Природа Байкала |
РайоныКартыФотографииМатериалыОбъектыТурыИнтересыИнфоФорумыПосетителиО 

Природа Байкала

авторский проект Вячеслава Петухина

Это мой первый сравнительно большой писательский опыт. Обычно я люблю рассказывать о поездках вслух коллегам и друзьям, при этом широко жестикулируя руками, сверкая глазами, меняя интонацию голоса, чтобы подчеркнуть яркие и интересные моменты путешествий, а иногда, ради красного словца, не стесняюсь употреблять и нецензурную лексику – в общем, очень эмоционально. Поэтому прошу тебя, дорогой мой читатель, не судить очень строго, дабы не зарубить на корню мой ещё неокрепший, только зарождающийся, писательский талант. А ведь когда-то я мечтала стать журналистом. Однако конструктивная критика приветствуется, а также допускается исправление грамматических и фактических ошибок.

Уделите мне пару минут,

Я у вас не прошу слишком много,

Лишь скажу я: «Вам в горы дорога!

Они жизнь вашу перевернут!»

(автор)


Моё давнее желание – попасть на Мунку-Сардык – осуществилось в мае 2012 года благодаря хорошему другу – Серёже Зубкову. Нет, на саму вершину я не поднималась (может, и созрею когда-нибудь до 3 491 метра вечно белого гольца), но мы хорошо провели четыре дня у подножия знаменитой туристической «мекки». И через год хотелось повторить поездку, но возник затык с пропуском, разрешающим находиться в погранзоне, ведь гора располагается на границе России и Монголии.

Позвонила Жене Рензину поинтересоваться, не знает ли он чего и не собирается ли ехать в те края. Женя долго говорил о пропусках, бюрократии и общественном резонансе в случае, если не будет возможности получить заветную бумажку непосредственно на погранпосту, а потом сказал, что на Мунку они не едут, а идут в поход по Тункинским гольцам и добавил: «Пошли с нами!». Надо отметить, что эта фраза сыграла решающую роль в моём решении. Сам Евгений Рензин пригласил меня в поход. А Женя – это я вам скажу... Генерал! Отказываться – просто невежливо! Под козырёк, кругом и шагом марш. Да и очень хотелось утолить уже подступившую «жажду» гор. Оставшуюся часть дня провела, читая на «Природе Байкала» тему о предстоящем мероприятии.

Маршрут вырисовывался очень интересный. Планировалось нетривиальным путём дойти до Шумакских источников, перевалив с Хаюрты на Архат (правда эти бурятские слова мне ни о чём не говорили), и выскочить через Шумакский перевал. Кульминацией же должен был стать перевал Панкова, категории сложности 2А. Это означало наличие умения управляться с особой экипировкой для спуска с него. Нет, не с крыльями. Летать ведь можно и без них...

– Там, насколько я понимаю, специальное снаряжение необходимо – спусковины, жумары, а у меня опыта нет, – сразу предупредила я Женю.

– Там ничего особо уметь не нужно, – успокоил Женя. – У нас в группе больше половины народу жумар и спусковину в глаза не видели. Так что не шибко про это беспокойся. А вот обвязку иметь желательно.

– Могу её у Олега одолжить, – я вспоминала знакомых альпинистов.

– Не надо у Олега! – резко отозвался Женя. – Помню её по прошлому году – влезут туда только узники Бухенвальда.

– Да уж, на узницу Бухенвальда я точно не потяну, – я оглядела часть тела, находящуюся под столом, – разве что на двух...

– Давай, я для тебя у кого-нибудь другого попрошу, – пообещал Женя.

Походный опыт у меня есть и очень неплохой, но я никогда не была в зимнем походе – со снегом. Вот в летнем со снегом – да! Были! Знаем! И скажу вам: холодина жуткая! А учитывая, что я мерзляка та ещё, переживала за холодные ночёвки, но и это не смогло остановить меня.

– Жень, а что из тёплых вещей лучше взять с собой, чтобы не тяжко нести, но и эффективно согреться? – пристала я к Генералу в очередной раз. В голове крутился только один ответ – спирт! Но должно же быть что-то ещё... о, точно! стакан! гранёный!

– Света, вечером отвечу, – прилетело от Жени.

В полученном письме был большой список с чётко расписанными пунктами, с кем спать, ой, в смысле, в чём спать, что использовать для ходьбы и чем запастись на всякий пожарный. В моей голове с трудом умещались все эти предметы одежды, а ведь задача стояла посложнее – уместить их в рюкзак.

Порадовала приписка в конце послания:

– Соглашайся! А то Галке не с кем будет мужиков обсуждать. Да и весело должно быть!

Честно скажу, что именно подобные слова обычно перевешивают мысли о трудностях, неизвестности и отсутствии навыка. А я к тому же любительница фразы «да на месте разберёмся», что в принципе схоже с Жениным «как-нибудь выживем».

– Ну, я с вами, в общем! – дала я официальный утвердительный ответ, затеяв эту переписку о снаряжении с целью не показаться слишком крутой и в то же время слишком ветреной. – Смеяться можете, сколько хотите, люблю весёлые компании. Мужиков обсудим, конечно!

– Очень рад, что ты с нами!!! – восторженно ответил Женя.

Я с нетерпением ждала 27 апреля и продолжала потихоньку донимать заместителя по организационным вопросам. На то он и зам! Как сказал Серёжа, когда я пыталась заручиться его рекомендацией: «Да он сам тебя позвал, слово не воробей, так ему и скажи, если что».

– А сухари-то сушить? Я могу, пару булок, – пыталась я быть полезной коллективу. – Ещё у меня поварёшка есть походная. И по поводу аптечки... берёте централизованно или каждый сам за себя?

– Свет, не парься, – явно с улыбкой отвечал Женя. – Я сегодня-завтра со Славой по раскладке переговорю, там решим.

На тот момент у меня не было трекинговых ботинок: прошлые закончились, а новые ещё не купились, идти решила, можно сказать, в городских ботинках. Причём, не взяла вторую пару обуви. Летом я, как правило, беру сандалии – ходить в лагере, чтобы ноги отдыхали, и бродить речки, но зачем они мне в снег? Да и Женя сказал, что никогда не берёт сменку, а просто расшнуровывает ботинки на стоянках и всё. Об этом я потом пожалела много-много раз, ибо ботинки постоянно были мокрыми – некомфортно и холодно. Видимо, в глубине души я всё-таки надеялась на крылья. Крылья любви к горам!

Ещё подумала вот о чём: всё-таки девять мужиков, может, платье прихватить, бальное? Но не взяла, и правильно сделала. Мужиков оказалось всего семеро вместо девяти, не перед кем красоваться, да и гладить его на вершине напряжно. Платье, я имею в виду.

Готовясь к походу, я никому (кроме, примерно, десятка-другого коллег, пары друзей, мамы и не помню ещё кого) не говорила об этом, чтобы избежать насмешек и вопросов типа: «Не боишься замёрзнуть?», «А сколько спирта вы с собой берёте?» или «Как ты спустишься без опыта с перевала 2А?», потому что я бы не смогла корректно ответить ни на один. А некорректно не позволяет воспитание. Хотя с коллегами мы обсуждали возможные варианты развития опасных ситуаций и приходили к мнению о том, что там люди грамотные – спасут! Наверное.

Незадолго до похода звонок от Жени:

– Привет, Света!

– Привет! – я выскочила в курилку, чтобы поболтать без свидетелей.

– С кем хочешь жить в палатке? Смотри, можно с Галей и Сергеем или могу тебя к себе забрать.

«И тут мне вспомнился короткий разговор с Женей в прошлом году, перед поездкой на Мунку. Он позвонил так же по организационным моментам, рассказал план действий и добавил:
– Есть вопросы?
– А как там в мае температура? Много снега? Сильно холодно в палатке ночью? – выпалила я.
– Ну, со мной тепло спать, – игриво ответил Женя, – успевай занять место».

На языке вертелось: «Забери меня к себе!», но было неловко напрашиваться.

– Да мне всё равно, куда поселите, непринципиально, – скромно ответила я.

– Я понял, – неопределённо протянул Женя. Представилось, что перед Женей лист бумаги, на котором нарисованы палатки и человечки с подписанными над ними именами, а он стрелочками отправляет этих человечков в тот или иной домик.

Собиралась я, конечно, в последнюю ночь перед выездом. Закинула сухари в духовку (чуть не забыла их утром вытащить оттуда) и, пока они подрумянивались, утрамбовывала рюкзак вещами по списку, а то память-то, знаете ли, девичья. Ох уж это вечное волнение перед поездкой... оно где-то в животе... ничего не забыть, а ещё успеть поспать, хотя сон обычно какой-то нервный, что ли, боюсь, вдруг будильник не прозвенит, вот всегда звенел, а тут возьмёт и не разбудит – дурацкое ощущение. Я никак не могла дождаться субботнего утра, чтобы сидеть в машине со 100% уверенностью, что скоро увижу горы. Так как на стадии сборов всё это мне казалось нереальным.

В 6:50 утра я уже стояла на улице в ожидании. Подъехала большая машина – не то джип, не то не джип, но очень большая. С Димой. Хоть мы раньше никогда и не видели друг друга, несложно было догадаться, что это я – Света. Какая ещё идиотка будет стоять в такую рань у подъезда с гигантским кулём за спиной, карематом и палками в руках? Я отдала Диме рюкзак и полезла на заднее сидение.

– А почему вперёд не хочешь? – удивился Дима.

– А Женя как же? – возразила я. Дело в том, что когда в машине только водитель, я сажусь рядом с ним (ну, не за руль, конечно, хотя иногда такая тяга к водительству), а если пассажиров больше, да ещё и мужчины, то скромно ухожу на «задний план».

– А нам ведь всё равно пересаживаться, на Жене поедем-то.

– Хорошо! – я с радостью прыгнула на место штурмана.

Правда, штурмана из меня не получилось. Хотели через дворы проскочить, да и упёрлись в бордюрину, пришлось по газону выезжать. Благо, машина позволяла. Стыдно, а что делать?! У нас оправдание есть – горы! (Недавно обнаружила, что в том месте уже так не срежешь – заграждение перенесли, теперь только в объезд).

Раннее утро выходного дня, прохладно и свежо, город абсолютно пустой – что может быть прекраснее?! Я в большой машине и в жёлтой флиске направляюсь в неизвестность. Кроме флиски, на мне джинсы, конечно. Вы не подумайте, что от радости скорой встречи с горами я забыла одеться. За рулём мужчина лет чуть больше сорока. Высокий, по сравнению со мной. Я, кстати, метр 63 см в голом виде, в смысле, без каблуков. Широкоплечий... я о мужчине. Дима рассказал, что лет шесть назад очень захотел в горы, и судьба свела его с Женей Рензиным, который и помог воплотить в жизнь давнее желание. Вместе бывали на Алтае, да и в местных горах не один раз километры наматывали по вертикали. А вы знаете, что километр вверх – это почти 15 км по прямой!

– Ну, а ты где была? – поинтересовался Дима.

– А я всё по Саянам хожу, – скромно ответила я. – У нас друг есть – он нас водит. – И в альпинизме, кстати, ничего не смыслю. Мне показалось, что Дима как-то огорчился. Подумал, наверное: «Ну, вот, тащи её теперь...».

Домчались мы быстро. Поставили огромную Димину машину в Женин гараж (правда, я немного сомневалась, войдёт ли она туда) и пересели в маленький, чистенький и беленький «Вольксваген Поло».

– Какой лёгонький! Молодец! – похвалил Женя, перекладывая мой рюкзак в свой багажник.

– Кстати, его ещё можно было бы облегчить, – почесала я затылок, вспомнив про три футболки, две шапки и баночку крема.

– Я тоже такой хочу! – позавидовал Дима.

– Да ладно вам, это в нём ещё 3 кг лапши не хватает, из общего веса – Слава мне распределил, – пыталась я добавить весомости моему кулю.

На выезде из города заехали в «Каретный двор», позавтракать и сразу пообедать. Двумя машинами. Влад, Слава и Гена стартанули раньше и уже значительно оторвались от нас. Едят быстро, наверное, или вообще не едят.

Заходим внутрь кафе, и я вижу, что двое участников, моющих руки в умывальнике, мне знакомы – память на лица очень хорошая – Галя и Сергей. На лыжне с ними пересекались, в начале апреля. Я тогда наверх «бежала», на метеостанцию, оленя есть, а они, соответственно, вниз катились. Мы у дяди Гриши все вместе чай пили. Помню, Галя ещё говорила, что тропёжка с Горелой по колено, и при этом водила рукой на уровне своих колен. А ведь ноги-то у всех разной длины, и там, где ей по колено, кому-то всего лишь по голень. Но смысл был ясен – туда лучше не соваться.

«Кстати о лыжниках...
В апреле 2010 года я первый раз попала на метеостанцию на лыжах. И вот когда мы с моим спутником уже спустились в Слюдянку, выпили по бутылочке пива (точнее я-то выпила, а Андрею пришлось подчиниться просьбе незаметно подкравшегося милиционера выбросить спиртное) и стояли на станции, ожидая, когда электричка приветливо распахнёт двери, я услышала короткий разговор рядом с нами:
– А где наши? – спросила одна женщина у другой.
– Здесь все наши, – ответила вторая, махнув рукой в сторону перрона. – Все, кто с лыжами.
А народу собралось немало – большинство прибежали с Переезда. В тот момент я почувствовала себя частью огромного целого, некую гордость за себя и глубокое уважение к людям с лыжами».

Ах да, забыла сказать: из всей компании до похода я знала лично только Женю, собственно, по дороге на Мунку и познакомились. О Славе много слышала, вот пара лыжников примелькалась, а они уже свои люди. Остальных же в глаза не видела. Всё это придавало моему предстоящему путешествию долю авантюрности, неожиданности и вызывало жгучий интерес.

Женя посоветовал заказать жареные вареники с вишней, которые и правда оказались очень вкусными. Однако всю порцию я не осилила, два вареника остались сиротливо лежать в тарелке.

И вот мы, сытые и пьяные, в смысле, довольные, выходим на улицу, а передо мной – Женя Дмитриева, Лёша Тютрин и Лена Матвеева. Ребята ехали кататься в Байкальск, ловить последний весенний снег.

– Светка?! Привет! – удивились они.

– Привет! – я обняла друзей.

– Куда это вы? – поинтересовалась Женя.

– Ой, не знаю – туда! – я только нервно рассмеялась в ответ и махнула рукой в неопределённом направлении.

– По матрёшкам! – послышался генеральский голос.

– Ладно, побежала я, до встречи через неделю! Вареники с вишней закажите!

И так завеса моей тайны приоткрылась. Получилось очень забавно. Думаю, товарищи ждали моего возвращения с рассказами в красках и картинках.

Всю дорогу меня не покидало ощущение, что ещё рано радоваться, вдруг придётся вернуться обратно. Всякое может случиться, дорога неблизкая. И вот в Кырене нас тормозит гаишник – Женя обогнал автомобиль, при этом пересёк двойную сплошную линию, не специально, конечно. Водитель пересел в полицейскую машину, а мы с Димой затихли в ожидании, наблюдая в боковое зеркало, что происходит в позади стоящем автомобиле.

Но к нашей радости переговоры закончились «сакссесом». В штрафной квитанции значилось что-то типа этого: «не предоставил преимущество пешеходу на зебре», и мы, отделавшись лёгким испугом, и чуть медленнее, продолжили путь...

Тунка. Люблю её поля, убегающие далеко за горизонт. И заборы, заборы, заборы, тянущиеся длинной вереницей на протяжении всего пути. Каждый раз, проезжая эти места, поражаюсь необъятному простору и безграничной красоте или, наоборот, – безграничному простору и... А ещё прекрасный, захватывающий дух, вид на хребты Восточных Саян. Сердце начинает учащённо биться, волнение нарастает – мы уже близко, скоро наверх. И облака... я стала фанаткой облаков, они восхищают меня, теперь в городе я чаще поднимаю голову и любуюсь небом.

А вот и оно, уже знакомое мне, «Сухое русло». Выгружаемся. Я побежала переодеваться из бального платья в походное. Вернулась, достала телефон и стала искать связь... связь с космосом... шучу, конечно. Хотела напоследок сделать звонок в цивилизацию, но палочки в левом верхнем углу экрана так и не проявились.

– Надеюсь, ты телефон с собой брать не собираешься?! – саркастично поддел Женя.

– Хм, а как же будильник? – возразила я.

– Будильник?! – Женя с удивлением посмотрел на меня, пытаясь понять, всерьёз я говорю или прикалываюсь.

– В таком случае, согласна просыпаться от запаха свежезаваренного кофе и.., пожалуй, кофе будет достаточно, – с явным кокетством ответила я.

А вы знаете, есть свои преимущества в заброске на личном транспорте, на личном транспорте Жени, Влада и Сергея. Выезжаешь во сколько хочешь (читать: во сколько скажут), забирают прямо из дома, останавливаешься, где нужно (ни разу не просилась выйти, боялась, вдруг без меня уедут) и в машине можно оставить некоторые вещи, так называемый «лишний вес», например, одежду и обувь на выход, бальное платье, ключи от дома, телефон без палочек.

Слава достал целую коробку лапши, по раскладке предназначавшейся для утяжеления моей ноши, а не чтобы посадить меня на лапшичную диету. Сейчас не вспомню, сколько пачек там было, но очень много. Они были обмотаны скотчем по три упаковки, чтобы не рассыпались. Это всё еле-еле вошло в мой рюкзак, полностью заняв верхний клапан, из-за чего куль сильно вытянулся и кое-как застёгивался. Женя отдал приготовленные для меня спусковину, каску и обвязку, которые на время похода поселились снаружи моего рюкзака. И я постоянно контролировала, не отвалилась ли каска, поворачивалась к солнцу и смотрела на тень округлого предмета. Видя отросток рюкзака, улыбалась и шла дальше.

Как правило, на заходе туристов поджидают клещи, ведь уже весна – они выспались и жаждут свежей крови! Клещи, конечно, жаждут туристской крови, ну а туристы жаждут гор! И у нас есть волшебное средство для отпугивания членистоногих – репеллент. Сергей начинает обрабатывать участников смесью из флакона. Подошла и моя очередь.

– Света, иди сюда, тебя тоже обрызгаем, – зовёт меня в сторону Сергей, – так как запах у этой штуки, скажу вам, мерзкий – не только клещей распугаешь.

– Ой, а от чего это? – решила пошутить я.

– От мужиков! – отозвался Сергей Викторович.

Начало пути. Фото Сергея Зинченко

Я было хотела возразить, но потом подумала, что всё-таки лучше без клещей, чем с мужиками и, закрыв руками лицо, вытерпела экзекуцию.

В общем, мы упаковываемся, затягиваем поясные ремни и потихоньку выходим. Погода отличная, команда тоже, путешествие обещает быть захватывающим.

Закидываю рюкзак на плечи и понимаю – что-то не то. Странно, но что-то не так, как всегда. Часть группы уходит вперёд, остальные подтягиваются. Я иду в передовой части и удивляюсь, как я так могу? Я ведь обычно никуда не тороплюсь и спокойненько плетусь позади, добираясь до лагеря, когда все уже легли спать – шучу, конечно. Прислушалась к ощущениям в теле и осознала – колени! Дело в том, что, как правило, рюкзак, оказывающийся на моих хрупких плечах, давал ощутимое напряжение в коленных суставах, даже если я просто стояла на месте. Чем было обусловлено отсутствие боли – даже не знаю. Я называю «это» лосизмом – организм настолько привык к нагрузкам подобного рода, что ему уже мало. А может, мало килограммов лапши взяли?..

«А ещё всякий раз, когда речь заходит о нагрузке, мне вспоминается четверостишие, которое написал один мой лыжный друг:

«...И, сидя в тёпленьком вагоне,
Стыдливо пряча дрожь коленей,
Ты удивляешься, как носит
Земля таких, как ты, оленей».

Нас 9 человек – 7 мужчин и мы с Галкой, чувствую себя неопытной маленькой девчушкой. Кстати, состав группы таков:

Слава Петухин – руководитель похода, преподаёт в Институте математики и экономики, имеет учёное звание доцента, а ещё он создатель сайта «Природа Байкала».

Женя Рензин – заместитель по организационным вопросам, вечный Славин оппонент в спорах, отлично поёт, знает, как облегчить рюкзак. Имеет два прозвища – «Генерал», данное ему за соответствующее руководство в походах, и «Парфюмер», присвоенное в виду профессии.

Сергей Зинченко – заместитель по культурной программе, интеллигентнейший человек, заядлый Комаровед, известный, в определённых кругах, как «Тайга». Любит конфеты «Марсианка».

Игорь Клименко – человек-анекдот, постоянно что-нибудь «отжигает». Кличка «Ботаник», прекрасно фотографирует и грамотно разводит спирт, любит горные лыжи и Мамай.

Галя Быкова – Галка, спортсменка и просто красавица, очень отважная и смелая девушка, и в то же время женственная, хрупкая, весёлая, всегда поддерживающая разговор.

Гена Хитрихеев – обладает невероятной выносливостью и умением ходить по воде, благодаря чему получил прозвище «Апостол Геннадий».

Дима Котов – мой левый сосед по палатке, любит альпинизм и фотографию. Часто произносит фразу: «...стесняюсь спросить».

Влад Воробьёв – обладатель оранжевых очков, надевая которые, попадаешь в Нарнию. Недавно переехал с семьей на ПМЖ из г. Братска в г. Иркутск и посему интересуется всем и вся в нашем городе, где покататься на велосипеде, куда съездить на выходные и т.д.

Светлана Червякова – автор, девочка-припевочка, вечно ищущая приключений и ходящая в горы, чтобы побыть с собой и со всеми этими замечательными вышеописанными людьми.

Мы прошли совсем немного, и вдруг выяснилось, что у нас одна палатка – лишняя. Как так получилось, не знаю. Видимо, Влад просто подстраховался, боялся, наверное, остаться без крыши, точнее, без тента над головой.

С поляны лесорубов открылся потрясающий вид на горы. Их было видно! Прозрачный воздух и отсутствие дымки сделали своё дело. Влад ушёл закапывать палатку, остальные же достали фотоаппараты.

– А ведь мы, как группа Дятлова, – неожиданно отметил Сергей Викторович.

– Точно, их тоже девять было – семь мужчин и две девушки, – подхватил кто-то из нас.

– А между одной из участниц и руководителем их группы была платоническая привязанность, – поехидничал Сергей.

Мы с Галей переглянулись. Что-то наводило на мысль о том, что нам с ней ещё предстоит испытать на себе шуточки и подколы со стороны мужчин. Ведь уже на стадии сборов Женя писал о туристках: «Пусть идут. Будет над кем посмеяться».

– Но у дятловцев один человек отказался, а у нас двое – не сходится немного. («И хорошо, что не сходится», – мелькнуло в голове...).

«Без рук, без ног – на бабу скок», – попыталась я разрядить обстановку старой загадкой. Однако оказалось, что никто не знает точный ответ. Гена стал перечислять каких-то странных существ без конечностей и, пока его фантазия не разыгралась до триллера, я решила открыть правду: «Это же рюкзак!» Народ развеселился.

Подошёл Влад, рюкзаки снова оказались на бабах, в смысле, на конях, и наш табун поскакал дальше. Мы завернули за беседку и скрылись в лесу.

Река Хаюрта в среднем течении. Фото Сергея Зинченко

Через некоторое время попадаем на реку Хаюрту, приходится идти прямо по наледи. Правда, в некоторых местах было мокровато, и там, где мужчины могли позволить себе сделать широкий шаг и переступить воду, нам с Галей приходилось перебегать с криками или изыскивать обходные пути по лесу, чтобы сохранить обувь максимально сухой. Хотя я уже тогда ощущала «всхлипы» моих ботинок. Всхлипы радости.

И ещё сразу намазались кремом от солнца. Оно сверху и здорово отражается от снега под ногами, сгореть можно влёт. Когда переписывались с Женей, он сказал, что я могу рассчитывать на его крем – он купил небольшой тюбик Garnier для лица и декольте SPF50. Да ещё и с лёгким тонирующим эффектом. Только на месте до меня дошло – тональный! Наши лица были жёлтыми. Некоторые участники посмеивались над нами, особенно над Женей, ведь для девушек тональный крем – обычное дело. До декольте, правда, дело не дошло.

У меня светлая кожа и без специальной косметики я быстро сгораю. И прекрасно это понимая, мне всегда лень нанести крем, например, в марте, в мае. Кажется, что весной солнце не такое жаркое, можно и не защищаться от него. Пусть, мол, подрумянит немного лицо. Но когда накатывает эта самая лень, я вспоминаю 2006 год... (и не только его).

«Мы переходили Байкал, из пос. Листвянка в пос. Танхой. В таком деле обязательны солнцезащитные очки и крем, чтобы не получить ожоги кожи и сетчатки глаз. Но, к моему сожалению, крема не было, но я рассчитывала на чей-нибудь. Однако к моменту, когда солнце изрядно припекло, я осталась одна посреди озера: сильная часть группы, как только рассвело, и появилась возможность ориентироваться на противоположный берег, очень быстро оторвалась от арьергарда. А другая часть двигалась примерно в часе ходьбы позади меня, у них была своя программа. В общем, просить солнцезащитной помощи было не у кого. Результатом прогулки, помимо отваливающихся тазобедренных суставов, стало багровое лицо, на котором остались лишь небольшие «живые» участки кожи – от очков. Не помогало ничего, хотя советчиков хватало. Образовалась корка на лице, хорошо ещё опухоли не случилось. Заказчики приносили мне шоколадки, протягивали, добавляя: «Вам поправляться надо, усиленное питание!» – так трогательно. Со временем, конечно, всё зажило, став хорошим наглядным уроком в заботе о своём здоровье».

Постепенно русло реки сузилось, и образовался прижим, предстояло его обойти, поднявшись на берег. В моём случае не обошлось без волшебного пенделя, а может, и двух. На спуске обратно возникла небольшая «пробка», первыми спустились Влад и Слава, затем Женя, на очереди были Галя, Гена и я. Мы стояли на достаточно узком месте, на снегу, и не было понятно, что под ним. Тут я решила размять ноги и, сделав небольшой шаг вправо, провалилась одной ногой в снег, а из такого положения встать очень проблематично, я пыталась опереться рукой, но она просто уходила глубже в снег.

– Вытяни её за палку! – подсказал Гене стоявший за мной Дима.

Гена протянул мне альпеншток, извлёк из белой массы и я, затаив дыхание, вытянувшись, как суслик, больше не двигалась, увидев под собой предательски обнаженный покатый камень, с которого я и съехала.

Тут Галя, оперевшись на трекинговые палки, прыгнула, тоже провалилась одной ногой куда-то. Нога ушла между камней, которые были не видны под снегом. Гена только руками всплеснул: оказался между двух девчонок, по очереди проваливающихся в снег. Какие-то неустойчивые попались. Но Галя благополучно была вызволена целая и невредимая. Мы все только рассмеялись.

Не успели спуститься, как выяснилось, что теперь нужно залезть в гору. Крутую. Подъёмчик этот изрядно вымотал.

«Вспомнился подъём от Китоя в 2011 году. Мы тогда до темноты не успели к реке выйти, чтобы лагерь разбить. А воду, которая была в бутылках, непредусмотрительно выхлебали достаточно быстро. Пришлось нам прямо на горе, с приличным уклоном, поставить три палатки, погрызть орешков и спать лечь без горячего ужина. К утру, помню, мы с Серёгой скатились на Лену, спавшую снизу в палатке. Да, сухая ночёвка была не из приятных».

Дима надевает гамаши. Фото Сергея Зинченко

Немного погодя вылезли мы в лес, а там... снега по колено. Достали гамаши.

– О, «Freetime»! – хорошая фирма, – похвалил меня Женя, увидев красные «фонарики» на моих стройных ногах.

– А это не мои. У меня, вообще-то, «Tatonka», мы с товарищем поменялись, – гордо заявила я.

– «Tatonka» твоя – фигня, она «не дышит», – парировал Женя. – У меня дома такие есть, могу тебе отдать.

– А зачем мне четыре гамашины? Ноги-то только две, – размышляла я, – если только на руки ещё надеть, как мясники делают.

Ну а дальше пришлось тропить. Не мне, правда, я шла уже по готовым следам. И, пройдя ещё не очень много, почти до границы зоны леса, мы нашли милое местечко для лагеря.

Наша первая стоянка. Фото Сергея Зинченко

– Света, ты где будешь спать? – поинтересовался Дима, пока мы ставили палатку.

«Хотелось бы в палатке, хотя бы в тамбуре» – мелькнуло в голове.

– А можно мне посерединке? – жалостливым голоском протянула я.

– Можно, – разрешил Дима.

– Я сплю слева от входа, – предупредил Женя.

Вот все и распределились.

За ужином мужчины достали спирт. Игорь хорошо его разводит. Наверное, всё по правилам: 2 части спирта, 3 части воды, наливает обязательно спирт в воду, а не наоборот, а потом, закрыв крышку, берёт бутылку за середину одной рукой и интенсивно «качает» из стороны в сторону, влево-вправо, влево-вправо.

«Как-то коллега по работе, когда я в очередной раз спустилась с гор, спросила меня: «Сколько водки с собой брали?».
– Нисколько! – я оскорбительно задёргала головой.
– А чё ходили-то вообще?! – удивлённо воскликнула она».

В этот раз, по приезде из похода, я могла с «гордостью» сказать: «Пила спирт!». Сергей Викторович взялся научить меня правильно употреблять этот напиток.

– Смотри! Выдыхаешь, пьёшь, потом крякаешь, – показал последовательно Сергей.

Я в свою очередь выдохнула, выпила и тут же скорчила лицо, быстро заела кусочком сала, а вот крякнуть у меня вообще не получилось.

В течение всего вечера Сергей подкалывал меня, напоминая основные действия. Конечно, все остальные в этом деле профи, а я первый раз.

А завтра по плану – днёвка. Не успели прийти, как уже целый день отдыха. Перед сном я поставила в тамбур кружку с водой, позаботилась о том, что с утра захочется пить. Однако за ночь вода перешла из одного агрегатного состояния в другое и стала льдом. Мало того что не попить, так ещё и не вытащить его оттуда. Пришлось держать кружку внутренней частью в костре, т.к. внешняя её стенка не нагревается.

Утром Влад и Слава довольно рано ушли на разведку цирков Хаюрты. Большая часть группы долго батонилась в лагере, часа в два и мы решили погулять и размяться.

Днёвка. Вверх по Хаюрте
Днёвка. В русле Хаюрты
Днёвка
Слава и Влад

Пошли вверх по руслу реки – мокровато – и в какой-то момент мы с Геной и Галей выбрались наверх, остальные решили протропить на завтра, сколько смогут. Полежав на солнышке, сделав несколько снимков, мы снова спустились – на попах – в русло реки и отправились в лагерь, а потом подтянулись и все остальные.

Вечером нашим развлечением стал поиск картошки. Как утверждал Женя, должно быть две вакуумные упаковки с чищенным картофелем. Одну из них мы приговорили вчера, осталась вторая, на сегодняшний суп. Галя обыскала Женин рюкзак, вернулась к костру ни с чем, потом на «обыск» пошла я, но необходимый овощ так и не нашёлся.

– Женя, может, в нашей палатке часть продуктов? – начала я с мягких методов дознания.

– Там, вроде, только вещи... – ответствовал Женя.

Однако я решила проверить и нашла-таки спрятанную упаковку картошки в белом пакете с вещами. Суп был спасён.

В этот вечер спать разошлись рано, завтра – понедельник, трудный день.

Встать загадали в 6 утра, ведь впереди у нас перевал Панкова – самый сложный участок похода. Сергей вызвался приготовить завтрак, и утром, услышав звуки гремящей посуды и запах гречки, народ постепенно подтягивался к костру.

– Серёга! Сделай мне кофе! – послышался Галин голос из палатки.

Вышли примерно в 7.30 (хотели выйти в 7.00), чтобы большую часть реки пройти по фирну, пока не сильно мокро.

«Всё-таки три НЕправды о туристах верно подмечены:
– Рано встали;
– Быстро собрались;
– Вовремя вышли».

Сегодня мы отправились по своим же вчерашним следам, однако раннее утро нас не шибко спасло от раскисшей массы под ногами и мокрых ботинок, которые и без того были сырыми.

Идём по своим же вчерашним следам
Подходим к цирку перевала Панкова. Фото Сергея Зинченко
Подъём в висячий цирк. Фото Сергея Зинченко

Поднявшись в висячий цирк, устроили небольшую передышку. Сразу стало холодно, пришлось утеплиться, надев сноубордическую куртку. Группа ушла на перевал, а я дождалась Игоря, и мы пошли сделать пару фотографий в сторону Хаюрты.

Когда вернулась к рюкзаку, не могла найти перчатку: обыскала куль, посмотрела вокруг, думая, что ветер унёс её, короче, пришлось забить, к тому же Игорь любезно предложил мне свою. И добавил:

– Подними правую руку вверх.

Я последовала его просьбе, без задней мысли.

– Выше, ещё выше, – продолжал Игорь, – а теперь вот так...

Он не успел договорить, как я посмотрела на свою вытянутую конечность и поняла, что перчатка застряла в рукаве куртки; так пропажа нашлась.

Со стороны Хаюрты подъём на пер. Панкова технично несложный, хотя достаточно хороший уклон. Периодически дул сильный ветер, казалось, что меня сейчас снесёт, тогда я замирала, почти прижимаясь к снегу, пережидала.

В цирке перевала Панкова. Фото Игоря Клименко
Заключительный участок подъёма. Фото Сергея Зинченко
Вид с гребня. Фото Сергея Зинченко

И, наконец, вот она – вершина! Наверху было очень холодно, ветер пронизывал до костей, ноги постепенно вмерзали в горную твердь. Но с перевала открывался потрясающий вид на белоснежную страну в верховьях реки Архат.

Некоторые участники уже успели надеть обвязки и каски, обсуждая предстоящий спуск.

Вид с перевала Панкова на долину реки Архат
На перевале Панкова. Высота 2 700 м. Одеваемся, Игорь ест

Дима помог мне тоже надеть эту часть снаряжения. Обвязка спокойно обхватывала мою талию поверх куртки, ремень Дима затянул и заправил в обратную сторону в пряжку. Считается, что при правильной регулировке под поясной ремень должна проходить ладонь, вот только чья?.. в общем, всё шло хорошо.

Игорь угостил меня шоколадкой Ritter Sport, и я пыталась забыть о страхе... сейчас пишу эти строки – и как будто вновь стою на высоте 2 700 м., готовясь (в большей степени морально) сойти вниз. Из 9 человек первый раз таким способом спускались только двое – я и Гена. После прохождения троих мужчин, верёвку перестегнули левее по гребню, в более удобное для этого дела место. Мне хотелось, чтобы скорее подошла моя очередь, нервишки барахлили, меня трясло не только от холода, я пыталась наблюдать за спускающимися, слушать, что говорит Женя, какие указания даёт, и в то же время абстрагироваться и просто ждать.

– Свет, а ты когда-нибудь спускалась с верёвкой? – вдруг спросил Женя.

– Нет! – я чуть не подавилась от возмущения. – Ведь говорила же, что дюльферять не обучена, да и вообще дел с верёвками иметь не приходилось, разве что с бельевыми.

– А высоты боишься? – добила вопросом Галя.

– Боюсь! «А вдруг есть альтернативный способ оказаться внизу, желательно безболезненный», – с надеждой подумала я.

Гале было страшно, хотя она это делала не первый раз, поэтому становилось ещё более не по себе, я же тоже девчонка. Но Галя справилась со страхом и потихоньку стала исчезать из виду.

– Галка, молодец! Я тебя расцелую, когда спущусь, – подбодрил Женя. Но думается мне, что ей на это было пофиг.

У альпинистов есть правило: «Никогда не поворачивайся спиной к скале». Идти нужно было, соответственно, лицом к скале, а это самое страшное для меня – когда нет полного обзора, когда выглядываешь из-за плеча, когда не видишь, куда наступить... Женя пристегнул мне верёвку через спусковину. Она «реверсо» (ещё бывает «корзинка» и более распространённая – «восьмёрка», а ещё стаканы, шайбы, раки, рыбы и прочие челюстноротые и членистоногие), фирмы Petzl, сказал: «Похвастаешься потом, что на крутой спусковухе шла».

Но мне было не до этого, я несколько раз дёрнула карабин, удостоверившись, что муфта плотно закручена (и Женю попросила дёрнуть), взяла верёвку, повернулась спиной...

Начало спуска представляло собой несколько «ступенек», но не было понятно, как далеко они друг от друга и насколько нужно опустить ногу. Дело в том, что я никак не могла расслабиться и понять, что я на верёвке и, в случае чего, не упаду, а просто повисну. А вдруг я повисну в некрасивой позе? На самом деле, я боялась, сорвавшись, оказаться висеть головой вниз. Я долго ковырялась вначале, и Женя, видя мою нерешительность, предложил спустить меня сам; отказываться не стала. Он натянул верёвку через плечо.

– Можешь заниматься своими делами. Я держу тебя, – обнадёжил он.

Потихоньку он стравливал верёвку со мной вниз. А я, вцепившись в неё, пыталась как можно ближе прижаться к скале и избежать чувство полёта. Поэтому вместо того, чтобы отталкиваться ногами от стены, я проскребла ими о камни, последствием чего были синяки. На голове была надета каска, поверх неё капюшон, сзади – рюкзак. Всё это не давало мне возможности поднять голову и расслышать, что говорят наверху. А наверху, по ходу, Игорь с Женей посмеивались над моими страхами, а меня это бесило. А они, по-любому, просто обсуждали женщин, футбол или хоккей, как раз накануне Швеция «сделала» Россию, и, наверное, вообще решили перекусить, пока тут такая пробка.

Добравшись с генеральской помощью до снега, почувствовав под ногами хоть какую-то устойчивость, я крикнула: «Отпускай, дальше я сама пойду!» И пошла. Необходимо было добраться до Славы. Он спустился первым и ждал каждого в определённом месте, чтобы помочь перестегнуться на вторую верёвку. Мои руки были в перчатках, но в какой-то момент я поняла, что не могу согнуть пальцы – настолько они замёрзли. Ведь нужно было не просто держать верёвку, а регулировать её натяжение и, таким образом, управлять скоростью движения, либо заводя за себя, чтобы ускориться, либо передвигая вперёд, притормаживая. Слава заметил моё замешательство.

– Что, руки замёрзли? – спросил он.

– Да! – чуть не плача ответила я.

– Давай, немного осталось! – подбодрил руководитель. И я взяла себя в руки, точнее, верёвку. На станции он освободил перила для следующего участника, а мне оставалось пройти ещё несколько метров по снегу на второй верёвке.

Спустилась.

Ура.

Я сделала это.

– А чё было-то вообще? – я посмотрела снизу вверх на дорожку следов, оставленных спустившимися.

Наверное, я спускалась дольше всех по времени. Но мне можно – я первый раз!

Спускается Галя. Наверху Женя, автор, Гена и Игорь. Фото Сергея Зинченко
Спуск по второй верёвке. Фото Сергея Зинченко
Спуск с перевала Панкова. Общий вид. Фото Сергея Зинченко
Спуск с перевала

Мне пришлось подождать Игоря. Он шёл за мной. У него были мои палки.

– Ну, как? – дойдя до меня, поинтересовался Игорь.

– 3,14здец, как страшно! – не сдержалась я, стыдливо придерживая дрожащие коленки.

– Доходчиво, доходчиво, – улыбнулся Игорь.

– Первый и последний раз так спускаюсь! – заявила я.

– А ты не зарекайся, – со знанием дела ответил Игорь. Потом поняла, почему бы и не повторить? Ну, чтобы наверняка удостовериться – сильно страшно или вполне реально.

Дальше мы стали спускаться уже по глубокому снегу, а потом просто сели и поехали на попах. Однако скорость при таком способе передвижения достаточно высока; может, зависит от попы, а может, от ткани брюк. В общем, разогнавшись, как бобслеист, я, побоявшись налететь на камень, решила притормозить, и тут же моя левая нога ушла глубоко в снег. Все мои попытки по извлечению её оттуда были тщетны.

– Сейчас помогу! – послышался голос сверху.

Оглянувшись, увидела приближающегося Игоря. Он стал тянуть меня за рюкзак, как созревшую репку.

– Ой-ой-ой, мой ботинок, он сейчас снимется с ноги и останется там! – запричитала я.

Всё дело было в рюкзаке, нужно было просто снять его, но сама я этого сделать не могла, потому что он предательски упёрся в снег и, когда Игорь освободил меня от ноши, я спокойно покинула место своего заключения.

Нам предстоял ещё долгий путь (но не на попах, конечно) по снежным просторам, наледям и болотам. Гена в тот день протропил практически всё, мы называли его Апостолом – так хорошо ему удавалось идти, можно сказать, по воде и не проваливаться. Но «накупались» мы тогда вдоволь.

Бывало, думаешь: «Вот все здесь провалились, а я сейчас с краюшку обойду потихонечку, я же лёгкая», наступаешь так осторожно носочком и... уходишь чуть ли не по пояс вниз, потом выгребаешь оттуда – отличная тренировка для ног и для языка, который так и норовит красноречиво описать «провальную» ситуацию.

Человек – песчинка
По Архату за Геной. Фото Сергея Зинченко.
Купание в снегу. Фото Сергея Зинченко

Оглядываясь назад
Отражение в наледи. Игорь
Место второй стоянки. Фото Сергея Зинченко

На место стоянки добрались, наверное, часам к 20–21. Ночевали на склоне левого борта реки, в лесу. Расчистили снег, поставили палатки. Дима с Женей выглядели как-то устало.

– Вы что, устали? – ехидно спросила я.

– А ты разве нет? – поинтересовался в свою очередь Женя.

– Не-а! – гордо заявила я, приняв позу сахарницы.

– Ну, тогда иди, протропи нам на завтра! – послал Женя.

Если бы только знать, куда мы отправимся завтра, – размышляла я, оглядываясь по сторонам.

– Свет, ты хоть гамаши сними, – заботливо посоветовал Женя.

– Дык мне же тропить ещё! – не унималась я.

– Ну-ну.

Но долгий переход и горячий ужин разморили окончательно. Сидя у костра, не хотелось ни говорить, ни вообще шевелиться. Можно было выдохнуть и подвести итог этому длинному, ходовому дню, насыщенному окружающей красотой, эмоциями и физическими упражнениями в виде задирания ног выше головы. Как потом уже, то ли расстроенно, то ли с радостью, высказался Женя: «Никто не упал, даже лавину не спустил».

На следующий день мы прошли по каньону, сколько это было возможно, а потом забрались уже на правый борт Архата и двигались высоко над рекой, всё ещё по снегу. Из-за него собственно и было принято решение не идти на Шумак – не успели бы выйти в срок, над чем я постоянно сокрушалась.

Утро следующего дня. Фото Игоря Клименко
Каньон Архата. Фото Сергея Зинченко
Глубокий снег

Ледопад на Архате
Вид с правого борта Архата на левый
Кирюхин рюкзак прошёл со мной немало километров

Спустившись к стрелке Архата и Баром-Гола, задумались о переправе на противоположный берег.

Мы с Галей стояли в растерянности. Гена каким-то волшебным образом перепрыгнул воду и кинул в неё камень, чтобы можно было наступать на него.

– Девчонки! Идите сюда, я вас перенесу, – крикнул стоявший ниже по течению Женя.

– Гена, извини! – сказала Галя, – но там нас Женя перенесёт.

И мы направились к Евгению. Однако надо отдать должное Гене, он не растерялся и, пока Женя забрал Галин рюкзак, ловко посадил её себе на спину и перенёс через реку. Затем вернулся за мной. Я в свою очередь протянула ему куль, в надежде, что «уеду» на Жене.

– А рюкзаки у нас Женя носит! – иронично подколол Гена и подставил мне спину.

Надо признаться, что опыта катания на мужских спинах у меня нет, я даже не смогла сразу «оседлать» Геннадия. Вот что значит не привыкла на мужиках ездить, во всех смыслах этого слова.

Ну а за идею наши с Галей поцелуи достались Жене. На противоположном берегу мы нашли очень приятную стоянку на три дня.

Погода стояла отличная! Мужчины даже купались, температуру воды можно было определить по их душераздирающим крикам. Мы с Галей тоже освежились.

Стрелка Архата и Баром-Гола
Место третьей радиальной стоянки. Фото Сергея Зинченко

Вдруг кто-то заметил спускающихся к стрелке людей. Четыре, пять... мы пытались сосчитать идущих к нам гостей. Отметив, что народ шёл в снегоступах, мы предположили, что они не местные. И правда, это была группа красноярцев под руководством Жени Глёкова. Ребята зашли через Хубуты и направлялись на Шумак через Обзорный. Мы передали привет Юрию Власову, пожелали путешественникам удачи и хорошей погоды.

1 мая.

Демонстрации с флажками не получилось, но марш-бросок на пик Кругозор удался. Это вроде Слава его так обозвал.

Долго шли вверх по гребню, сначала по травке, потом по камушкам и по снегу, где-то было крутовато, но не сильно проблематично. По обоим противоположным склонам, пока мы поднимались, успели сползти лавинки – зрелищно и громко. Ещё наверху висел такой хороший снежный козырёк, мы его просто испепелили взглядами: так и хотелось, чтобы эта масса, изрядно подогретая солнцем, рухнула с треском под наши восторженные крики.

Автор в красных гамашах. Фото Сергея Зинченко
Зимовье
Вид на гребень
Вид с гребня

Снежный карниз
А вот и Гена на подходе
Не успела заснять лавинку

В какой-то момент вылезли на большой пупырь, думая, что это и есть наша вершина, однако оказалось, что до неё ещё идти минут 30. После обсуждения, к пику отправились Слава и Сергей, мы же остались загорать.

Наша цель
Слава и Сергей по пути на Кругозор
Солнечные ванны на высоте 2 635 м.
Хорошо виден Хубутский перевал, через который мы будем выходить через два дня
Фото Игоря Клименко

Я облизывалась, глядя им вслед (в смысле, не на мужчин облизывалась, конечно, просто с ними хотелось, но боялась, что доставлю им проблемы, беспомощно повиснув где-нибудь над бездной). Гребень по пути к Кругозору значительно сужался, местами едва нога помещалась, по рассказам наших смельчаков. Как ещё заметил Сергей по возвращении к нам: «Очковая мышца хорошо работает». Потом до нас добрались Дима с Игорем. Ребята тоже решили пощекотать нервишки прогулкой на Кругозор.

Архат

А мы тем временем, разделившись на две группы, направились вниз. Мы с Владом как-то подотстали от ребят, шли и болтали обо всём, а когда спустились в лес, я попросила у него очки и, надев их, попала в сказку. Всё вокруг было позитивно-оранжевым, очень здорово.

Солнце хорошо растопило верхний слой снега на реке, перепрыгнуть не представлялось возможным, а лагерь там, на противоположном берегу. Один путь – по воде! Влад предложил перенести меня на спине, но поток воды был сильным, побоялась я, что вместе искупаемся с головой. Поэтому он просто подстраховал, когда я, по бедро в ледяной воде, шла бродом. Но мы высушились, и жизнь снова наладилась.

Перед сном, уже в палатке, мы с Женей о чём-то разговаривали, не помню, о чём, но речь зашла о возрасте.

– Да я уже немолодая, мне ж не 18-ть, – жаловалась я, – 19-ть как-никак уже...

2 мая.

Вторая радиалка. Сегодня идём в «Стакан». Это водопад. С утра пасмурно и значительно холоднее, чем накануне. Даже пришлось утеплиться, надев термуху. Пройдя через лес, мы спустились в каньон Зун-Гола. Прыгаем по камушкам через речку. Постепенно каньон становился уже, приходилось проходить по тонкой кромке берега у скал, где-то шли по льду. И вот возникла «пробка». Женя дождался нас с Галей, чтобы проконсультировать, как пройти столь узкий прижим.

– Левую руку сюда, правую ногу вот сюда, – дал указание Женя. Я выглянула из-за Галиной спины. Раскорячиться таким образом нам, миниатюрным девушкам, было напряжно. Пока Галя настраивалась, Женя, недолго думая, подхватил её за талию и с лёгкостью перенёс с одного камня на другой, минуя опасное место. Над моей головой только ноги её промелькнули почти в шпагате. Со стороны это выглядело, как поддержка в танцах или фигурном катании. Очень эффектно. Теперь была моя очередь демонстрировать чудеса растяжки. Нагнувшись, я опёрлась левой рукой о камень, но правая нога до указанного места без промежуточного шага не дотягивалась, поэтому я решила левую ногу поставить ребром на небольшой уступочек и быстро переступить, но не успела и сорвалась, однако Женя не дал мне приземлиться ногами в воду, прижав руками к скале, что дало мне возможность нашарить-таки нужный камень и принять устойчивое положение. Впереди нас ждало ещё одно препятствие. Мужчины как-то ловко перешли это место, а мы с Галкой опять встряли. Нас пугал поток воды. Но рядом был огромный камень. Мы залезли на него и прыгнули на противоположную сторону, а там Гена нас подстраховал, чтобы не поскользнулись. И вот, преодолев все преграды, мы подошли к входу в грот водопада. Чтобы попасть туда, нужны кошки. У меня их не было, и я, в общем-то, не собиралась идти «внутрь».

Зун-Гол. Фото Сергея Зинченко
Зун-Гол. Фото Сергея Зинченко
Вход в Стакан. Фото Сергея Зинченко

– Убирай фотоаппарат, нечего тут снимать! – сказал Женя. – Полетели, птичка!

Я забралась на Женину спину, и он понёс меня в каменный мешок.

– А что же ты мне врала вчера, что тебе 19-ть? – возмущённо говорил Женя, спуская меня на землю. – Да тебе же все 20-ть!!

– 20-ть мне через два дня, – ответила я.

– Я знаю.

Затем Галя «прилетела». Остальные, простите, сами. Зрелище было очень красивое, никогда не видела водо-ледопад так близко. Он представлял собой мощную застывшую глыбу льда, по которой откуда-то сверху лились потоки воды. Женя с помощью пары ледорубов забрался на верхнюю его ступень.

Полетели, птичка!
В каменном мешке. Фото Сергея Зинченко
Водопад Стакан

Вечером пели песни у костра, допивали спирт, ели сало, Игорь травил анекдоты. Игорь вообще, можно сказать, человек-анекдот. Ты ему слово – он тебе прибаутку. Мы постоянно смеялись.

«Спят, спят мышата, спят ежата.
Медвежата, медвежата и ребята.
Все, все уснули до рассвета...
Лишь зелёная карета
Мчится, мчится в вышине,
В серебристой тишине...
Шесть коней разгорячённых
В шляпах алых и зелёных
Над землёй несутся вскачь.
На запятках чёрный грач...»

– это Женя напевал колыбельную «Зелёная карета».

– Ты не помнишь, что там дальше? – подсев ко мне, спросил Женя.

– Нет, я вообще не знаю слова, – стыдливо ответила я.

– Как это не знаешь? – удивился певец, – придётся выучить, а то не возьму больше.

Надо признаться, что я, конечно, нашла и выучила эту песню, но её так и не удалось исполнить. Обычно в походах все так устают, что отрубаются раньше, чем я успеваю открыть рот.

3 мая.

День выхода. Встали пораньше, сегодня снова длинный, ходовой день. По Баром-Голу направились к Хубутскому перевалу. В 2009 году я уже прошла его, но в другую сторону (с Хубутов на Баром-Гол). Утром ещё прохладно и камни на реке прихвачены небольшим ледком – скользко, но мы прыгаем осторожно. Вскоре поднялись на левый берег реки (Сергей сделал это с самого начала и шёл по следам красноярцев). Опять по снегу, опять барахтаясь, движемся к перевалу.

По пути к Хубутскому
Солнышко припекло — девчонки обуглились. Фото Сергея Зинченко
Подъем на перевал Хубутский

Хубутский не является категорийным, поэтому нужно просто идти. Потихоньку, с периодическими остановками и поеданием конфет, орехов и сала, перевальный взлёт был взят. На нём нас ждало озеро во льду, и вид с перевала в обратную сторону был очень впечатляющим (летом, уже с другой компанией, мы тоже были на Архате и выходили через Хубутский, в снег; это озеро было похоже на большую серую и грязную лужу). Ну вот и всё – дальше вниз, вниз в долину Хубутов, по снежку, по болотцу, а потом по конской тропе до Хубутского водопада и старого зимовья.

Озеро на перевале
Выходим
Долина реки Хубуты
Хубутский водопад

От него мы немного спустились по серпантину и организовали стоянку. После перекуса полгруппы разбрелось по палаткам спать.

Последний вечер у костра. Долго болтали обо всём. Ещё на Архате Игорь обещал, что расскажет нам сказку. Я и думала, что это какая-то забавная история или что-то вроде того, в его стиле. И вдруг кто-то вспомнил об этом. Все затихли, а Игорь начал повествование. Это была африканская поэма Николая Гумилева «Мик». Замерев, мы слушали творение великого русского поэта Серебряного века, и в бликах костра, казалось, мелькали картинки далёкого материка, очертания диких животных и сцены сражений. Минут на сорок мы все погрузились в удивительный, красочный мир Африки. Это было сильно.

Разошлись спать, обсуждая услышанное произведение.

4 мая – мой день рождения. Я намеренно никому не говорила об этом. Но взяла с собой печенье и сгущёнку, чтобы «состряпать» походный тортик. Однако маршрут значительно сократился, ведь первоначально выход планировался на 5-е мая. После Хубутского, на привале, было мнение вообще бежать до машин 3-го мая и уехать в ночь, но всё-таки решили, что выход 4-го будет самым логичным.

О том, что Женя знает про мой ДР, я поняла в «Стакане» и ждала подвоха. И вот мы уже легли спать, а Женя достал часы и стал отсчитывать последние минуты до двенадцати. Ровно в полночь Дима с Женей в оба мои уха и во весь свой голос зарядили: «Happy birthday to you». «Света, с днём рождения!» – послышался Галкин голос из соседней палатки. А потом с поздравлениями прискакал Игорь, прямо в спальнике. Было приятно, уснула с улыбкой на лице.

Встали в 6 утра. В 7.40 уже вся команда стояла собранной, и мы выдвинулись к Сухому руслу. Уже через три часа были у машин, загрузились, распрощались, обнялись и отправились домой.

Я включила телефон, и одна за другой посыпались смс-ки с поздравлениями. Поймав связь, я набрала маму.

– Алло! – послышался в трубке родной голос.

– Мамочка, привет! Мы вышли, всё в порядке, уже едем обратно, – отчиталась я.

– Как хорошо! – обрадовалась мама. – Давай быстрее, мы столик в ресторане заказали.

– Я быстрее машины не могу, – посмеялась я в ответ, – опоздаю немного, вы пока с одним именинником начинайте отмечать.

– Хорошо, но мне нужен и второй именинник, ждём тебя.

– Скоро буду, – пообещала я.

Дима добросил меня до дома и, переодевшись в «бальное платье», через час я уже была в ресторане. День рождения удался: он начался ещё там, в горах, и закончился с семьёй, все были счастливы.

Эх, как будто заново прожила эти дни, пока писала о весеннем, необычно тёплом для этого времени года, походе. И теперь так грустно прощаться…

… Горы! Они прекрасны! Всегда! Они лечат, они понимают, они забирают, они отдают! Я хочу туда возвращаться снова и снова! И плевать, что холодно, мокро и страшно, и устало, но всё это такая фигня по сравнению с тем, что ты получаешь – позитив, общение, очищение, улыбки, опыт, перешагиваешь через себя каждый раз и это просто здорово! Возвращаешься наполненным, мудрым, живым!

Фотоотчёт о походе


Светлана Червякова


Страница 1 из 3: 1 2 3 всеСледующая
Sergey VНу вот, опоздал сегодня на работу. Увидел утром рассказ и не смог оторваться, пока не прочел все. Свежий взгляд на компанию, на сам маршрут. Отлично Света! Спасибо! Ждем продолжения!
14.08.2014, 12:20:58 |
И. Фефелов>>Кличка «Ботаник»,
-- и тоже не зря, по образованию.

>>я могла с «гордостью» сказать: «Пила спирт!».
-- Так я не понял - после разведения или вместо разведения?
14.08.2014, 12:42:19 |
Евгений Рензин

  ;Света Че:   «Парфюмер», присвоенное в виду профессии.

Первый раз слышу. Это кто меня так называет? Вот заставлю плац подметать, будете знать! :))

  Света Че:   И, наконец, вот она – вершина!

Вот оно - седло! Обманщица ты этакая :)

  Света Че:   У альпинистов есть правило: «Никогда не поворачивайся спиной к скале».

Нет у альпинистов такого правила. Есть другое: "Не очкуй!". Во всяком случае, Костя так говорит:)

  Севета Че:   Женя пристегнул мне верёвку через спусковину. Она «реверсная»

Она "реверсо". Название такое. А реверсные, в том смысле, что верёвка по ним в обе стороны может ехать, они, однако, все.

  Света Че:   Женя, видя мою нерешительность, предложил спустить меня сам, отказываться не стала. Он натянул верёвку через плечо.

Тут наверное нужно пояснить. А то потом непонятно, как ты дальше сама. В общем, я просто выбрал свободный конец перил и стал стравливать его через плечо. Спусковина стала выполнять роль блочка. Потом, когда верёвка сдвоилась, т.е. Света прошла половину (уже стало более полого), я верёвку отпустил, и дальше она сама.

«Никто не упал, даже лавину не спустил»

Только Влад тогда малость напугал. В самой верхней части спуска с Панкова он оступился и немножко пролетел. Но, слава богу, тут же повис на верёвке.

  Света Че:   Демонстрации с флажками не получилось, но марш-бросок на пик Кругозор удался. Это вроде Слава его так обозвал.

Это Петя Корольков со Стасом Норкиным.

Светик, какая ты молодец! Огромное спасибо! Классный рассказ!!!
14.08.2014, 23:01:50 |
Константин Суханов

Однако конструктивная критика приветствуется, а также допускается исправление грамматических и фактических ошибок.


Что ж, начнём.

Обычно я люблю рассказывать о поездках вслух коллегам и друзьям, при этом широко жестикулируя руками, сверкая глазами, меняя интонацию голоса, чтобы подчеркнуть яркие и интересные моменты путешествий, а иногда, ради красного словца, не стесняюсь употреблять и нецензурную лексику – в общем, очень эмоционально.


Стилистика и пунктуация - "при этом" я бы вообще убрал; после "путешествий" - ";". Но лучше разделить на два предложения.

Уделите мне пару минут,
Я у вас не прошу слишком много,
Лишь скажу я: «Вам в горы дорога!
Они жизнь вашу перевернут!»


Тут несовпадение по акцентам и ударениям.
Например, если так -

"Удели-ка мне пару минут.
Не прошу никогда слишком много.
Но запомни, что в горы дороги
Нас в неведомый край уведут."

Моё давнее желание – попасть на Мунку-Сардык – осуществилось в мае 2012 года благодаря хорошему другу – Серёже Зубкову.


Последнее тире тут явно лишнее.

...но мы хорошо провели четыре дня у подножия знаменитой туристической «мекки».


Более уместным здесь было бы прилагательное "туристской". Т. к. речь идёт о спортивном туризме.

И через год хотелось повторить поездку, но возник затык с пропуском, разрешающим находиться в погранзоне, ведь гора располагается на границе России и Монголии.


Правильнее так. "Через год захотелось повторить поездку. Но возник затык с пропуском, разрешающим находиться в погранзоне - ведь гора располагается на границе России и Монголии." Есть и иные варианты.

Позвонила Жене Рензину поинтересоваться, не знает ли он чего и не собирается ли ехать в те края. Женя долго говорил о пропусках, бюрократии и общественном резонансе в случае, если не будет возможности получить заветную бумажку непосредственно на погранпосту, а потом сказал, что на Мунку они не едут, а идут в поход по Тункинским гольцам и добавил: «Пошли с нами!».


Нужно менять пунктуацию; но лучше разделить на два-три предложения. Примеры приводить не буду - и так слишком длинно.

Походный опыт у меня есть и очень неплохой, но я никогда не была в зимнем походе – со снегом.


После "есть", я бы запятую поставил. На два предложения бы разделил (или как минимум, точку с запятой бы). Тире перед снегом, и про снег... Ну я бы так сказал: "Походный опыт у меня есть, и очень неплохой. Но я никогда не была в зимнем походе, где снег."

А учитывая, что я мерзляка та ещё, переживала за холодные ночёвки, но и это не смогло остановить меня.


Ну тоже надо делить на два предложения, или хотя бы точку с запятой ставить.

стакан! гранёный!


Вот эти слова лучше бы с прописной. Если это авторский замысел, - понятно. Но далеко не всем.

В полученном письме был большой список с чётко расписанными пунктами, с кем спать, ой, в смысле, в чём спать, что использовать для ходьбы и чем запастись на всякий пожарный.


Лучше так: "В полученном письме был большой список с чётко расписанными пунктами: с кем спать (ой, в смысле, в чём спать), что использовать для ходьбы и чем запастись на всякий пожарный."

В моей голове с трудом умещались все эти предметы одежды, а ведь задача стояла посложнее – уместить их в рюкзак.


Лучше разделить на два предложения.

«Да он сам тебя позвал, слово не воробей, так ему и скажи, если что».


То же.

На тот момент у меня не было треккинговых ботинок: прошлые закончились, а новые ещё не купились, идти решила, можно сказать, в городских ботинках.


То же. И "трекинговых" пишем с одной "к".

Летом я, как правило, беру сандалии – ходить в лагере, чтобы ноги отдыхали, и бродить речки, но зачем они мне в снег?


Лучше разбить на два предложения.

Ещё подумала вот о чём: всё-таки девять мужиков, может, платье прихватить, бальное?


То же. Например, так: "Ещё подумала вот о чём: всё-таки девять мужиков... Может, платье прихватить, бальное?"

Мужиков оказалось всего семеро вместо девяти, не перед кем красоваться, да и гладить его на вершине напряжно.


Лучше так: "Мужиков оказалось всего семеро вместо девяти: не перед кем красоваться. Да и гладить его на вершине напряжно."

Готовясь к походу, я никому (кроме, примерно, десятка-другого коллег, пары друзей, мамы и не помню ещё кого) не говорила об этом, чтобы избежать насмешек и вопросов типа: «Не боишься замёрзнуть?», «А сколько спирта вы с собой берёте?» или «Как ты спустишься без опыта с перевала 2А?», потому что я бы не смогла корректно ответить ни на один.


То же. Нужно делить на два-три предложения.

Общая концепция ошибок понятна и типична для гуманитария. Слишком сложные конструкции.
Прошу правильно понять моё занудство, спровоцированное просьбой автора о критике. А так язык и стиль изложения хороши. Только я спать хочу - поздно уже. А старым и больным людям очень необходим крепкий и здоровый сон.
15.08.2014, 02:30:54 |
Геннадий ХитрихеевСвета, ты просто молодец !!! Отличный рассказ и классный стиль изложения !!! По поводу критики особо не парься. Все это очень субъективно и относительно. Одному нравится одно, а другому - другое. Всем никогда не угодишь. Пишешь ты просто здорово !
ОТЛИЧНО ПОЛУЧИЛОСЬ !!! На 5 баллов !!!
15.08.2014, 14:29:20 |
Андрей Рябина

  Геннадий Хитрихеев:   особо не парься

Парьтесь, парьтесь! Это полезно. Особенно в обществе теоретиков по возрасту. Рассказ очень хороший, но тяжеловат в изложении. Послушайте Константина (не более 6-7 слов в предложении) и рассказ будет соответствовать Вашему замыслу и возрасту.
15.08.2014, 15:14:38 |
И. ФефеловТяжеловат, но не сильно,- бывает много хуже!
15.08.2014, 15:26:38 |
Константин Суханов

  Геннадий Хитрихеев:   По поводу критики особо не парься. Все это очень субъективно и относительно.


Никакой субъективности. Только правила и стилистика.

  Геннадий Хитрихеев:   Одному нравится одно, а другому - другое.


"Тяжёлые" предложения плохо читаются; там почти везде нарушена пунктуация.
Ну и данный текст надо сравнивать не с иной безграмотной писаниной, а с его же правильно отредактированным вариантом. Т. е. вертикаль для роста есть, и немалая. Что я и попытался показать. По просьбе автора, кстати. Но тут же нашлись критики на мою критику.

  Геннадий Хитрихеев:   Света, ты просто молодец !!! Отличный рассказ и классный стиль изложения !!!


А никто и не сомневается. Однако на фоне таких плюсов, обозначенные мною минусы проявляются более ярко.
15.08.2014, 15:41:05 |
Sergey VЯ бы поспорил, у каждого свой стиль. Лично я проглотил рассказ легко за один присест и даже не заметил каких-то удлиненных предложений. Да и явно - не это главное.
Света, пиши еще. И хочу посоветовать, попробуй в другой раз написать более художественно. То есть необязательно только излагать факты и события. Художественный вымысел, мне кажется, может превратить простой рассказ в шедевр! У тебя это должно получиться. Кое -какие наметки уже есть :-)
15.08.2014, 15:44:06 |
Константин Суханов

  Sergey V:   Света, пиши еще.


Правильно будет "пешы исчо".

  Sergey V:   Я бы поспорил, у каждого свой стиль.


Минимизация сложных конструкций и предложений наряду с корректной пунктуацией, являются общей стилистической нормой.

  Sergey V:   Лично я проглотил рассказ легко за один присест и даже не заметил каких-то удлиненных предложений.


Неудивительно - ты участник похода и священнодействия по разведению спирта. Кстати, вы там что, перорально его принимали? Неправильно это...
15.08.2014, 15:53:04 |
Андрей Рябина

  Sergey V:   Художественный вымысел, мне кажется, может превратить простой рассказ в шедевр!

И порочащие факты с ненормативной лексикой- тоже...
15.08.2014, 15:53:10 |
Sergey V

  Константин Суханов:   Неудивительно - ты участник похода и священнодействия по разведению спирта. Кстати, вы там что, перорально его принимали? Неправильно это...



Не, ну я пытаюсь отвлечься от этого и выступить независимо.

Насчет спирта - я кажется разводил тоже. Но вот что бы пил - не помню. Так что, возможно что все правильно, эффект судя по всему - был!

  Андрей Рябина:   И порочащие факты с ненормативной лексикой- тоже...



Лично я против ненормативной лексики из уст девушки! Категорически! Разве только если ограниченно и в письменном виде
15.08.2014, 16:01:41 |
Андрей Рябина

  Sergey V:   Лично я против ненормативной лексики из уст девушки!

А порочащие факты?! Нам, старичкам, они ши-и-ибко полезны! Вот и про спирт интересные нюансы открылись...
15.08.2014, 16:06:54 |
Светлана ЧервяковаОго! Что галочка «автор ждёт конструктивной критики» делает)) Обеспечивает материалу рейтинг посредством комментариев и прочтений.

  Sergey V:   Отлично, Света! Спасибо! Ждём продолжения!


Большое спасибо, Сергей Викторович! И на работу больше не опаздывайте, лучше вместо работы читайте)) Даже не знаю насчёт продолжения))

  Sergey V:   ...попробуй в другой раз написать более художественно. То есть необязательно только излагать факты и события. Художественный вымысел, мне кажется, может превратить простой рассказ в шедевр!


Собственно, я и хотела более художественно. Передать эмоции, какое-то настроение. Не просто: поднялись, спустились, налили, выпили, а чтобы человек, никогда не бывавший в горах, проникся духом путешествия. Ну, первый опыт...

  Sergey V:   Лично я против ненормативной лексики из уст девушки! Категорически!


Я учту) И сама знаю, что это плохо)
16.08.2014, 02:18:41 |
Светлана Червякова

  И. Фефелов:   Так я не понял – после разведения или вместо разведения?


Игорь Владимирович, определяющее слово здесь — спирт)
16.08.2014, 02:20:43 |
Светлана Червякова

  Геннадий Хитрихеев:   Света, ты просто молодец!!! Отличный рассказ и классный стиль изложения!!! Пишешь ты просто здорово! ОТЛИЧНО ПОЛУЧИЛОСЬ!!! На 5 баллов!!!


Гена, большое спасибо! Рада)
16.08.2014, 02:22:40 |
Светлана Червякова

  Евгений Рензин:   «Парфюмер». Первый раз слышу. Это кто меня так называет?


Женя, мне как-то Оля Сударчикова сказала)

  Евгений Рензин:   Нет у альпинистов такого правила. Есть другое: «Не очкуй!». Во всяком случае, Костя так говорит:)


Тогда я ещё не знала такого правила) По пути на Братчанку узнала.

  Евгений Рензин:   Она «реверсо».


Просто изначально у меня была „корзинка“, а на седле)) ты мне вручил „реверсо“. Видимо я там от страха прослушала)

  Евгений Рензин:   Тут наверное нужно пояснить. А то потом непонятно, как ты дальше сама.


Да, именно. Спасибо. Как раз это место не знала, как правильно описать.

  Евгений Рензин:   Светик, какая ты молодец! Огромное спасибо! Классный рассказ!!!


Женя, спасибо! Ловлю на слове, что расцелуешь) Спасибо за исправленные пару ошибок)) И за «Света Че» — отдельное спасибо))
16.08.2014, 02:39:00 |
Светлана ЧервяковаКонстантин! Спасибо Вам за такой подробный разбор текста. Видно, что не через строчку читали. Редактор с корректором нынче, знаете ли, не дёшевы) Глядишь, исправлю все ошибки, добавлю художественности и книгу настоящую издам... Она будет начинаться так: «Моё давнее желание — написать книгу — осуществилось благодаря...».

  Константин Суханов:   Концепция ошибок понятна и типична для гуманитария.


Я, к сожалению, не гуманитарий) Физико-математический класс и экономический факультет за плечами. Но, бывает, что-то пописываю, в основном, письма. И я за грамотность, конечно! Особенно, когда текст выкладывается на всеобщее обозрение. Но кто не без греха?! Если бы Вы только знали, как меня, помимо грамматических ошибок, в текстах бесят двойные пробелы; неверное употребление дефиса, среднего и длинного тире; вот такие кавычки ""; выключка текста не по ширине; отсутствие переносов и абзацных отступов; дефис между цифрами; тире в начале строки, если только это не прямая речь... Да, это всё касается оформления текста. И, наверное, более уместно в книжно-журнальных изданиях. Но, на мой взгляд, тоже важно в восприятии того, что Вы читаете. Увидев же шрифт Times New Roman в книге, я её просто закрою) Поэтому, я та ещё зануда))

  Константин Суханов:   Кстати, вы там что, перорально его принимали? Неправильно это...


Константин, водочные клизмы, безусловно, хороши, но как быть с закуской?

Вы мне лучше расскажите, как там Коля Москвитин поживает? Он меня звал этим летом куда-то сходить, вместе с Вами. Но я ответила, что с Константином Сухановым и его клизмами никуда не пойду))
16.08.2014, 03:12:04 |
Светлана Червякова

  Андрей Рябина:   А порочащие факты?! Нам, старичкам, они ши-и-ибко полезны!


Андрей, о каких порочащих фактах речь? Кого они порочат и каким образом?
16.08.2014, 05:10:35 |
Константин Суханов

  Светлана Червякова:   Спасибо Вам за такой подробный разбор текста. Видно, что не через строчку читали.


Пожалуйста. Читал-то внимательно, но разобрать успел всего треть: уснул в связи со старостью.

  Светлана Червякова:   Редактор с корректором нынче, знаете ли, не дёшевы)


Мне кажется, Светлана, чувство языка у Вас есть. Нужно лишь более внимательно работать над текстом с точки зрения сложности конструкций и пунктуации.

  Светлана Червякова:   Если бы Вы только знали, как меня, помимо грамматических ошибок, в текстах бесят...


О, наконец-то единомышленник из свежего поколения! А то нынче у пользователей сети позиция такова: пишу как знаю, все так пишут, значит правильно, а вы зануда и вообще правила устарели.

  Светлана Червякова:   ...тире в начале строки, если только это не прямая речь...


При форматировании текста, особенно рекламного, это бывает необходимо (например, при перечислении позиций). Правда, больше в качестве маркера, а не тире.

  Светлана Червякова:   Поэтому, я та ещё зануда))


Тельцы - что, Вы ещё дев не видели...

  Светлана Червякова:   ...водочные клизмы, безусловно, хороши, но как быть с закуской?


При ректальном методе закуска не требуется. Однако прогресс на месте не стоит, и вскоре мои наработки по обсуждаемому вопросу будут опубликованы.

  Светлана Червякова:   ...как там Коля Москвитин поживает? Он меня звал этим летом куда-то сходить, вместе с Вами.


Живёт и здравствует. Звал-то наверняка на Осиновку, на зимовьё у озера. Вода там прогрелась, да если из баньки в озеро...

  Светлана Червякова:   ...с Константином Сухановым и его клизмами никуда не пойду))


Чем Вас так клизмы пугают? Весьма полезная медицинская процедура, показанная в любом возрасте.
16.08.2014, 09:43:59 |
Страница 1 из 3: 1 2 3 всеСледующая
Сообщения могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Для регистрации или входа на сайт (в случае, если Вы уже зарегистрированы)
используйте соответствующие пункты меню «Посетители».

На главную