Хватило меня метров на триста. Забрался на очередной уступ и сдох – дыхание учащённое, пульс под двести – в уши долбит, перед глазами чёртики пляшут. Ну дед-дедом. Валяюсь я на травке, глаза сами закрываются, ещё чуток и вовсе отключусь. А отключаться нельзя – трава высокая, не заметят меня, ой, не заметят. Поднимаю голову – ну точно, идут и даже в сторону мою не смотрят.

– Вот так друзей и теряют, – говорю.

А они глянули на меня и дальше идут. Да и чего им не идти? На вид-то и не скажешь, поди, что в таком здоровущем мужике уже к обеду сил не осталось! Стиснул я зубы, встал, напялил рюкзак и поплелся следом. Иду, а самого аж колотит, да по сторонам, как пьяного мотает. Нет, думаю, как хотите, а я дальше идти не могу. Выбрал местечко пооткрытей и свалился.

Лежу и думаю – что же это со мной? Вроде не было раньше таких уж проблем. Ан нет, вспоминаю – было.

Звонит мне как-то братец двоюродный и говорит: Выступи, мол, за нашу контору на соревнованиях по плаванью. А плаваньем я семь лет отзанимался. Это если детский сад считать. Результатов особых не добился, но в институте на меня смотрели, как на ихтиандра. То есть плавать умею. Ну, я и согласился.

Проплыть нужно было каких-то пятьдесят метров. В своё время у нас такой дистанции вовсе не было. Сотку проплывали не запыхавшись. Ну, думаю, сейчас дам гари. Ныряю и айда руками махать, ногами бултыхать. Проплываю двадцать пять, разворачиваюсь и обратно, к финишу. Уже у красной линии, когда плыть осталось метров десять, понимаю, что силы кончились. Прямо, хоть на дорожку вешайся. Ну, догрёб всё-таки, а на бортик вылезти не могу! А в детстве-то никак понять не мог – чего это на соревнованиях спортсмены по лесенке вылезают – не выкладывался никогда. Выбрался я тогда, доковылял до душевой, а сам бледный, в голове туман и ноги подкашиваются. Час потом отходил.

Дыханье наконец успокоилось, а вот сердце всё колошматит, как отбойный молоток. Я, уж, за здоровье своё переживать стал. Но и сердце успокоилось. Лежу, кайфую. На мягком ковре осенних трав сухо и уютно. Солнышко ласкает своими тёплыми лучиками. Благодать! Я даже задремал немножко. Только сквозь дрёму мысли всякие лезут. Чего там мужики? Не потеряли? Не матерят меня? Разлепил я глаза, сел. Вроде полегчало. Ладно, надо идти. И так уже минут двадцать валяюсь.

Оказалось, что товарищи мои терять меня и не думали. Щиплют себе ягоду в какой-то сотне метров. Подхожу, оправдываюсь:

– Сердце под двести колотит.

– А что такое? – с участием спрашивает Слава.

– Не знаю.

– Может от резкого набора высоты?
Впереди - перевал Хургутский

– Да вряд ли. Раньше никогда такого не было. Я думаю, что оттого, что не высыпался двое суток к ряду.

Мне дали ещё пару минут и пошагали дальше.

Часа через полтора добрались к перевальному взлёту. Я опять отстал, но терпимо. Присели, перекусили, пофотографировали. Поразглядывали возможные варианты прохождения гребня. Здесь, левее нужного нам кулуара есть ещё один. Выглядит вполне приемлемо. В восточной части цирка угадывается перевал Молодежный (Хургуты Вост.) – тоже единичка Б. Но Хургутский всё же пооптимальней.

Перевал Хургутский
Перевал Хургутский Восточный
Вид вниз на долину Хургутов

– Ну что, пойдёмте, – опять берёт инициативу Слава.

И мы пошли. Впереди, аки козлик, скачет Миша, за ним Слава, ну и я, конечно. Подъём на перевал идёт по дну не очень широкого кулуара – метров двадцать внизу и до пяти наверху. Дно кулуара представляет из себя малоподвижную осыпь крутизною около тридцати – тридцати пяти градусов. На самом верху, чтобы вылезти на седловинку, нужно пройти небольшой каминчик, но лазанье очень простое и специальных навыков не требует.

Миша, даром, что на перевал такой категории идет впервые, несётся изо всех сил. Видать очень хочется первым взгромоздиться. Когда до камина ему оставались считанные метры, из-под ноги вылетел камень размером с добрый кирпич. Как не учил я его сначала кричать, а потом вокруг смотреть, Миша вначале удостоверился, что за камнем наблюдает Слава, и только потом проорал:

– Женя, камень!

Я к тому моменту уже сам всё увидел и сидел в сторонке, наблюдал, как камушек пролетает мимо. Хорошо – расстояние между нами приличное.
На седловине

Погода испортилась
Пока лезли на перевал, испортилась погода. Солнце спряталось за тучки, подул ветер. Правда, ветер на седловине – это нормально.

Кстати о седловине: она представляет из себя довольно узкую, покатую площадку; одновременно наверху может находиться не больше пяти – семи человек; об установке палатки не может быть и речи. Впрочем, даже гипотетически трудно представить, что в этом может быть смысл. Высота перевала – 2780 метров, а ночевали-то мы на тысяче! Не хилый, однако, перепад.

Особо не задерживаясь, Слава полез вниз. Надо сказать, что с этой стороны перевал несколько сложней. От самой седловины нужно пройти довольно крутую, порядка семидесяти – восьмидесяти градусов, стеночку. Высота её невелика – метров пять, зацепов и всяких «ступенек» хватает, но сыплет прилично. После стенки спуск выполаживается и идет по осыпи, опять же, средней подвижности, крутизною около тридцати пяти градусов.
Повесил петельку, продёрнул верёвку...

Я рисковать не стал. Подождал пока Слава пройдёт стенку, повесил петельку, продёрнул верёвку и безо всяких, правда, спусковин, отправил вначале Мишу, а уж потом слез сам.

Пока сматывал верёвку, начался небольшой дождик. На спуске опять отстал. И Слава, и Миша уже сидели внизу, а я не прошёл ещё и половины. И в нормальной-то кондиции я на спусках торможу, а тут и вовсе еле полз. Мокрые камни скорости тоже не добавляли. Ещё и упал пару раз – к счастью, без последствий. В общем, дожидались они меня минут двадцать. Даже дождик успел уже кончиться.

– Задубели, поди, ждать меня?

– Да уж, – отзывается Миша.

– Ну что, пойдём, – развивает мысль Слава.

– Вы идите, тут, вроде, теряться негде. Я покурю и тоже пойду.
Разглядываю перевал

Это будет первое место ... 1Б
Сижу, разглядываю перевал. Не так-то просто его определить с этой стороны. Пожалуй, если смотреть от самого конца ущелья, то это будет первое место (по левую руку, если вы пришли снизу), где подъем можно классифицировать на 1Б. У всех прочих вариантов подъёма наверху стеночки, а у этого снизу стенка не просматривается.

Покурил я, поразглядывал, да и пошел. Минут через двадцать добрался до поджидавшего меня Славу.

– А где Мишка?

– Да он срезать решил, вон идет.

Миша, видимо, считает, что оптимальный путь – это прямой путь и, в этой связи, вначале решил подрезать левый берег, а когда река вильнула, то пошел резать правый. Но только зря вылезал на косогор. Когда оттуда пришлось, наконец, спускаться, даже грохнулся.

Не признаёт молодость авторитетов. Не желает плестись в хвосте у мудрых аксакалов. Только собственными синяками да шишками приобретает она опыт и знания. Ну да главное, чтобы на пользу шло. А сил на эксперименты у Мишки достаточно.
За Ара-Ошеем - перевал Связочный

Между тем, дошли уже до зоны леса. Я бы с удовольствием тут и остался ночевать. Вода есть, дров полно, виды завораживают. Ещё и ягода попадается. Но Слава рвётся к Ара-Ошею. Перед походом он посмотрел прогноз погоды и утверждает, что уже послезавтра начнутся дожди. Причём, в том, что они начнутся, у него нет никаких сомнений. Мне бы такую веру в прогнозы, особенно когда обещают солнышко и тепло.

Впрочем, даже, несмотря на отсутствие тропы, идется довольно легко. Ещё бы сбросить с себя усталость и совсем бы хорошо было.

Примерно в километре от Ара-Ошея наткнулись на чудо-каньон. Ручей выточил себе узкий коридорчик прямо в монолите. Но этого-то добра хватает. Чудо заключается в том, что коридорчик кончается колодцем! Вода, ещё секунду назад беспокойно бурлила, пенилась, плевалась, а тут – плюхнулась вниз и вдруг замерла, успокоилась, видимо, сама удивляясь своим проделкам. Сверху даже и не понять – куда она там девается?

Пока я снимал это чудо на видео, Слава с Мишей отыскали ягодную делянку и принялись пополнять запасы витаминов. Даже когда меня дождались, ещё минут пять не могли оторваться. Идти-то осталось – сущая ерунда. К тому же тропинка объявилась.
Ара-Ошей

Ара-Ошей предстал перед нами огромной каменной пустыней. Его русло в этом месте имеет ширину метров триста! На фоне узенького ручейка, в виде которого сейчас предстала перед нами река, даже трудно представить, что бывают моменты, когда всё это пространство залито водой.

Но и этот ручеёк по камушкам не перескочишь.

– Это только одна из проток, – предупреждает Слава, – дальше ещё будут.

Мы переобуваемся в тапки и идём бродить. Вода леденющая. Слава богу, что хоть глубина маленькая – едва выше щиколотки, и теченье слабое.

Прошли протоку и идём дальше – к следующей. А следующей нет. Слава аж глазам своим не верит. Так в тапках и шлёпали через всё русло. Переобулись, только когда совсем сомнений не осталось.

А время уже девятый час. На первой же подходящей полянке остановились на ночёвку. Пока Слава ставил палатку, мы с Мишей успели насобирать дров и развести костёр. А тут уж и стемнело – ужинали с фонариками.


Утром Слава меня пожалел, и встали мы только в восемь. Быстренько позавтракали, а в девять уже вышли.

Я полагал, что сегодня нам предстоит только перевалить на Левый Ара-Ошей, подняться в его верховья и разведать новый перевал – конечно, если будет, что разведывать. В общем – ерунда! К тому же от разведки, в случае плохого самочувствия, я мог бы уклониться. Но вышло всё несколько иначе…

Ущелье, в котором находится перевал Связочный (н/к), было видно прямо с места нашей стоянки. Ручей, стекающий из-под перевала, подперт слева порядочным бугром. Можно было попытаться его подрезать, но мы сочли за благо обойти. Так что вначале прошли вверх, вдоль берега Ара-Ошея и только потом повернули к цели. Сразу начался основательный набор высоты.
Траверс склона
Пока были в зоне леса, ещё ничего, но потом пришлось траверсировать очень крутой, порядка сорока градусов, левый борт, де ещё и продолжать подниматься. Правый борт выглядел не лучше, а даже, скорее, хуже. Вот вам, батенька, и н/к! Ещё и травой всё позаросло – скользко. Одно неверное движение и полёт к воде, метров, эдак, на пятьдесят – обеспечен. Благо, опасный участок был не очень длинным.
Каменная долина

Вылезли на перегиб, а перевалом-то и не пахнет. Открылась перед нами широкая каменная долина – ни единого деревца, только островки саган-дайли, верблюжьего хвоста, да прочих кустиков-травинок. Только всё равно красиво! Уже без всяких трудностей добрались до перевального взлета. Он действительно некатегорийный.
Перевальный взлет
Так что с классификацией никто не напутал. Вот если бы подходы к перевалу учитывались, то 1А дали бы без всяких сомнений.

В туре нашли погрызенную кем-то записку. В том числе автор не забыл пожелать: «Поменьше таких н/к!». Слава сказал, что автора он знает и записку забрал себе. Интересно, сколько времени на Связочный ушло у предшественников? Мы от места ночёвки шли два часа – это включая два или три небольших перекура.
Вид назад, на долину Ара-Ошея

Вниз идти не торопились. Солнышко светит, теплынь, даже ветра нет – чего торопиться? Залезли на небольшой пупырёк, разломали шоколадку. Красота! Жаль только, что окружающие перевал вершины загородили обзор. И забраться на них не то, чтобы просто. Уж времени точно много займёт. Ну да ладно, не вечно же здесь сидеть! Айда вниз!
Водопадик

В эту сторону совсем всё просто. Причём можно даже двумя вариантами идти. Посреди склона торчит, условно говоря, контрфорс. По обеим сторонам от него кулуары с ручьями. Слава, к моему удивлению, пошел правым. Иду и думаю, – может, он раньше здесь был? Может, на левом сбросы какие, а отсюда не видно? Тут дошли до водопада. Не очень высокий, правда, и обходится легко, но всё равно непонятно. Когда вышли на ровное, я стал забирать влево.

– Женя, ты куда? – кричит Слава.
Перевал Связочный со стороны Левого Ара-Ошея

– Как куда? Разве это не Ара-Ошей (левый)? Или я что-то не понимаю?
Вид с Левого Ара-Ошея на цирк перевала Связочного

– Ара-Ошей, конечно, только я думал до леса спуститься и там заночевать.

– Зачем? Газа полно – как-нибудь обойдемся без костра.

– Да нет, я просто не был здесь. Хотел посмотреть сходить.

– А потом опять сюда возвращаться?

– Ну да.

– О, нет, Слава. Я пас. Вы, если хотите – идите. Я здесь подожду. А то потом опять высоту набирать.

– Я тоже вниз не хочу, – неожиданно поддержал меня Миша.

– Слава, ты бросай рюкзак да иди, если хочешь. Мы, сколько надо, столько и подождём.

На том и порешили. Слава оставил нам рюкзак, а мы прошли немного вверх по речке и развалились на травке.

Рюкзак Славин с собой, конечно, прихватили. А он у него совсем не лёгкий. Вроде всё общественное поровну делили – чего он туда напихал? Я было подумал предложить ему потом что-нибудь мне отдать, но как представил его, с лёгким-то рюкзаком, так сразу и понял – не угонюсь!

Ходил он совсем недолго. Может, минут двадцать. Только мы разнежились, только я ботиночки снял да сигаретку выкурил, как слышим – кричит. Дело в том, что мы ушли чуть-чуть за бугорок, и Слава нас потерял. Кричим в ответ – не слышит. Подскочил я, пошел на крик и вижу, он уже по косогору бегает.

– Вы чего ушли? Там же, договаривались, ждать будете.

– Виноват, – говорю, – хотел кулуар получше рассмотреть.

– Извини, Слава, – вторит мне Миша.

– А чего не отвечали, когда вам кричал? – не унимается Слава.

– Мы орали! – отвечаем мы уже хором.

– Я не слышал.

Это немудрено. Речка шумит, бугор экранирует – я и сам его крик еле расслышал.

– Ну что, идем?
Вдоль речки

Да, отдых у Славы явно не в чести. Не успел я ещё ботинки зашнуровать, как он уже умчался. А так поваляться хотелось…

Миша, по своему обыкновению, лёгких путей не ищет и попёрся зачем-то вверх. Видимо решил траверсом левого борта подниматься. Я, вслед за Славой, отправился вдоль речки. Дохожу до моренной ступени. Слава уже поджидает.
Две седловинки - хорошие кандидаты в перевалы

– Ты видел тот кулуар-то? – спрашиваю.

– Видел.

– Мне кажется, это единственное место, где тут можно перевалить. Правда, выглядит не меньше, чем на 1Б.

– Да он нелогичный совсем. Смысла в нём нет – сильно близко к Связочному.

Пожалуй, с этим трудно спорить.

– А Мишку не видел?

– Нет. А куда он пошел?

– Да он поверху ломанулся, странно, что не видно до сих пор. Давай подождём, а то мало ли. Ногу, чего доброго, подвернёт – ищи его потом.

Ждать пришлось недолго. Через пару минут Миша появился в поле зрения и направился в нашу сторону.
Открылся цирк...
Идём дальше. Вылезли на ступень и нашим взорам открылся практически весь цирк. Только левый (п/х) угол чуток не просматривается. Замыкается ущелье невысоким ровненьким хребточком, практически без единого жандарма. Подняться можно почти в любом месте. Справа (п/х) явно наиболее простой участок.
Волга
Там находится перевал Волга (1А).

– Слава, как идти думаешь?

– Поднимемся на гребень, а потом пройдём траверсом.

– Что-то недолюбливаю я траверсы – так врюхаться можно!

– Да видно же, что жандармов нет.

– Ну, дай бог!

– В крайнем случае, можно спуститься на ту сторону, а потом, уже снизу, пойти на Фантазию (1Б).
Можно и совсем налево идти

Мы стали забирать левее, поднялись на небольшую площадочку и тут обнаружилось, что можно и совсем налево идти – напрямую к Ара-Ошею пробраться. Лишь бы с той стороны спуститься можно было. Слава ушел в отрыв, даже прыткий Миша за ним не поспевает. Ну, а я, как всегда, в хвосте. Лезу и думаю – хоть бы со спуском повезло. Чуть Богу молиться не принялся – так мне траверс идти не хотелось. Уже на последних метрах спрашиваю:

– Ну что, впадать в отчаяние?

– В смысле?

– Ну, как там со спуском?

– Да всё в порядке, – успокаивает Слава.

Вылезаю и правда – вниз уходит простенький осыпной склон. Типичная единичка А. Счастью моему не было предела! Давненько я такого не испытывал. Пожалуй, с тех самых пор, как взобрался на первый свой перевал – Аршанский. Как же это было замечательно – увидеть всё сверху, подобно птице! Своеобразное воплощение мечты Икара. А теперь – первый мой первопроход! Нужно скорее придумать название.

Увидеть
всё
сверху

– Я предлагаю назвать в честь Стрелюка. Очень уважаемый товарищ, так много сделал для туризма, с детьми занимается, а перевала в его честь до сих пор нет.

– Вроде в честь живых не принято называть, – осёк меня Слава.

Я желаю Леониду Евгеньевичу здоровья и долгих лет жизни, и пусть, в таком случае, его именем никогда не назовут перевал.

– Ну, хорошо, давайте другие варианты. Только не по имени рек, как ты обычно это делаешь.

– Это какие?

– Ну, Угутэрэ, Домышева – кто это вообще такой?

– Да какая разница кто? Если там с одной стороны озеро Домышева, а с другой речка Домышева – как его ещё-то называть?

– Ну, ладно, только этот Араошейским называть не будем.

Слава предложил назвать Высоким, я Радостным или Счастливым. Мишины придумки оригинальностью, к сожаленью, не отличались. В том смысле, что их уже носят другие саянские перевалы. Все варианты были забракованы.

– Я предлагаю пока сходить на ту вершинку, – Слава показал на узловую точку, в которой сходились три гребня.

– Я пойду, только докурю и пойду.

– А я нет.

– Да ты что, Миша, потом жалеть будешь. Я тебе точно говорю.

– Да чего жалеть-то?

– Ну смотри. Вообще-то, оставайся. Тур пока сложишь. У тебя это здорово получается.

Когда этим летом мы были на Байкальском хребте, Миша под горой Черского, от нечего делать, соорудил настоящую башню! Метра два высотою – не меньше.

– Не, ладно, я тоже пойду.
Надвигается гроза

Путь на вершинку совсем простой. И от перевала нашего очень близко – метров полтораста. А вот траверс в сторону Фантазии, как я и предполагал, не без сложностей. Без верёвки точно бы не обошлось. Сам перевал просматривается почти полностью, только седла не видно. Со стороны Бого-Хонголдоя проблемы вряд ли возникнут, а вот с другой, вроде, есть невысокая стеночка – единичка Б железная. Так что, в случае затруднений с Фантазией, добро пожаловать на связку нашего перевала и Волги.

Только имени до сих пор нет. Мы уже и с вершинки вернулись, и тур сложили, и Слава даже записку начал писать, а названия всё нет.
На перевале

– Есть пакетик под записку?

– Да ну, пакетик. Есть баночка отличная! Я сейчас специи высыплю и туда положим. О, давай Пряным назовём.

– Может, Перец?

– Ну, пусть Перец будет, – соглашаюсь я.

Миша тоже не возражает. Мне не очень нравится, но дольше здесь находиться уже просто нельзя. Вот-вот начнется дождь.
Вот-вот начнется дождь

Первые капли зашлёпали, как только мы начали спускаться. Через некоторое время повалила снежная крупа. А тут ещё неожиданная проблемка – с перевала мы спустились в маленький висячий цирк, а дальше всё как-то сурово. Сбросики кругом. Пока Слава с Мишей зачехляли свои рюкзаки, я сунулся вниз по травяным полкам, чередующимся скользкими камнями. Только в самом низу пришлось прыгнуть – неприятное местечко. Отхожу немного, оглядываюсь – а ведь это, пожалуй, самый простой путь. И как он мне так сходу подвернулся?
Тучка улетела прочь

Пока выбирались к Ара-Ошею, оросившая нас тучка улетела прочь. На склоне насобирали сухих веток тальника. Их почему-то чуть ли не больше, чем живых. Зато нам хорошее подспорье – спускаться до леса желания не возникает. Завтра нам на Улангольский, а он точнёхонько напротив нашего распадка.
В последних лучах солнца

Среди груды камней отыскали крохотную полянку. Я помог Славе поставить палатку. Среди камней устроили таганок. Пшеничную кашу, которую я варил, изголодавшие товарищи норовили скушать ещё неготовой – кое-как отбил. В честь первопрохода откупорили бутылочку водки.

– За Перец! Чтобы почаще его навещали и рук да ног не ломали! – такой был первый тост.

– За командира! – предложил я второй.

– А это у нас кто? – скромничает Слава.

– Ты, конечно! А что – есть сомнения?

– Ну, спасибо.

Только мы заскребли ложками уже об пустые плошки, только перешли к чаю, как припустил дождик. Эх, а так ещё у костерка посидеть хотелось.


Утро выдалось пасмурное. Дождик то утихал, то припускал вновь. И просвета этому не видно – всё небо затянуто.

Прямо в палатке раскочегарили горелку, приготовили кашу и чаёк. А дождик всё-то не унимается. Из палатки даже нос высовывать неохота.

– Ну, чего сидеть? Надо собираться и идти, – получаем мы директиву от командира.

И он совершенно прав. Дожидаться абсолютно нечего – солнце может появиться и через неделю.
Посыпала снежная крупа

Без особых проблем переправились через речку. Тут посыпала снежная крупа. Слава остановился одеть гамаши и мы с Мишкой ушли вперед. Идем, беседуем – прямо, как в парке каком-нибудь. Миша делится своими впечатлениями от похода. Всё ему понравилось – и горы, и реки, и перевалы, и то, что шли мы так быстро. В общем – всё! Даже дождь со снегом не портят впечатления.

А, между тем, снег сыплет нешуточный. Идём, как сквозь кашу манную пробираемся. Ни черта вокруг не разобрать. Хорошо хоть к взлёту перевальному успели при хорошей видимости подойти. А то ещё блудануть не хватало. Накануне мне казалось, что перевал очень высокий. К тому же перед самым седлом довольно крутой. Так что сейчас я всё жду – когда же станет круто? И настроился, что подъём ещё долгим будет, а тут вдруг выполаживание началось. Ба! Да это же седловина! Вон и тур имеется. Попытался отыскать в нём записку, но руки в снегу быстро окоченели, и от затеи пришлось отказаться. К тому же ветер дует неслабый – надо поскорее сваливать отсюда.

– Пойдёмте вниз, а. Я чего-то задубел уже.

Возражений не последовало.

– Женя, ты только левее иди, – наставляет меня Слава, – может справа тоже спуск есть, но это не точно – снизу не просматривается, могут сбросы быть. А здесь мы ходили – нормально.

Только мы начали спускаться, как прекратился снег, ветер утих и солнышко, распихав тучки, заглянуло в долину. Мы даже вниз спускаться не стали. Прямо посреди склона устроились отдыхать. Слопали по ириске, а Слава расчехлил фотоаппарат и заснял открывшееся великолепие.
Великолепие

Меж величественных хребтов, одетых в легкомысленные, белоснежные кружева, струится тонюсенький ручеёк чистейшей воды.
Да это же мы с Мишкой позируем
Пузатые тучи, утомившись от полётов, присели на макушки острых пиков. Ой! А это кто? Да это же мы с Мишкой позируем!

Вдоволь налюбовавшись, нафотографировавшись, пошли дальше. Речка, вдоль которой мы идём, на карте подписана, как «Ула-Гол», но это, скорее всего, неправильно. Нужно говорить «Улан-Гол», то есть «Красная Река». И действительно, камни вдоль её берегов выкрашены в красный цвет. И не то, чтобы пятнами, а сплошь, на протяжении всего верховья, а может и дальше.

Примерно через час, как только мы присели перекусить, снова начался дождь. Перед самой границей леса встретили лошадок – мамашу и жеребёнка. Они встрече явно не были рады. Поглядывая в нашу сторону, стали убегать вниз по тропинке. Мы, хоть и не имели цели их преследовать, шли им вслед. Так и добрались бы до Хойто-Гола вместе, кабы не крутой спуск, преодолевать который лошадки явно не стремились. Отбежали в сторонку.

Сразу после спуска тропка, из едва проглядываемой, превратилась в торную. Свежие завалы деревьев пропилены, а если нет, то уже намечены обходы. На крутых спусках, которые тут в достатке, тропа идет серпантинами. В общем, очевидно, что пользуются ею часто и, скорее всего, местные жители, а не только туристы. Ближе к долине тропа траверсом уходит через водораздел на восток.
Видны следы пожара
Здесь видны следы, видимо, прошлогоднего, пожара. На водораздел огонь, вроде, не забрался, а вот ближе к соседней речке Кхер полыхало будто месяц назад. Тропу всю завалило и пришлось нам продираться через кусты да овраги. Самое удивительное, что внизу следов пожара не обнаружилось. То есть предположение, что это дело рук поджигателей травы, не оправдывается. Ну да, по мне, любой мотив не оправдание – руки бы повыдирать паразитам.

По бестропью продирались чуть ли не час. Наконец тропинка снова отыскалась, причём уже совсем широкая – чуть не дорога. Недалеко от Хандагай-Убура наткнулись на какое-то ритуальное местечко. Здесь куча деревьев повязана широкими лентами. Повязаны не ветки, а стволы – раньше с таким не встречался. Сам Хандагай-Убур на карте обозначен, так же, как его больший сосед Хойто-Гол, но, по словам Славы, называется именно так, что переводится, как «Лосиный Холм».

Не останавливаясь, идём дальше. Вообще сегодня передышки свелись к минимуму. От самого старта их было всего пять. А в связи с тем, что дождь почти не прекращался, посидеть удалось только дважды. Да и то, по паре минут всего.

В Хойто-Голе попытались договориться, чтобы до Ниловки подвезли нас на жигуленке, только тщетно. Идём пешком, тормозим попутки, но ломят все по пятьсот рублей! Это притом, что ехать всего километров десять, а довезти надо меня одного (я бы за мужиками на своей машине вернулся).

А как гудят ноги. Боже! Каждый шаг отдаётся тупой болью в коленях, подошвах, икрах – в каждой мышце, каждом суставе. Кажется, ещё немного и упаду, не выдержу. Только когда прошли от Хойто-Гола до Ниловки едва ли не половину, остановился мужик на УАЗике. Довёз нас всех за сотню. Причём не просил денег вовсе – я сам предложил.

Неужели всё? Неужели дошли? Кончился этот саянский блиц? Позади остались реки и перевалы, вершины и долины, солнце и снег. К ночи будем дома. Заберусь в душ, под струи тёплой воды, усну на мягкой кровати. И останется только вспоминать – как всё это было.

– Понравилось ли мне? Пойду ли ещё? – спрашиваете.

Конечно, пойду! Как вообще без этого можно жить. Ну, вот вам, разве не захотелось в дорогу?

Вячеслав Петухин
Рензин Евгений
Скудаев Михаил

Фото Вячеслава Петухина и Евгения Рензина


Евгений Рензин


Страница 1 из 2: 1 2Следующая
Sergey VХодите почаще таким составом, тогда и фотографии будут шикарные и текст, которого от Вячеслава никогда не дождешься :-)
30.11.2007, 16:06:10 |
Влад ВоробьевХороший рассказ, спасибо Женя! Ну вот уж не поверю, чтобы ты так уставал :) Мише привет.
01.12.2007, 23:13:13 |
Zoolyну вы ребята даете!)
Я бы точно сдохла на таком маршруте.
03.12.2007, 04:04:10 |
Василий Татаринов

ну вы ребята даете!)
Я бы точно сдохла на таком маршруте.



Евгений ещё молодец... Я бы точно за ними до зимы не угнался;-)...
03.12.2007, 04:11:37 |
Sergey VЯ в связи с этим рассказом вспомнил, как однажды случайно оказался попутчиком одного известного туриста, Толя его зовут. Сначал легко бежал вприпрыжку впереди вдоль Слюдянки до Горелой.. Потом на подъеме к Казачьей из последних сил все же удержался за ним. А на подъеме от ГМС хватаясь за сердце и прочие места напрочь отстал.. На спуске же бегом нагнал Толю. Он спокойно и размеренно шел с одной скоростью и вверх и вниз. Толя меня пригласил пойти с ним на кругосветку и я какое-то время раздумывал. К Чертовым воротам все вопросы были сняты. Я был "готов" полностью. Так я узнал как ходят мастера.. они ходят небыстро, но с постоянной скоростью.
04.12.2007, 13:18:51 |
Sergey Vвот этот диалог очень понравился:

– Женя, ты там собираешься в поход СБЕГАТЬ?

– Ну да.

– Я бы СХОДИЛ..
04.12.2007, 13:20:28 |
Алексей МисюркеевХороший темп. Довольно неплохие переходы, и маршрут очень интересный. Евгений, на выходах с гор, когда идешь по этим дорогам, всегда начинают чувствоваться всякие мозоли, ушибы и прочие болячки, о которых на маршруте просто забываешь. И идти всегда по дорогам лом.
04.12.2007, 14:22:01 |
Евгений РензинСогласен с вами, Алексей. В смысле дорог. Только мозолей я уж давно не набивал и другие болячки меня обошли. Дело тут, в большей мере, в том, что в последний день мы прошли 26 км, и это без учёта перепада высот (измерял Google`м), и при этом практически без отдыха - дождь, блин, не давал. Так что ноги мои ещё на тропе начали проклинать хозяина:)

Кстати, друзья, я боюсь вы превратно истолкуете поведение командира, мол, летел вперёд без оглядки на "слабое звено". Так вот, это ни в коей мере не соответствует действительности. Слава ни разу не отказал мне в передышке и не сетовал на мой слабый темп. Более того, всегда дожидался, когда я притащусь, отдохну и соизволю наконец идти дальше. Если он когда-нибудь предложит мне составить ему компанию - с удовольствием соглашусь! А что касается района Хамар-Дабана, так даже рассчитываю на это - плохо знаю тропы (не был на пике Черского!), а без них, придётся по стланику лазить.
05.12.2007, 00:16:13 |
yuriy kuznetsovЧитать этот рассказ мне не просто, слишком много задевается в душе и сложные чувства обуревают. Восхищение, белая зависть, грусть от осознание того, что мне уже вряд ли удастся походить также. Перестали ходить мои прежние товарищи, а главное отсутствие времени. Хотя я уже давно на пенсии, но продолжаю работать, да ещё и считать это большой удачей, увы. Тридцать пять лет назад, в свой последний сезон в а/л "Безенги", мы бравые, полные сил и задора спортсмены втретили супружескую пару возраста далеко за 60, которая шла через кавказские перевалы. И тогда у меня родилась мечта, как мы сженой выйдя на пенсию перестанем мотаться по альплагерям, а будем вот также ходить куда и где захочется. Кто же знал, что грянет перестройка. Это на советскую пенсию можно было жить безбедно и ездить на Кавказ и Памир.
А радует меня то, что не исчезает непоседливое, любознательное, остро чувствующее красоту природы племя людей.
05.12.2007, 09:31:53 |
И. ФефеловВспомнилось тут, как дядя мой с приятелями во студенчестве (в начале 60-х) однажды сходили из Сухуми до Карачаевска через Клухорский перевал с какими-то еще радиалками по верху хребта. Видел фото.
05.12.2007, 17:44:51 |
Вячеслав Петухин
Вот, кстати, что же я увидел на Левом Ара-Ошее.
Дело вот в чём. На хребтовке Тункинских Гольцов Л. Стрелюка на всей верхней части Левого Ара-Ошея показан один большой каньон. На карте же (километровке) никакого каньона нет. Наоборот, там показано подболоченное русло. Мне давно было интересно, что же там на самом деле. Попытки расспросить тех, кто там бывал ни к чему не привели. Говорили примерно так: "Ну есть там каньон..." и никаких деталей. Вот теперь убедился, что практически никакого каньона нет. Только небольшой участок (не просматривающийся здесь).

И как результат: исправил схему Тункинских Гольцов. Исправления касаются: Левого Ара-Ошея, Аршанского перевала (он был немного не там) и тропы на Улан-Гол. Ну и ещё кое-где по мелочам.
05.12.2007, 19:58:42 |
Евгений РензинЧто-то я не заметил исправлений на Левом Ара-Ошее - каньон на месте.
И те места, которые на притоке от Улангольского изображены, как каньон, я бы тоже подправил: возле водопадика (которого мы не видели (потому как шли выше) каньон бы оставил, а вот то, что изображено повыше - убрал. Там просто крутой берег, насколько помню, но забраться на него можно легко. Дальше изображен прижим с левой (ор) стороны - это правильно. Помнишь, тебе наконец пришлось забраться наверх, чтобы его обойти.
Тропу на Улангольский я бы изобразил там, где шли мы с Мишкой. Там её хоть и не было (кажется), но идти там точно удобней, чем по руслу, по камням.
05.12.2007, 20:30:57 |
Вячеслав Петухин

Что-то я не заметил исправлений на Левом Ара-Ошее - каньон на месте.


Женя, а ты кнопочку "Обновить" нажми - он исчезнет. Графические файлы - статические, поэтому они кешируются.

И те места, которые на притоке от Улангольского изображены, как каньон, я бы тоже подправил: возле водопадика (которого мы не видели (потому как шли выше) каньон бы оставил, а вот то, что изображено повыше - убрал. Там просто крутой берег, насколько помню, но забраться на него можно легко.


Нет, там всё-таки тоже есть каньончик. Правда, небольшой. Можно, наверное, поменьше его нарисовать. Вы-то вообще в том месте в стороне шли. Это я рядом с руслом.

Тропу на Улангольский я бы изобразил там, где шли мы с Мишкой. Там её хоть и не было (кажется), но идти там точно удобней, чем по руслу, по камням.


Идти удобнее, если стартовать _выше_ устья притока с перевала. А чаще, всё-таки снизу ходят. Тогда можно срезать как показано на схеме. Уже плохо помню, есть ли там действительно тропа. Но, вполне возможно, какие-то намётки тропы есть.
05.12.2007, 20:45:21 |
LynceanОчень славный рассказ! Живой такой! Спасибо, Евгений. :)
08.03.2010, 03:14:08 |
Надежда СтепанцоваХорошо наваял, Женя! С юмором, с самоиронией. Народ виден живьем - и Слава с его "лосиностью" и непробиваемым спокойствием, и "Мишка" - бодрячок-сангвиник и ты...
Как хорошо я тебя понимаю! ;-)))
08.03.2010, 14:10:28 |
Евгений РензинСпасибо, девушки!
Надо будет перечитать, а то не помню уже, за что это вы меня хвалите:))
08.03.2010, 16:30:56 |
Ирина ДмитроченковаВот это поход! Грандиозно!
Начала смотреть с Маттерхорна, и вон чего нашлось (раньше не читала)! Конечно, я понимаю, что туда добираются только вон какие люди:)! "Не то, что нынешнее племя: Богатыри — не вы!"
Очень хочется, всё равно, побывать там как-то...
12.08.2011, 12:42:45 |
Евгений Рензин

  Ирина Дмитроченкова:   Грандиозно!

Мне кажется, ничего особо грандиозного, кроме темпа, конечно, не было. Такой маршрут, пусть не за три дня, любой здоровый человек пройти может.
Кстати, в этом году, в июне, за 3,5 дня прошли сопоставимый маршрут (Ниловка, р. Хургуты, Молодежный, Прямолинейный, р. Архат, Хубутский, Ниловка). Опять без "лосей" не обошлось. В то же время, в группе была худенькая девушка, которая до этого ни на одном перевале-то не бывала, и толком не представляла, куда её эти лоси ведут, но всё достойно выдержавшая.

PS Да и темп, на фоне темпа К.Суханова (и ещё некоторых "монстров") вполне умеренный.
13.08.2011, 01:16:01 |
Ирина Дмитроченкова

  И. Фефелов:   из Сухуми до Карачаевска через Клухорский перевал


Ну, там всё проще. Мы ходили в обратную сторону - в Сухуми, потом на солнышке у моря лежали. Даже мой муж, у которого были проблемы с ногой, прошёл без особых затруднений...
А в Саянах растет куча адаптогенов типа маральего корня...

  Евгений Рензин:   в этом году, в июне, за 3,5 дня прошли сопоставимый маршрут (Ниловка, р. Хургуты, Молодежный, Прямолинейный, р. Архат, Хубутский, Ниловка)... без "лосей" не обошлось


Вот-вот!
Наверное, отчёт будет тоже интересный :)!
14.08.2011, 05:23:14 |
ольга киселеваИнтересно!!!Евгений,нескромный комент и рекомендация,сори.Вам необходимо сделать кардиомониторинг,в динамике-когда хорошо себя чувствуете и когда недомогаете.Это доступно и незатратно.Думаю,у вас был приступ параксизмальной наджелудочковой тахикардии,весьма, опасной.Есть приемы-вагусные пробы-восстановить ритм сердца,лучше и проще таблетки- верапамил гидрохлорид-по 80 мг-1 таб-это на экстренный случай -после приема-отдых,понижает артериальное давление,влияет негативно -на быстроту физических и психических реакций.Евгений-курить надо бросать-однозначно!!!Сори.
14.08.2011, 13:14:33 |
Страница 1 из 2: 1 2Следующая
Сообщения могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Для регистрации или входа на сайт (в случае, если Вы уже зарегистрированы)
используйте соответствующие пункты меню «Посетители».

На главную