Природа Байкала |
РайоныКартыФотографииМатериалыОбъектыТурыИнтересыИнфоФорумыПосетителиО 

Природа Байкала

авторский проект Вячеслава Петухина

4-5 июня отбегали на соревнованиях по спортивному ориентированию «Первенство Бурятии» в г. Улан-Удэ с группой мальчишек (Кременчук Роман, Вальчук Александр, Шепилов Александр, Трушников Константин, Кудинов Григорий и я, Красноштанова Марина Михайловна). Высоких мест не заняли, но внесли свою скромную лепту в общее 3 место сборной команды по спортивному ориентированию г. Иркутска.

5 июня сразу после соревнований пообедали и поспешили на электричку до Селенгинска. Беговой марш-бросок с рюкзаками до маршрутки, а потом до вокзала и до ближайшего вагона. «Осторожно, двери закрываются!» - и мы уже наблюдаем мелькающие пейзажи за окнами вагона.

На ж/д станции Селенга нас встречает Небоженко Александр Сергеевич и провожает до берега, где расположилась наша команда с судами, прибывшая сюда только сегодня. Взрослая часть нашей группы (руководитель – Ошвинцев Владимир Владимирович, Тушков Анатолий Геннадьевич, Бычков Алексей и ….Антон) в это время собирают и носят байдарки от протоки к берегу Селенги, где и начнется наше водное путешествие.

Чуть позже к ним подключаемся и мы с Александром Сергеевичем. Байдарки носим на плечах по степи около полукилометра. Вес у них, надо сказать, не малый, и приходится упираться. Зрелище еще то: в бескрайних бурятских степях с лодками на голове. Еще двое сорванцов – Димка и Мишка Небоженко показывают нам путь, но не всегда у них это получается точно, и четырехногие лодки «плывут» по степи зигзагами.


День первый. 5.06.05 г.

Долгожданный и незабываемый старт, а также уговор № 1.

День бесконечно длинный и насыщенный. Еще с утра Гришаня изнемогал от любопытства: «ну когда же мы увидим байдарки, Селенгу и друга Диму?» - и, конечно же, ему было не до соревнований по ориентированию. Беготня по Улан-Удэ с рюкзаками, а потом двухкилометровый пеший переход от вокзала до реки Селенги его изнеможение довели до предела, и он, не зная, чем еще таким особенным (если уж не туристским опытом) завоевать авторитет среди группы, начал вспоминать кучу знаменательных событий в своей жизни: во-первых, он – отпрыск дворянских кровей; во-вторых, он был топ-моделью на каком-то конкурсе; в-третьих, он лично знаком с тремя миллионерами; и самое главное – он любит готовить, и знает 32 рецепта различных блюд! Если первые три пункта были пропущены ребятней мимо ушей, а взрослые философски заметили, что миллионы не всегда приносят счастье, и что чем выше залетишь, тем больнее падать; то последнее (про поварские способности), действительно, оценила вся группа, и сразу же зауважала маленького дворянина Гришаню.

Подошли к Селенге. Внезапный порыв ветра, дождь, волны. Время выхода. Распределение группы по экипажам (боцман и матрос):

Владимир Владимирович Ошвинцев (руководитель группы) – Димка Небоженко.

Александр Сергеевич Небоженко (зам. руководителя) – Мишка Небоженко.

Анатолий Геннадьевич Тушков – Костяшка Трушников.

Антон … - Гришаня Кудинов (два пончика).

Алексей Бычков – Кременчук Ромка и Шепилов Санек (3-местная байдарка).

Марина Михайловна Красноштанова (я, зам. Рук. для детской группы) и Сашка Вальчук.

Руководитель 3 минуты учит меня (как единственного взрослого участника группы, не имеющего опыта управления байдаркой) как грести и подавать команды матросу. Тут же отплываем всей флотилией. Еще через 3 минуты после нашего отплытия начинается жуткий ветер!!! И байдарки «чайников» несет по волнам совсем не в ту сторону, куда надо! К берегу прибить уже невозможно, летим с выпученными глазами навстречу приключениям! Лодки ставит поперек волн, как ни выворачивайся, и бьет водой в борт, заливая нас с головы до ног. Мы точно чайники! Не закрылись фартуками! А все почему? Потому что опытные тоже не закрылись. Но они-то и без фартуков справятся с волной, и выгребут, и останутся сухими, а мы… В общем, боролись с водоворотами, пытаясь подстроится под капризную волну, заглатывая дождь и ветер, как могли!

После захода солнца внезапно всё стихло, и мы успешно причалили и отдышались в маленьком омутообразном заливчике, окруженном роскошными полянками, голубыми от обилия незабудок. Ветер прекратился. Над нами бесшумно пролетел чёрный стерх. Наступила божественная тишина. Вот это был старт!

Вечером, под впечатлением всего пережитого, Гришаня подсчитал на пальцах, сколько раз ему «приходилось рисковать своей жизнью», и начал настойчиво интересоваться, скоро ли мы вернёмся домой. Ромка – хладнокровен и невозмутим, как настоящий морской волк. Димка и Мишка – хоть и самые маленькие, но бывалые мужички – освоились на реке как у себя дома. Костяшка, Сашка и Санёк – в полном восторге от приключений дня. Толя Геннадьевич – счастлив и блажен. Алексей – говорун, смешащий пацанов. Антон – непроницаемый молчун с загадочной улыбкой на лице. Начальник (Владимир Владимирович) доволен стартом, говорит, что именно так быстрей всего можно научиться управлять байдаркой, а не по спокойной воде. И я – нянька и мамка для младших «чайников». Мне тоже пока всё нравится! Но с некоторыми «сыночками» сразу, уже сегодня, приходится заключить уговор: до конца похода не задавать вопросы типа «А сколько нам еще километров?», «А скоро мы остановимся?», «А через сколько дней домой?» и т. п., а принимать все тяготы походной жизни стойко и без нытья.

…Вот и вся наша команда. 13 человек.


День второй. 6.06.05 г.

Коллекция впечатлений, походная кухонная проза и уговор №2.

В 5 часов утра разбудил звонкий птичий гомон. На небе и на воде – тихо. Часов до семи еще сладко дремлем под трели и рулады местных птах, а потом экомузыка подняла и выманила из палаточной «деревни» все взрослое население. «Носики-курносики» сопели до тех пор, пока не началось самое интересное – выбирание сетей: 3 сома, 1 сазан, куча приличных окуней. Жирная уха на завтрак.

Ну вот! Гришаня от завтрака отказался: «Фу, я такую рыбу не ем, я ем только сёмгу». Налопался одних бутербродов и подкрепился зефиром из своей заначки. Его первое дежурство, к нашему разочарованию, не удалось, и поварские способности продемонстрированы не были. «Потому что не было нужных ингредиентов». Да и плиты тоже не было. И стола. А без этого и повара из Гришани не получалось. Да и картошку чистить, как оказалось, должен сам дежурный, а не мама. Да ещё и в холодной воде. Проза походной жизни задавила и победила. Миф о кулинарных талантах был развеян навсегда и бесповоротно…

Только встали на воду – заморосил дождик. Но волны нет, грести по течению легко. Два экипажа сменили состав. Гришаня пожелал идти в трёхместной байдарке с Алексеем и Ромкой, отшутившись, что «втроем тонуть веселее», хотя некоторые догадались, что Гришане просто хочется отдохнуть (в середине трехместки – можно волынить и не напрягаться). Ну да ладно, пересадили, пусть отдыхает. Теперь у Алексея Бычкова матросами – Ромка и Гришаня, а у Антона – Санек.

Обед – в Кабанске. Затарились кучей продуктов в местном магазине. Вышли на воду в 17.00. Гладкая и быстрая вода. Классно! Берега мелькают, успевай только поворачивать голову налево и направо. Но на крутом повороте заносит и прибивает к правому берегу. Выруливать и выгребать против течения – тяжело. Начинают с непривычки немного болеть мышцы рук и спины. Экипаж Антона и Саньки приотстал (потому что Санёк очень легкий, а Антон – тяжелый, и нос байдарки «сдувает», и им тяжело выгрести из потока). Чалимся и ждём на берегу, усеянном гнездовьями крачек. Крачки сгоняют нас с берега, пикируя на наши головы с истошным воплем, и спуская на нас помёт. Опять смена экипажей. Антону в байдарку командир садит более тяжёлого Ромку, а Санёк занимает Ромкино место в большой байдарке. Ромка, не смотря на поднимающийся опять ветер, важно вышагивает босиком по холодному песку, сталкивая байдарки на воду. Пробовали заставить его обуться – не вышло. Да и не зачем, видно, что парень закалённый. Сашка В., в отличие от него, ни мокнуть, ни разуваться не хочет, а сапог у него нет; вот и приходится мне волочить на мелях байдарку с ним, то к берегу, то обратно. Пассажир, ёлы-палы. «Чайник» без сапог, «лоботряс позорный»!

Промелькнуло Жилино. Подвыпившие местные рыбаки сбежались, откуда ни возьмись, из бескрайних степей, стоило только причалить. Пришлось опять отчаливать, и искать другое место ночлега (зачем нам беспокойные соседи).

По быстрой гладкой воде крутят воронки, чернеющие на закате дня. Красиво! Байдарку проносит мимо, только слегка качнув. Перед сном Гришаня занесёт этот момент в свою коллекцию впечатлений как «ещё один риск своей жизни».

Вечер – опять тихий. В Прибайкалье всегда затишье на закате. Бивак установили на мыске, на идеально ровных площадках среди маковых полянок и кустов ивы. Маки – крупные, жёлтые и белые. Мишка рвёт цветы, но все вокруг его укоряют, что самая настоящая красота – это красота, которую мы видим глазами. Урок не проходит зря: через несколько дней, когда я сорву цветок сибирской лианы, и принесу в лагерь, чтобы показать детям, он мне скажет то же самое, и будет, конечно, прав. Перед сном разложили купленные продукты по типам, упаковали, раздали по экипажам и судам.

У Гришани – дискомфорт. Спрашиваю, что болит? – ничего. Просто парень заскучал по дому. А может, простая походная еда вызвала у него такое уныние… Приходится освободить его от бытовых дел. Ромка справедливо злится; мужики говорят, что я слишком добрая. Но я уверена, что Гришаня еще наверстает свое. Только нужен ещё один уговор: не вспоминать о пирожных, колбасе и котлетах до конца похода!


День третий. 7.06.05 г.

Птичьи базары, Селенгинские лабиринты, и жизненно важный уговор №3.

Утром дождь начинался и заканчивался трижды. Под шорох дождя на рассвете снились приятные и лёгкие сны. Тем, кто проснулся рано, посчастливилось увидеть возле байдарок на берегу рыжую косулю, пришедшую на водопой к Селенге. К 10 часам стало тихо и тепло. Только после этого вылезли из палаток. Да, в пешеходном, горном и лыжном туризме – это непозволительная роскошь – просыпаться в 10 часов утра. А в водном – легко! Потому что при попутном ветре наверстать упущенные километры можно запросто. Из сетей вынули три средних язя. Маловато. Оставили на обед.

Когда отчалили, выглянуло солнце. Чуть позагорали, и оно опять скрылось. Идём мимо деревень, пейзажи мелькают слева и справа. Течение быстрое, несёт нас по реке, и можно не напрягаться с греблей. Со всех сторон по берегам взлетают утки, аисты, журавли, чайки, крачки, кривоклювые удоды. Утки шлёпают крыльями по воде, чайки визжат, крачки мурлычут, аисты и журавли бесшумно и плавно парят над болотами. Обширные колонии птиц. Вольготно им здесь живётся: пищи кругом предостаточно – рыба, лягушки, а хищников здесь нет. Только чайки пытаются разорять гнезда крачек, но крачки не дремлют – заклёвывают «диверсантов» на лету всем семейством.

К обеду лес начинает редеть, прибрежные кусты становятся ниже и реже. Заливные луга. Тихие протоки, перегороженные рыбацкими сетями. Гришаня, наконец, реабилитировался как кулинар, и приготовил на обед салат из одуванчиков, терпеливо общипывал зелень от лепестков. Витаминный салат был съеден влёт. Пришлось опять рвать одуванчики. Ура! «Голодный бунт» окончен! Уха из сазанов была уничтожена в момент, и даже Гришаня просил добавку! Теперь никто не умрёт от тоски по деликатесам!

Среди начальников (рук. и зам. рук.) – небольшой разброд: один хочет плыть по западной протоке, а другой – по северной. Понятно, что нам нужна самая-самая правая протока (северная), иначе мы в устье Селенги выйдем в открытое море Байкала, а там и встать негде (одни болота), и не безопасно в смысле внезапного ветра. Спор окончился тем, что сначала угребли в западную протоку и там переночевали, а на следующее утро выгребали против ветра и против течения в северную.

Наши мужики, я вижу, совсем слабо ориентируются и не чувствуют расстояний. Это, видимо, еще одна «национальная» черта водников. (Первая – это ночные бдения у костра с эмоциональными беседами о рыбалке и о смысле жизни под «рюмку чая»). Ну, конечно, не ножками же своими километры наматывают… Что три, что пятнадцать км – один чёрт. А выспаться и днём можно, в байдарке, матрос выгребет.

На ужин – солёные щучки. Сашка и Костяшка весь вечер и полночи жарят сладкие лепёшки, накормили всю группу, даже Гришане понравилось, хоть и не зефир. А вот от соевого подлива у Гришани началась икота: оказалось – непривычная еда для дворянина.

Всегда дисциплинированный до сих пор Костяшка сегодня всех удивил, «отличившись» за один день трижды:

1. Уплыл на байдарке без разрешения один по реке, пока группа отдыхала на берегу, и не мог выгрести в быстром потоке, чем понервировал взрослую часть группы. Оставил своего боцмана Анатолия без судна, и ему пришлось тесниться третьим в другой байдарке. Догнали через 500м, наподдавали.

2. Плохо причалил свою байдарку вечером, и она поплыла, а его боцману Анатолию пришлось догонять судно вплавь по ледяной воде.

3. Когда группа сказала Костяшке вечером всё, что о нём думает, он «забыл» про своё дежурство и ушёл погулять, не предупредив – куда и надолго ли.

Пришлось напоминать уговор, заключённый ещё перед походом: дисциплина – прежде всего. И ещё – в походе необходимо быть спокойным и терпеливым, уметь держать себя в руках. Это главное.

Но его ночные лепёшки, которыми наелась вся группа в завтрак, помогли забыть все его провинности. Простили. Забыли.


День четвертый. 8.06.05 г.

Расслабуха! Залив Провал! Уговор №4.

Утро началось с обидного: только что почищенный приличный сом выскользнул из рук дежурного и уплыл в неизвестном направлении. Живучая рыба сом: даже в кипящей воде еще плавает, а уж без кишок и подавно. Легко!

Река всё больше ветвится на протоки, течение становится медленнее, теперь уже не расслабишься на волнах, надо грести. Наши «лепёшечники» Сашка и Костяшка после бессонной ночи грести не могут: то спят, то раскачивают судно, то пришвартовывают байдарки по 3-4 штуки враз и дурят. Мишка с Димкой гоняют наперегонки. Мужики ведут умные беседы о рыбалке. Флотилия из сцепленных шести байдарок не всегда вписывается в форватер, и тогда мы садимся на мель или втыкаемся в берег.

К обеду подошли к настоящим болотам: с топями, камышами, двухметровыми осоками. С эстетической точки зрения место, может, и не очень удачное, но рыбалка здесь отменная, и доказательством этого служит череп большого усатого сома на берегу и рыбацкие снасти. Наши мальчишки наловили на удочку кучу окуней, а шедевром рыбалки был Толин большой сазан. Наварили ухи, съели с большим аппетитом. Мишка, Димка и Гришаня, как три поросёнка, с визгом валялись в мягких кочках болот, прячась между двухметровыми осоками, и были вполне счастливы и без какой-то там рыбалки. Им тут же были даны имена – Ниф-Ниф, Наф-Наф и Нуф-Нуф.

Путешествуя по дельте Селенги, надо иметь ввиду, что многочисленные протоки часто сужаются, мельчают, уходят в болота, поворачивают в обратном направлении и приходится накручивать петлями непредвиденные дополнительные километры. Лучше держаться основного русла и всегда уходить только в правые протоки (если ваш путь лежит в Оймур).

К вечеру приплыли на Байкал. Пересекать пролив Провал по гуляющим «барашкам» жутковато. Мнения начальников опять расходятся: один предлагает идти поперек залива прямо на мыс за Оймуром (это не менее 20 км!), другой настаивает на движении вдоль берега. Лично я поперёк Провала не пойду, тем более с таким количеством детей, хоть режьте, уж лучше я буду тыкаться в мели и рыбацкие сети, но рядом с берегом. К тому же ветер не прекращается, а усиливается (то ли Сарма, то ли Горная) и сам несёт нас к берегу.

Залив Провал – очень мелкий – по колено. Весь утыкан рыбацкими сетями. Но удивительно то, что рыбацкие сейнеры по нему как-то умудряются ходить, видимо в каких-то определенных местах есть каналы-форватеры.

Вечером причалили на Сухой Мольке – это такое местечко с песчаными косами, усеянными створчатыми ракушками, и устье маленькой речушки Сухая Молька здесь же. Наши детки уже не стучат зубами от промозглого Байкальского ветра и промокших штанов, а с визгом бросаются в Провал и купаются весь вечер, а потом собирают ракушки и кости коров. Взрослые, конечно, рады за деток, и впервые за весь поход им позволено всё. И даже не дежурить. К вечеру выяснилось: зря… Надо знать меру балдежу. К ночи у некоторых «балдёжников» оказались не высушенными ночные штаны, не поставлены палатки, не заготовлены дрова, а немытая посуда растеряна в песке. Уговор дня: делать сначала общественные дела, потом приводить в порядок личные вещи, и только потом, если останутся силы и желание – можно и поиграть.


День пятый. 9.06.05 г.

Опять непогода. С утра моросит дождь и дует сильный южный ветер Култук.

Волны по воде клубятся белыми барашками. Вынужденная днёвка. Днёвка – дело расслабушное, особенно для детской группы. Пацаны дерутся, визжат, валяются по траве. Взрослой части группы хочется подремать в палатках, но ухо с детками надо держать востро. Организовать их нелегко. Но обед старшие мальчишки (Ромка, Сашка и Костяшка) сварили на славу. Пюре с жареной рыбой и уха.

Ромка – самый серьёзный и исполнительный. Санёк младший – тоже молодец, но иногда бывает перед мальчишками хвастунишкой и якалкой. Сашка и Костяшка – с переменным успехом – то работяги не в пример остальным, то оболтусы. Мишка, Димка и Гришаня – малые с ленцой. Почистили картошку и, не помыв, бросили, и убежали ловить муравьёв. Нудный дождик и холодный ветер мальчишкам нипочем. К вечеру опять будут все мокрые и грязные. Загорели. Закалились. Больше не дрожат, даже если действительно холодно. У Гришани уже хобби – падать или проваливаться в воду, а потом сушить штаны у костра по вечерам. Только вот штаны у него «непобедимые» - джинсы, и высушить их не просто. А удочку свою, купленную мамой перед походом, Гришаня так ни разу и не развернул, и, кажется, даже забыл про её существование.

Вечером разделили мальчишек по экипажам (старший – боцман, младший – матрос) и устроили гонку на байдарках. Вот где они поняли по-настоящему, что такое гребля. От места старта сначала все суда разогнались и почему-то сиганули в разные стороны. Потом выруливали к вешке, выгребали вокруг, и неслись к берегу на всех парах. Выиграл тот экипаж, который вернулся в исходную точку. Все экипажи получили свои призы. Но не обошлось и без слёз. Никому не хочется быть проигравшим!


День шестой. 10.06.05 г.

Настоящая гребля и день почти без уговоров.

С утра – долгожданное солнце! Но сильный встречный ветер (верховик). Опять «барашки» по воде. Гребём через залив Провал, стараясь не удалятся от берега более чем на 200 м. Есть надежда, что если установится погода или сменится ветер, то мы успеем попасть в деревню Сухую на горячие источники. Грести тяжело: надо вовремя суметь «подловить» каждую большую волну и быстро встать к ней носом, иначе она стукнет в борт и зальет байдарку. Не успеешь – байдарку тряханет и обдаст тонной леденящей воды. А может и перевернуть, если зазеваешься. Это вам не плыть по течению Селенги! Волны катятся слева по ходу байдарки, с моря. Но если стоять всегда навстречу волне, то судно постепенно уходит в сторону открытого моря, а нам надо идти вдоль берега, на север. Вот и надо изловчится между волнами опять повернуть судно по курсу и грести, не останавливаясь ни на мгновение. Если остановится хотя бы один их гребцов в байдарке – тут же ветер сносит лодку назад, и прощай упорная работа, начинай разгоняться заново! Прошлёпали мимо рыбаков в лодках, мимо рыболовецкого сейнера. Рыбаки предупредили, что ветер ещё будет усиливаться.

Два с половиной часа непрерывной гребли, и мы на длинной песчаной косе за Оймуром. Оймур – очень длинное, вытянутое вдоль берега одной улицей рыбацкое село. Через село протекает речушка Оймур. А до того, как после землетрясения в 19 веке появился залив Провал, здесь была огромная Оймурская степь, которая теперь покоится на дне залива вместе с живущими когда-то здесь скотоводами. Говорят, что степь провалилась в одно мгновение на два метра, и Байкал похоронил её под своими водами.

Обедаем на песчаной косе. Ветер, действительно усиливается. Понятно, что до Сухой мы уже не выгребем ни сегодня, ни завтра. Делаем пешую разведку в окрестные населенные пункты Оймур и Дулан, чтобы разузнать, откуда лучше выехать, где короче добраться до шоссе, ведь байдарки очень тяжелые, и после разборки нам ещё их выносить.

Рыбачить невозможно из-за большой волны, поэтому от скуки обедаем дважды. Но аппетит у команды от этого не уменьшается, а только увеличивается. И если в первый день к супу хватало две булки хлеба (и еще оставалось!), то сегодня съели шесть! Приходится обнадёжить народ какой-нибудь сладкой вкусняшкой к ужину. А то мелкие уже то ли от усталости, то ли оттого, что надоели друг другу, то ли оттого, что соскучились по мамам, начали капризничать, ссориться и лить слёзы. Старшие делают вывод: всё-таки это правильно, что в категорийные спортивные походы допускаются дети не младше 13 лет (теперь, по Регламенту 2008 года – уже с 11 лет! Бред полный!).

Уговор сегодняшнего дня один: давайте не лить слёзы! Между прочим, из всех мальцов Гришаня за поход не ревел ни разу, хотя ему, «дворянину», наверное, тяжелее всех было привыкать к походным будням.

К вечеру едва выгребли к болотам близ деревни Дулан (1 км) со скоростью не более 2 км/час. Высадились в топком болоте, а палатки поставили у деревенского плетня. Разборка байдарок. Обещанный ТОРТ (!) в честь окончания похода. Необдуманно развешанные на заборе для просушки штаны, носки, куртки, брезент. Естественно, ночью пошел дождь и всё залил.


День седьмой. 11.06.05 г.

Первый серьёзный дождь и последний день похода.

6 утра. Ливневый дождь. Такого сильного еще не было. 7 утра – то же самое. И, похоже, это уже серьёзно и надолго. Мокрые сборы, поздний выход. Беготня вверх по грязной деревенской дороге к шоссе с байдарками, к автобусной остановке. Мальчишечья драка. Видимо, не могли определиться, кто должен собирать палатку. Хозяина-то палатки здесь нет, он в Иркутске, а им палатка уже теперь и на фиг не нужна. Получили по шее от начальника. Вот чем начинается и заканчивается порой даже такой лёгкий погодный экстрим: отсутствие комфортности – недовольство – суета и спешка – делёж обязанностей – ссора – нервный срыв – необдуманные поступки. А если ещё добавить такие возможные в походе обстоятельства, как усталость, длительная автономность, тоска по дому, отсутствие привычных вещей и людей, непривычные обязанности, кажущаяся строгость руководителей… Вот в этих-то условиях и проявляет себя человек: один хватает свои вещи и удирает, другой – не способен даже только свои вещи собрать – растерялся и ждет помощи, третий – помогает всем и делает всё для общего дела.

В спешке оболтусы профукали тент. (Не своё – не жалко!) Понадеялись на руководителя, уходившего последним. А тот не взял. Оставили у забора. (Вот деревенские-то будут рады!) Тент жалко. В следующий поход опять придется покупать.

Едва успели на Дуланский автобус. «Задавили» пассажиров грязными и мокрыми рюкзаками и байдарками. Водитель сначала ворчал, но потом в накладе не остался.

Дальше – одна скучная проза. Залитые дождем окна автобуса. Запах бензина. Блюющий пассажир. Укачало бедолагу. Пассажиры шутили: «надо тебе, вон, с байдарочниками на волнах тренироваться». Паром через Селенгу. Ветер, дождь лупит по лицам. Вокзал ж/д станции Селенга. По вокзальному полу во все стороны текут ручьи от наших вещей. Уже без напоминаний и уговоров наши матросы переодеваются в сухое. У некоторых «чайников» не оказывается сухой одежды (забыли про то, что в рюкзаке должен быть гермомешок!). На этот раз – не у Гришани! Это надо отметить.

Опять дважды обедали. Теперь уже в придорожном кафе «Берёзка». Пригрелись у тёплого очага и аппетитного запаха поз. Разомлели. Повеселели. Вспомнили о газировке, чупа-чупсах, «марсах», «сникерсах», жвачке, и подобной дребедени, понеслись в магазин тратить последние заначки. Проводили Ромку на поезд в Улан-Удэ (он поехал к тётке). Кое-кто из мальчишек не провожал Ромку, а предпочел в это время лицезреть прилавок магазина. Вот тебе и друзья. А всё потому, что Ромка в походе спуску лентяям не давал, и не позволял отлынивать от работы.

Дождь не прекращался до вечера. А в Иркутске, оказывается, он лил уже неделю. Плохие новости: через день узнаем о гибели четверых иркутских и ангарских водников на Хамар-Дабане, на Утулике. Высокая вода – это опасно. Это тёмная сторона водного туризма. Четверо человек. Совсем недавно были, смеялись, пели, строили планы, а теперь их нет… Это больно. Не надо шутить со стихией…

Марина Васильева (Красноштанова)


Сообщения могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Для регистрации или входа на сайт (в случае, если Вы уже зарегистрированы)
используйте соответствующие пункты меню «Посетители».

На главную