Природа Байкала |
РайоныКартыФотографииМатериалыОбъектыТурыИнтересыИнфоФорумыПосетители

Природа Байкала

В середине XVII века впервые в истории российской дипломатии по мере освоения Сибири и Дальнего Востока возникла потребность в ведении переговоров с соседними государствами. В 1644 году в Пекине к власти пришла маньчжурская династия Цин. Тогда, в июне 1649 года, воеводой тобольским Василием Борисовичем Шереметьевым (в 1656 – воевода Смоленский, а с 1558 - воевода Киевский) был отправлен послом в Мунганскую землю к Цысану-хану и к зятю его Турукаю-Табуну для переговоров о выраженном ими желании вступить в "подданство великому царю" боярский сын Ерофей Заболоцкий. Это была первая российская миссия в Китай, закончившаяся трагедией на берегах Байкала. Необходимо отметить, что воеводы из Тобольска имели право вести внешние сношения с малыми государствами и княжествами, если это касалось присоединения новых земель к России.

Через 4 месяца Посольство Заболоцкого прибыло в Енисейск, где зимовало у воеводы Афанасия Пашкова и откуда выступило в дальнейший путь в июне 1650 года. Осенью Ерофей Заболоцкий достиг урочища Ссоры (современное село Посольское) за Байкалом, открытым незадолго перед тем русскими. Заболоцкий, в сопровождении сына Кирилла, подъячего Чаплина и нескольких казаков, вышел 7 октября 1650 года из дощаника (судна) на берег, но здесь он вместе со всеми своими спутниками был убит "брацкими людьми" (бурятами).

Гибель посла Ерофея Заболоцкого побудила воевод Тобольска и Енисейска пересмотреть подход к освоению Забайкалья, мирный период заселения новых просторов Сибири подходил к концу. Тогда было принято решение о назначении уже боярина Петра Бекетова ответственным за покорение забайкальских степей.
Могила посла Ерофея Заболоцкого в Посольске

Осенью 1652 года, также из Енисейска, Петр Бекетов, "коего искусство и прилежание были уже известны", выступил в поход к забайкальским бурятам. Выйдя на восточный берег Байкала на 30 дощаниках, Бекетов со товарищи заложил острог Усть - Прорва (современное село Посольское). Крест над некрополем Ерофея Заболоцкого был заменен часовенкой во имя Святителя и Чудотворца Николая Мир Ликийского. Это был второй, хотя и небольшой, деревянный православный храм за Байкалом, после церкви во имя Преображения Господня в Баргузинском остроге 1648 года.

В 1654 —1657 годах царём Алексеем Михайловичем предпринимается вторая попытка установления отношений с маньчжурской династией Цин, и в Китай, к первому императору – Шуньчжи (Шицзу), во главе официального русского Посольства для установления регулярных дипломатических и торговых отношений был направлен Федор Исакович Байков. Фёдор Байков и его свита оставили Тобольск осенью 1654 года, прибыли в Пекин 3 марта 1656 года.

Из-за отказа выполнять отдельные требования цинских чиновников, Федор Байков оказался вместе со всей своей свитой изолирован почти на полгода. Всё это время ему угрожали казнью, пытаясь заставить исполнить обряд «коу-тоу» (девятикратное челобитье на коленях), что по китайским понятиям означало бы признание Русским государством суверенитета империи Цин. Не добившись своего, власти выслали Федора Байкова из Пекина 4 сентября 1656 года.

В 1670 году по поручению нерчинского воеводы Данилы Аршинского (боярский сын, ротмистр, выходец из Литвы), в ответ на визит китайского посланника Шарадай, в Пекин направляется миссия Игнатия Милованова. Милованов должен был предложить шестнадцатилетнему китайскому императору Канси (Шэнцзу 玄燁 правил с 1662 по 1723 гг.) стать русским данником: "поискал Его царского Величества милости и жалованья и учинился бы под высокою Его царского Величества рукою... и дань бы ему великому государю давал...". Оказав пышный приём, император Канси сообщал, что намеревался воевать с Россией, но получив такое дерзкое предложение, изменил планы. В 1671 году Игнатий Милованов побывал в Москве для передачи ответной ноты.

Главной причиной начавшихся переговоров было строительство в 1667 году Албазинского острога сотником Никифором Черниговским, который поднял ранее восстание в Илимском уезде и ушел на Амур, где создал своего рода казачью республику, а в 1668 году совершил поход против дауров и дючеров, находящихся под властью Канси.

В 1675 году, за год до смерти самодержца Алексея Михайловича, из Москвы посылается Посольство с целью уладить недоразумения на амурской границе, связанные с Албазинским острогом и завязать торговые сношения с Китаем, подробно описать новые русские владения в Забайкалье и по Амуру. Посольство возглавил Николай Спафарий (Милеску), выходец из Молдавии. С 1671 года он, благодаря широкой образованности и знанию языков, служил переводчиком в Посольском приказе, одним из первых занимался изучением китайского языка.

Посольство состояло из 150 человек. Дойдя до Енисейска, Спафарий направил Игнатия Милованова, за пять лет до этого побывавшего в Пекине, в китайскую столицу с сообщением о целях русского Посольства. Посольство, проследовав из Енисейска к Байкалу, вслед за Миловановым пересекло Байкал в районе Усть-Прорва и в середине января 1676 года, на реке Нуньцзян разбило лагерь в ожидании возвращения Милованова, который прибыл к месту встречи 18 февраля 1676 года и с письмом посла оправился в Москву.

Посольство же продолжило путь и в середине мая 1676 года прибыло в Пекин. Больше года оно находилось в Пекине, но не смогло достигнуть никаких позитивных результатов и весной 1677 года вернулось в Восточную Сибирь.

Напоминанием об этом Посольстве служит императорская корона Екатерины II, находящаяся в Алмазном фонде России. Вершину короны украшает огромный (79,7 грамма) кристалл тёмно-красной шпинели, на котором укреплён бриллиантовый крест. Этот кристалл приобрёл в 1676 году русский посол в Пекине Николай Спафарий для царя Алексея Михайловича у китайского богдыхана Канси.

С семидесятых годов XVII века все большую политическую и духовную роль в освоении Сибири приобретает церковь. В 1667 году на Большом Московском Соборе в присутствии Восточных Патриархов Сибирская архиепископия была возведена в степень митрополии. С 1678 по 1692 годы митрополитом Сибирским и Тобольским был Павел. Именно при нем в феврале 1681 года была послана из Москвы в Тобольск первая в истории Сибири полная миссия под началом Феодосия, игумена Темниковского Сретенского монастыря (Тамбовской епархии), состоявшая из 12 человек церковной братии.

По повелению царя Феодора Алексеевича и по благословению патриарха Иоакима (Савелова) церковный собор решил: «В дальние города, на Лену в Дауры, посылать людей духовных, архимандритов, игуменов или священников, добрых и учительных, для просвещения неверующих христианским законам» и «где приищут — построить монастырь во имя Живоначальныя Троицы на Селенге-реке, и в иных даурских городах и острогах, призвать и крестить в православную веру иноземцев...»

Троицкому Селенгинскому монастырю предназначалась роль официального религиозного центра в недавно присоединенном к Российскому государству крае. 11 мая 1681 года на левом берегу Селенги миссионеры нашли старое монастырское строение с Никольской церковью, построенной нерчинскими служилыми людьми еще в 1675 году. На средства царской казны вывезенные из Москвы и дополненные в Енисейске, они заново обустроили Селенгинский монастырь с главным храмом во имя Святой Троицы. В том же 1681 году было начато строительство первой церкви — Троицкой, положившей начало монастырю. «Первую соборную 1684-м Генваря 31, вторую во имя Николая чудотворца 1685-м годе Маия 9 числа Его Государевою казною в совершенство построили и многих неверных крестили».

В 1684 году произошел вооруженный приграничный конфликт между Россией и Китаем в районе Албазина. С 1684 по 1686 года Албазинский острог дважды подвергся осаде. В 1689 году из 826 человек, за десять месяцев осады, в живых осталось лишь 70.

Для заключения мирного договора с Поднебесной 25 декабря 1685 года тридцатипятилетний Федор Алексеевич Головин был назначен великим и полномочным послом в Китай с титулом наместника боярского. Вторым послом был утвержден нерчинский воевода, стольник Иван Астафьевич Власов, третьим - дьяк Семен Корицкий. К Посольству была приписана небольшая свита из пяти молодых дворян и трех подьячих. Для охраны Посольства было выделено 506 стрельцов.

Следуя инструкции «поспешить без всякого задержания», 26 января 1686 году по накатанному снегу на 270 санях Посольство выехало из Москвы. 24 марта послы прибыли в столицу Сибири - Тобольск. Одновременно на должность воеводы Тобольска заступил отец Федора Головина, Алексей Петрович Головин. Здесь при поддержке отца, был «сверстан» из пашенных крестьян, политических и уголовных ссыльных полк пеших казаков в 1 400 человек для возможного отражения нападения цинских войск. Тобольск был родиной Федора Головина, где он родился в 1650 году. Миновав Енисейск, отряд зимовал в Рыбинском остроге на Ангаре, основанном Петром Бекетовым.

15 мая 1687 года «с превеликою тяжестию» выступили по Ангаре. Даже стрельцы были посажены за весла. 8 июня путники достигли Братского острога, а 17 июля на подводах прибыли в Иркутск. Посольство поражало всех своим величием, такого большого войска местный люд еще не видал.

В 1687 году игумен Феодосий для встречи на Байкале московского Посольства прибыл в Усть - Прорву (село Посольское). На отведенных монастырю землях построил заимку и пустынь для обитания монахов на Посольском мысу, на месте, где был убит 7 октября 1650 года московский посол Ерофей Заблоцкий с сыном и спутниками.

Так был основан Посольский монастырь на Байкале. Впоследствии над могилами послов была поставлена каменная часовня. Спасо - Преображенская соборная церковь была построена позднее, «купчиною Пекинского каравана» Григорием Афанасьевичем Осколковым, обустроившим весь монастырь. Впоследствии Посольский монастырь начал именоваться Спасо-Преображенским.

Так описывается в старинных отписках трагедия происшедшая с Ерофем Заблоцким на Байкале: «Во 159 (1650) году октябрь в 7 день сын боярский Ярофей Заблоцкой с сыном своим Кирилом, да подъячей Василей Чаплин, да казаки Васька Безносков, Тренька Соснин, Офонька Сергеев, Якунька Скороходов, да промышленой человек Сергушка Михайлов, всего 8 человек, вышед из дощаника, и отошли сажень со сто, росклали огонь, и у огня грелись. А толмач Панфилко Семенов и мугальский посол Седик да промышленых людей 12 человек от Ярофея с товарыщи остались у государевы казны в судне. И того ж дни наехали на Ярофея с товарыщи брацкие люди, а Тарукая-табуна ясачные люди, безвестно человек со сто, и Ярофея Заблоцкого, и сына ево Кирила, и подъячего Василья Чаплина, и казаков Ваську Безноскова с товарыщи, и промышленого человека побили досмерти и ограбили, и ружье, что с ними было, поимали, и к Панфилку с товарыщи к судну приступали, и из луков на дощаник по них стреляли. И толмач Панфилко от тех воров в дощанике отсиделись, и государево жалованье, что с ними послано к Цысану-кану и зятю ево Турукаю-табуну, уберегли».

Троицко-Селенгинский и Посольский монастыри вначале пользовались царскими привилегиями и неустанным вниманием Патриарха. Вскоре после основания им отвели большие вотчины, заимки и рыбные угодья. Кроме государственных пожалований монастыри расширяли свои владения за счет земель и имущества частных лиц — вкладчиков. Поступные и отводные письма дали им возможность получить дворы, земельные участки, мельницы, усадьбы некоторых жителей Иркутска, Селенгинска, Кяхты, Верхнеудинска и других мест.

В августе 1687 года, в преддверии великого праздника Преображенье Господне, игумен Феодосий на берегу Байкала в селе Посольском встречал Федора Головина.

По прибытию в Троицко-Селенгинский монастырь Федор Головин вручил игумену Феодосию подарки от царя Федора Алексеевича и воеводы тобольского Алексея Головина. Так, одна из риз, шитых золотом, парчой и серебром, была подарена основателю монастыря Феодосию супругой царя Феодора Алексеевича, царицей Марфой Матфеевной, при отправлении миссии в Сибирь.

11 сентября Посольство прибыло в Удинск (Улан-Удэ), 25 октября 1687 году достигло Селенгинска. Путь к месту назначения из Москвы занял 21 месяц.

Ввиду сложности обстановки на границе, Федор Головин был наделен не только дипломатическими, но и чрезвычайно широкими административными функциями. В верительной грамоте предписывалось установить границу по Амуру до его притоков Буреи и Зеи, добиться включения в договор статьи о взаимной и беспрепятственной торговле.

Укрепив Удинск, весной 1689 года Федор Головин переехал в Нерчинск. Туда из Посольского приказа были доставлены новые инструкции. По настоянию китайской стороны местом для переговоров был избран Нерчинск. 20 июля 1689 года цинские послы прибыли к городу на 76 больших судах, вооруженных пушками. Одновременно с флотом подошла и сухопутная армия. Общая численность китайских войск достигала 15 тыс. человек, в то время как в подчинении Федора Головина в Даурии было всего около 3 тыс.

Важность предстоящих переговоров обусловили как согласие Канси на проведение их вне территории империи, так и высокий состав делегации. Первым послом был назначен начальник гвардии князь Сонготу, вторым - дядя императора, князь Тун-гуе-ган (Киу-Кису), третьим - вельможа Лантань (Ламт), руководивший боевыми действиями против Албазина в 1685 - 1687 гг. При посольстве состояло два иезуита-переводчика: испанец Томас Перейра и француз Жан Франсуа Жербильон.

Федор Головин прибыл в Нерчинск 9 августа 1689 года, а 12-го состоялась первая встреча послов. Жаркие споры сразу разгорелись вокруг определения принадлежности даурских земель. Обе стороны видели в них свои исконные владения. В ответ на предложение Федора Головина, «чтобы быть реке Амуру границей до самого моря», китайская делегация настаивала на уступке Россией всей Даурии. Не нашло поддержки и русское предложение о включении в текст договора статей о свободной торговле.

На проходившем 13 августа втором съезде послов манчжуры под угрозой начала военных действий потребовали территории Приамурья и значительной части Забайкалья. В ответ на угрозы Федор Головин высказал готовность России защищать свои земли. Переговоры прервались. В это время цинские войска, имевшие более чем десятикратное превосходство, осадили неподготовленный к длительной осаде Нерчинск, придвинувшись ближе к стенам. Со стороны реки Нерчи город блокировал цинский флот.

18 августа во главе стрелецких полков и казачьей конницы, с развернутыми знаменами, Федор Головин вышел из города с намерением дать бой. Однако цинские воеводы не решились напасть и возобновили переговоры через посыльных. Через год после вступления Федора Алексеевича Головина на Забайкальскую землю, в великий праздник Преображенье Господне 19 августа 1689 года, молились русские люди во имя мира и победы.

В дальнейшем переговоры о заключения трактата проходили успешно и 27 августа на третьем съезде были зачитаны тексты договора на русском, латинском, маньчжурском языках. Стороны обменялись грамотами и подарками. Федор Головин устроил китайцам богатое угощение под музыку и барабанный бой. 30 августа цинское посольство покинуло Нерчинск. Чуть позже Федор Головин, отдав приказ разорить Албазин, на подводах отбыл в Троицко-Селенгинский монастырь.

Трактат формально закрепил Забайкалье за Российским государством и установил границу по реке Аргунь между Россией и Китаем, хотя территории по этой реке фактически не принадлежали ни одной из этих держав.

В целом же, долговременный мир с Китаем был важным политическим событием для России. Точная граница с Китаем была установлена лишь по среднему течению Амура, что предоставляло России возможности для последующего освоения Приморского края. Отдельные положения трактата не были четко сформулированы. Для их урегулирования уже через пять лет в Пекин было направлено Посольство Исбранта Идеса. Некоторые статьи Нерчинского трактата оставались в силе вплоть до ратификации Айгунского договора 1858 г.

Россия, первая из европейских стран, договорилась о свободной торговле с Китаем. Соответствующая статья была внесена в текст договора. Можно считать, что 1689 год стал годом открытия чайного пути через Кяхту, Посольское, Иркутск, Енисейск в Тобольск. Уместно напомнить, что первым привез чай в Россию посол Николай Спафарий в 1677 году.

Федор Алексеевич Головин после пятилетнего отсутствия прибыл в Москву 10 января 1691 года. 2 февраля посол имел аудиенцию у царей Иоанна и Петра. «За службу и радение» Федор Головин был возведен в боярское достоинство, получил титул наместника Сибирского и чин генерал – кригскомиссара. Иностранным подданным Федора Головина представляли как - «генерал и воинский комиссар, наместник Сибирский».

Симпатии со стороны девятнадцатилетнего Петра, позволили Федору Головину летом 1691 года стать свидетелем закладки первого русского военного корабля на Переяславском озере. Участие Федора Головина в строительстве военного флота России и его первых походах на Азов (1696 год), высоко были оценены Петром I. Федор Алексеевич Головин 10 марта 1699 года стал первым кавалером первого государственного ордена России - Святого Андрея Первозванного, в день учреждения этого ордена. Глубоко символично, что через десять лет после Нерчинского противостояния, именно 19 августа 1699 года, Петром I звание генерал – адмирала было пожаловано Федору Алексеевичу Головину. Ровно через год, 19 августа 1700 года, он возглавил армию в войне с Швецией в звании первого русского генерал – фельдмаршала (звание учреждено 19.08.1700 Петром I).

В 1703 году Федор Головин как старший кавалер, возложил 10 мая орден Святого Андрея Первозванного на Петра I, Александра Меншикова, за оказанную ими храбрость при взятии шведских судов близ устья Невы.

В 1697 году Федор Головин возглавил Оружейную, Золотую и Серебряную палаты. В Великом Посольстве в 1697-1698 годах к европейским дворам Головин был вторым, после Франца Яковлевича Лефорта, полномочным послом. По возвращении в Россию был назначен начальником вновь образованного Военно - морского Приказа. С 1698 руководил Военно-морским Приказом, с 1699 Монетным двором и был первым награжден орденом Святого Александра Невского. Федор Головин с 1700 года управлял Посольским и Ямским приказами.

Доверие к Федору Головину со стороны царя подтверждается тем фактом, что в Великом Посольстве 1697-1698 годов, возглавляемом Федором Головиным, находился сам царь под именем десятника Петра Михайлова и Александр Меншиков. После введения Петром I в России графского титула, Федор Головин был пожалован им в 1701 году, а Александр Меньшиков - в 1702 году. Первые пожалования производились от имени императора Священной Римской империи (в России их было всего четыре человека).

Сибирский дипломатический и военный опыт Федора Головина во многом предопределял становление внешней политики России, эпохи начала правления Петра I. Головин успешно действовал в новом духе, когда другие соратники Петра только еще тому учились. Деятельность Посольского приказа была перестроена под нужды обновленного российского государства. Впервые Россия стала направлять послов на постоянную работу за рубеж. Федор Головин руководил действиями русских послов. Послами в тот период были назначены, Григорий Федорович Долгорукий - в Польше, Петр Андреевич Толстой - в Турции, Дмитрий Михайлович Голицын - в Вене, Андрей Артамонович Матвеев - в Гааге.

Летом 1706 года Федор Алексеевич Головин умер в Глухове по пути к Петру I на Украину. Царь распорядился похоронить Федора Головина в Москве: «К погребению адмирала изволь чинить приготовление, а когда будет все изготовлено, то немедленно о погребении указ к вам будет прислан». Похороны Федора Головина состоялись 22 февраля 1707 года в присутствии Петра I.

На надгробии в Успенском соборе Симонова монастыря была выбита надпись: «Лета от сотворения мира 7214-го, а от Р.Х. 1706 года, июля 30 дня, на память святых апостол Силы и Силуана, преставился его высокографское превосходительство Федор Алексеевич Головин, римского государства граф, царского величества государственный канцлер и посольских дел верховный президент, ближний боярин, морского флота адмирал, наместник сибирский и кавалер чинов св. апостола Андрея, Белого Орла и «Генерозитеи» и др.»

Михаил Липилин


Георгий Борисов Очень интересно и познавательно. Спасибо!
31.08.2009, 20:54:28 |
Михаил ЛипилинЯ в начале августа с настоятелем Посольского монастыря отцом Николаем обсуждал дальнейшие действия по строительству. Он сказал, что в этом году 22 августа они полностью завершили востановление главного храма, закончили килейный корпус, к завершению близится строительство стены со стороны Байкала, дом настоятеля и трапезная.
В следующем году планируется помятуть посла Заболотского, 360 лет как он погиб.
Порешили мы бюст Заболотскому на могиле сделать, да часовню построить рядом.
Народ все требует памятник Бекетову сделать.
01.09.2009, 00:27:00 |
Евгений РензинПока не посмотрел на вашу авторскую страницу, думал, что текст откуда-то "содран". А теперь, так понимаю, вы это сами написали? Неужели только для сайта? Может быть это составная часть какой-то более глобальной работы?

Ах да, статья действительно интересная!
01.09.2009, 01:50:27 |
Михаил ЛипилинВ Интернете много материала по вопросу истории Сибири, но представить четкую картину очень трудно. Ко мне обратились с просьбой просмотреть весь материал, что существуют и сравнить с первоисточниками. Получилось интересно.
Представив материал научному руководителю в Дипломатической академии (там есть кафедра истории дипломатии), было принято решение опубликовать статью в научном дипломатическом сборнике МИД России, как практически официальную позицию МИД России. Согласование происходило с различными департаментами МИД, включая те, которые курируют пограничный вопрос с Китаем.
Здесь только выдержки из работы, которая делалась три года назад.
Интересно, как на большую статью реагировали буряты из Иволгинского дацана. После дискуссий буддийские монахи признали правоту поставленного вопроса.
01.09.2009, 03:19:38 |
Евгений Рензин

  Михаил Липилин:   После дискуссий буддийские монахи признали правоту поставленного вопроса.

А о чём, собственно, дискуссия? Убивали ли буряты Заболоцкого?
01.09.2009, 10:55:13 |
Михаил Липилин....и в иных даурских городах и острогах, призвать и крестить в православную веру иноземцев...»

В январе 1688 года Очирой-Сайн-хан, снаряженный китайцами «пушками и мелким огненным ружьем», потребовал передать в свое подданство прибайкальских ясачных людей, осадил Селенгинск и Удинск. В сентябре двухтысячный отряд Федора Головина отогнал монголов от Удинска и на реке Хилоке разбил войско тайшей, обезопасив русский тыл. 200 монголов было убито и 1 200 юрт приведено в подданство.
01.09.2009, 15:47:45 |
антон новиковСтатья выходит за рамки истрии Посольска - и ждем дальнейших изысканий о событиях 16-17 веков на Байкале.
Например - о Курбате Иванове - где он конкретно вышел к Байкалу и что делал три года потом.
01.09.2009, 15:52:41 |
Михаил ЛипилинНа протяжении XVII века сибирскими воеводами перебывало чуть более 500 человек, из коих 109 имели княжеский титул, 119 были придворными стольниками, 3 – окольничими, 19 – боярами. Простых дворян назначали воеводами в менее значительные города или вторыми воеводами (“товарищами”) в главные, многие из них в дальнейшем стали служивыми людьми Посольского приказа либо входили в состав российских Посольств.
Можно утверждать, что основой Петровской «модернизации» России была мощь, приращенная Сибирью в XVII веке. Не только меха, серебро, свинец и олово являлись основой этой мощи, а прежде всего люди, ощутившие в себе величие бескрайних просторов обновленной России. Именно этот российский дух нового поколения стал главной движущей силой реформ Петра I. Как и кем формировалось это поколение, представляет большой интерес для современности.

Чтож будем работать
01.09.2009, 17:51:49 |
Владимир Прадедов

  Михаил Липилин:   В Интернете много материала по вопросу истории Сибири, но представить четкую картину очень трудно. Ко мне обратились с просьбой просмотреть весь материал, что существуют и сравнить с первоисточниками. Получилось интересно.



Интересно, насколько близко к контексту этого материала излагается история к вузовских курсах непрофильных (т.е. не Дипломатической академии) учебных учреждениях? (вопрос, конечно, не требующий ответа).

01.09.2009, 18:31:28 |
Михаил Липилин

  Владимир Прадедов:  
Михаил Липилин: В Интернете много материала по вопросу истории Сибири, но представить четкую картину очень трудно. Ко мне обратились с просьбой просмотреть весь материал, что существуют и сравнить с первоисточниками. Получилось интересно.


Интересно, насколько близко к контексту этого материала излагается история к вузовских курсах непрофильных (т.е. не Дипломатической академии) учебных учреждениях? (вопрос, конечно, не требующий ответа).



Наиболее ценными источниками биографических сведений являются «Русский биографический словарь», изданный под наблюдением председателя Русского Исторического Общества А. А. Половцова (ок. 2000 а.л.), биографические корпусы Энциклопедического Словаря Брокгауза и Ефрона (ок. 600 а.л.), Энциклопедического Словаря тов. Гранат, Военной энциклопедии.

"В бозе почившим Императором Александром Александровичем, в годичном собрании Императорского Русского Исторического Общества, в 1876 году, была высказана мысль о желательности издания русского биографического словаря.
Первым и крупным шагом к осуществлению этого желания послужило напечатание двух томов «Сборника», заключающих шестьдесят тысяч имен отечественных деятелей на самых разнообразных поприщах труда и жизни."

"....надеется, тем не менее, что те, коим дороги успехи отечественной истории, сердцу коих близка наша государственная и народная слава, снисходительно отнесутся к настоящему тому и, ознакомясь с ним, оценят искреннее трудолюбие осуществителей пожелания на пользу России пламенно любившего её Царя".

http://www.rulex.ru/xPol/index.htm?pages/05/304.htm
01.09.2009, 18:51:33 |
Владимир Прадедов

  Михаил Липилин:   прежде всего люди, ощутившие в себе величие бескрайних просторов обновленной России.


С этим нельзя не согласиться. И определяющим здесь, на мой взгляд, является слово "бескрайний", особенно по отношению к тем средствам передвижения.
Расстояние, которое измеряется не километрами, а днями, неделями, месяцами пути, по-видимому, и создавало (закаляло) характеры наших предков.
Спасибо за интересную статью.
Интересны не столько персоналии, сколько событийный ряд.
02.09.2009, 18:51:36 |
Сообщения могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Для регистрации или входа на сайт (в случае, если Вы уже зарегистрированы)
используйте соответствующие пункты меню «Посетители».

На главную