Природа Байкала |
РайоныКартыФотографииМатериалыОбъектыТурыИнтересыИнфоФорумыПосетители

Природа Байкала

Маршрут: Сорок-Ботогол-р.Хоньчин-Водопад на реке Урик-р.Хоньчин-р.Тустук-Сорок

Восемь лет назад я побывала в Восточных Саянах на графитовом руднике Ботогол (фотоотчет 2008 года). Его название можно встретить в разных вариациях: Батагол, Батогол, Ботугольский (Бутогольский) графитовый прииск, Графитовый прииск Алибера, Мариинский прииск. Все эти годы мечтала туда вернуться и свозить свою подругу. К сожалению, обстоятельства у подруги сложились так, что она не смогла поехать, но я все же решила посетить Ботогол. С нашим проводником по прошлым поездкам - Бадмой осталась связь. С ним договорилась, что он организуют мне конную поездку на Ботогол.

От Бадмы узнаю, что к ним можно доехать на автобусе, который отправляется из Улан-Удэ, а прилетала я в Иркутск. Из трех вариантов трансфера до столицы Бурятии: маршрутка, попутка, поезд, я выбрала последний (более удобный для меня).

Дымка над городом. 6 утра
Над Сороком
На вокзале меня встретила Роксана – дочка Бадмы. До автобуса коротали время в панорамном «Баре 12». Завтраков в меню не было, заказали салат «Цезарь» и речную форель, ни то ни другое блюдо нам не понравилось, возможно, потому что рано утром нет аппетита. Из кафе открывается красивый вид на Улан-Удэ.

Выехали в Оку (Окинский район) с небольшой задержкой - в 8:20 (вместо 8:00), хотя по информации от Роксаны, автобус обычно отъезжает вовремя. Если бы ни Роксана, мне бы долго пришлось искать автобус, так как маршрут на нём указан не был.

Как доехать в Окинский район, хорошо отражено в отчёте http://anton-franchuk.livejournal.com/26094.html. Единственное, в автобус можно подсесть не в Слюдянке, а в Култуке у кафе «Черёмушки», где он останавливается на обеденную остановку в районе 13 часов. В Мондах были в 16:20, где прошли паспортный контроль. У приезжих спрашивают цель визита, место пребывания и записывают данные.

В Сорок приехала около 18 часов. Баня, ужин, новости жизни, обсуждение похода. В этот раз я не узнавала детали маршрута и полностью доверилась Бадме. Только обсудили, что за 9 дней должны успеть посетить Ботогол и водопад на реке Урик; что едем до домика на Ботоголе вшестером (Бадма, Сергей, я и три охотника – Булат, Владимир и Доржо), а далее с охотниками прощаемся и продолжаем маршрут втроем.

27 Июля (1 день). Когда солнце уже высоко стояло над горами, мы выехали из Сорока. По долине реки Тустук были разбросаны редкие летние хозяйства местного населения. В одно из таких мы держали путь, там Сергей должен был оставить машину. Пронзительно синее небо окрашивало воду Тустука в такой же ярко-синий цвет. Дорога стремилась от низких берегов к обрывистым берегам, и лошадки с легкостью трусили по ней, гремя уздечками. К 17 часам добрались до летника семьи Путункеева Эрдэм-Бэлэг Сыреновича в местности Унагай. Пока мужчины перегружали из машины вещи и продукты на коней, хозяйка дома баба Люба угощала меня сметаной и чаем.

Дальнейший путь этого дня опишу выдержкой из сказки, потому что этот отрывок очень хорошо передаст мои впечатления: «Однажды принцесса отправилась в путешествие по горам. В одеждах, шитых золотом, она ехала на коне, сбруя и уздечка которого были украшены серебром и драгоценными камнями. Рядом скакали славные рыцари, опоясанные тяжелыми мечами и вооруженные луками и стрелами. Рыцари по приказу короля охраняли принцессу. Рыцари лихо гарцевали на узких горных тропах, а принцесса любовалась окрестностями. К вечеру путники достигли красивого плато, через которое текла голубая река Рави. Над плато высились снежные горы. Принцесса не могла оторвать восхищенного взора от открывшегося ей вида».

Когда солнце ушло за горы, и последние лучи освещали вершины, мы остановились на ночёвку у последнего домика долины в местечке Эмхэ-Хужир. За разговорами путь в 32 километра пролетел незаметно. Развьючили лошадей, разожгли костёр, разместились, и к нам подъехали ещё два охотника на квадрике. Пока готовилась еда, ели печень оленя – за уши не оттащишь. Рыцари накормили меня вкусной похлёбкой из нежного мяса всё того же оленя.

Славные рыцари
28 Июля (2 день). Сегодня предстояло пройти перевал Батагол. Погода пасмурная, накрапывает дождик. Лошади неохотно поднимаются по мокрой тропе и к концу подъема их бока покрылись темным потом. На перевале нас окутали серые дождливые облака. Спешились. По скользкой каменисто-болотистой тропинке спустились к лесу. Дождь не прекращается. При порывах ветра на нас с деревьев обрушиваются струи воды.

Наконец показался посёлок Ботогол, где давно уже никто не живёт, только в единственном уцелевшем от разрушения доме иногда останавливаются путники. В нем и мы остановились перекусить и попить чай. С прошлой поездки 2008 года почти ничего не изменилось, только ещё сильнее разрушился дом у реки, вода которой сильно подмыла берег. Ночевать поехали на летник Булата в местность Хончен.
Синий луг

29 Июля (3 день). К утру погода вновь переменилась: показалось солнце и стало теплее. Легкий ветер шевелил высокую траву на лугу, стрекотали кузнечики и щебетали птицы. Над поляной синих цветов жужжали пчёлы. Прощаемся с Владимиром, Булатом и Доржо, сегодня наши пути расходятся. Мы идём на Ботогол. Вдоль топкого берега реки Жаргалантай поднялись в её верховья, откуда повернули на перевал и спустились к посёлку.

Ритуал
Посёлок-призрак
Паровозик
Река Ботогол (Батагол)

Вещи оставили в доме и отправились на рудник. Поодаль от села находится избушка – ранее склад взрывчатки. Прошли нагромождение графита, который на вагонетках спустили с рудника, но так и не вывезли. Здесь дорога берет вверх по юго-западному склону горы. По ней шахтеры в советские годы поднимались и спускались каждый день. По дороге откуда-то сверху бежит вода. Подъём кажется очень долгим, а восемь лет назад на любимом конем Буяне поднималась, не замечая это расстояние. Вдоль дороги кедры усыпаны шишками. Урожайный год. Деревья постепенно редеют, и открывается красивый вид на долину реки Ботогол, вершины Ботогольского гольца и вершины Бельских гольцов.
Аромат

И вот самый долгожданный момент, я на бывшем ипподроме Алибера. Спешиваемся, Бадма с Сергеем пошли смотреть зверя, я, вооружившись фото и видеокамерой, пошла гулять по «Мариинскому прииску», так Алибер назвал рудник. За восемь лет мало что изменилось - только обрушился вход в старую штольню. Поднялась на гору, с которой открывается вид на Алиберовский рудник . Волны гор уходили за горизонт, где ярко-синее небо отражалось на их верхушках. Тени легких кучевых облаков скользили по склонам. Сижу на камнях, наблюдаю эту красоту, слушаю тишину и наслаждаюсь свободой.
Алиберовский рудник
На горе Крестовой
Рельсы
Старая штольня
Сараи на руднике
Развилка
Вход в первую штольню
Вагончик. Без породо-погрузочной машины
Изумрудное озеро

Обратно спускаемся по старой алиберовской дороге.
Алиберовская дорога
На старой Алиберовской дороге

Говорят, что на Ботоголе живут духи. Ночью они приходят к путникам. Я спала очень крепко, духи меня не смогли разбудить или просто решили не беспокоить. А может, их хорошо задобрили Бадма с Сергеем днём, когда сделали им подношения перед подъемом на рудник.

30 Июля (4 день). Сегодня запланировано дойти до водопада. Мы вышли из посёлка, когда полуденное солнце стояло над нами. У слияния реки Ботогол с рекой Хоньчин дорога устремилась вдоль берега Хоньчина вниз по течению и шла то под отвесными скалами, то ныряла в холодные воды реки, то пролегала по лугам.

Примерно через два часа перед нами открылась поляна, посередине которой стоял заброшенный хозяевами дом. Из открытой двери нас вышли встречать мужчины. Бадма и Сергей их знали. Мы зашли в дом, нас угостили слабосолёным хариусом, печенью оленя и дали с собой кусок мяса. Они приехали поохотиться, порыбачить и уже возвращались обратно домой.
Из окна

Леса на склонах гор, которые тянулась вдоль берега, постепенно меняли свой вид. Редколесье трансформировалось в таёжный лес. Дорога сменялась тропой и наоборот. Перешли несколько бродов. Долина сузилась и превращалась в каньон с отвесными скалами. Спешились. Каменистая тропа потянулась вверх по лесистому склону и спустилась к реке Ара-Губдол с большими валунами. Сергей и Бадма в сапогах быстро перешли речку и перевели коней. А я без сапог, нужно прыгать по камням, которые не так уж близко находятся друг к другу. На помощь пришёл Сергей и в дальнейшем он не раз мне помогал переходить аналогичные броды. Небо затягивало тучами.

Под копытами лошадей хлюпает болотистая почва, вокруг синеют кусты голубики с почти поспевшими ягодами.

Тропу перегородил недавно сошедший сель. Конь Бадмы никак не хотел идти – его ноги утопали в вязкой глине. Из-за страха он несколько раз падал. С помощью Сергея Бадме удалось перевести коня на твердую землю. Два других наших коня прошли это место без приключений.
Хоньчин
Сель

Проехали по отрезку старой дороги, которую прокладывали во времена Алибера для вывоза графита. Очередной брод оказался глубже предыдущих, пришлось поднимать ноги, чтобы их не промочить. Время приближается к семи вечера, слышится раскат грома. Судя по навигатору, водопад от нас ещё далеко, к сумеркам явно дойти не успеем. Бадма говорит, что сегодня надо дойти до домика, который где-то впереди. Но тут тропа упёрлась в прижим, и брода нет. Стало темнеть, нас накрывают графитовые тучи, приближается гроза. Пробуем обойти по верху, не получается – скалы. Ещё выше идти не рискуем – очень крутой подъем с валежником. Громыхает совсем близко. Нужно срочно возвращаться на другой берег, если поднимется вода, мы окажемся в ловушке – нет места для лагеря и травы для коней. В воздухе чувствуется электрическое напряжение, ливануло. Вещи от дождя были уложены далеко в сумках, только на мне была штормовая куртка из непромокаемой ткани. Форсируем реку под страшные молнии, ноги не поднимаю, и так уже вымокли. Грянул гром над нами с такой силой, что уши заложило, мой конь сильно пугается, приходится его поводом сдерживать.

Когда дождь заканчивался, нашли место под стоянку в пойме реки. Сергей и Бадма полностью вымокли, у меня только спина под рюкзачком была сухая. Куртка не выдержала испытание этим ливнем. Также не выдержал испытание водонепроницаемый баул-рюкзак – внутри оказалась вода, думаю, подвела молния (застежка). Одежду раскладываю по полиэтиленовым мешкам, поэтому намокла только часть вещей. Переживала за спальник, хоть он и был упакован в гермомешок Redfox, но кто знает, всё-таки он лежал внизу переметной сумы, а при броде она погружались наполовину в воду. Гермомешок не подвёл - спальник сухой. Валежник для костра собирали все вместе, запалили костёр, пока Сергей и Бадма сушились, я установила свою маленькую палаточку и сменила одежду. Стало хорошо, а вот мужчинам не очень, у них промокли все вещи, и переодеться было не во что. Поев горячей похлёбки, меня сморило, мужчины остались у костра просушивать одежду. Ночью плохо спала, просыпалась от чавканья коней, от дождя, который временами усиливался и барабанил по тенту палатки, от шума реки.

31 Июля (5 день). Вышла из палатки только тогда, когда лучи солнца заиграли по палате. Оказалось, что Бадма и Сергей спали под самодельным навесом. Под солнцем просушили все вещи и в час дня отправились в путь по звериной тропе в гору, склон которой усыпан синими ягодами голубики. За два часа прошли 5 километров и на перевале остановились на ночёвку. В ускоренном темпе расставляли палатки, небо вновь затягивало грозовыми тучами, а раскаты грома становились все громче и громче. Палатка Сергея оказалась большой, видавшей виды, - матерчатой годов 60х-70х и требующей дополнительного укрытия пленкой от промокания. В ней мы и переждали дождь.
Туристы здесь не бывают
Поднимается туман

После ужина мужчины поехали смотреть зверя, а я осталась в лагере. Стояла прозрачная тишина и только треск костра нарушал её. Небо совсем расчистилось и тени от кедров легли на траву. С долины реки Хонхобой поднялся туман и проплыл облаками по верхушкам деревьев соседнего склона.

На этом перевале живет женский дух местности, поэтому делать подношение лучше всякими женскими штучками, которые с большим трудом всё-таки нашла в своём несессере. Бадма рассказал, что редкие охотники, которые сюда приходят, заранее берут из дома подношения и обязательно ей оставляют.

Вечером по карте смотрели, как лучше спуститься к водопаду. Бадма этим путём к Урику ещё не ходил.

1 Августа (6 день). Встали около 6 утра, чтобы возвратиться к вечеру. Оставили одну палатку, часть вещей и часть продуктов. Мне сказали взять всё необходимое, если вдруг мы не успеем вернуться. От стоянки звериная тропа нырнула в лес, и далее по хребту горы повела нас в сторону безымянного пика, обозначенный на карте «1816,3». Чуть ниже пика «1816,3» открывается вид на долину реки Урик, залитую ярким солнцем.
Таёжные просторы
Тропа ушла вниз, Бадма, наверное, решил срезать расстояние, и повёл нас по понятному только ему пути. Но оказалось, что спуститься с лошадьми дальше было невозможно, путь упирался в скалистый склон. Вернулись назад к тропе, спешились с лошадей и стали спускаться вдоль прозрачного ручейка, который ниже на склоне затерялся в болотистой почве. Вышли к небольшой речке, проход через неё затрудняли крутые берега и валежник. Спустились к широкой тропе, идущей вдоль Урика. Дошли до прижима, на конях дальше не пройти. Вернулись на полянку, которую только что проходили и где решили остановиться на обед. Пока я готовила обед, Бадма пошёл на разведку до водопада, а Сергей - ловить рыбу. Поймался один хариус, из которого я сразу сделала загудай(сагудай). Оказывается, здесь (в Сороке) не знали такой рецепт приготовления рыбы. Я рассказала, что этому рецепту меня научила на Ольхоне знакомая бурятка, и это кушанье считается бурятским национальным блюдом.

Бадма вернулся минут через 30, пешая тропа есть, водопад в 15-20 минутах ходьбы. После обеда, оставив лошадей и вещи, пошли к водопаду по узкой тропе, теряющейся в камнях и траве. Чтобы сделать снимки водопада, надо преодолеть сыпь. Бадма с Сергеем помогли мне пройти этот участок, ужасно страшный для меня. Итого до водопада 1,65 км за 40 минут с учетом перехода по сыпи.

С места съемки мощь водопада не впечатляла, но когда я оказалась в двух метрах от падающей воды, сила её энергии дали такой положительных заряд эмоций, что я непроизвольно закричала «Аааааааааааааааааааааааааа», чем чуть напугала Сергея и Бадму. Золотистые лучи солнца играли с брызгами водопада, рождая радугу в капельках мороси. Завораживающе красиво.

Пока я делала снимки и видео водопада, у мужчин шел бодрая рыбалка, от которой их было не оттянуть. Поднялась к тропе другим путем, правда, пришлось применить гимнастические навыки. Сверху открывался вид на хорошую стоянку, расположенную на другой стороне реки. Как раз туда через несколько минут причалила команда водников.

Вечерело, вернулись на полянку к лошадям. Понятно, что будем ночевать тут. Недалеко оказалось старое оборудованное под стоянку место – кострище, стол с лавками и настил из досок. Мои компаньоны расстелили себе постель на настиле, я разбила палатку, и мы вместе пошли чистить рыбу. Часть определили на жарку, другую - на загудай. На небе показались густые серые тучи. Погода непредсказуемая, а нужно все броды на реке Хоньчин пройти по низкой воде, если от дождей уровень воды в реке поднимется, то нужно будет ждать, когда спадет вода (1 – 3 дня). Решили, что завтра надо дойти до дома, где нас угостили рыбой и мясом. Ночью пошёл дождь.

Водопад на реке Урик
"Ловись рыбка большая или маленькая"
***
Радужные брызги
Стоянка перед водопадом
Может, кто узнаёт?

2 Августа (7 день). В 8:45 покинули стоянку под накрапывающий дождь. Низкие облака неспешно тянулись, почти цепляясь за макушки высоких деревьев. С тропы, идущей вдоль Урика, свернули на звериную тропу вдоль реки Хонхобой, где начался подъем к горному хребту. В целом тропа нормальная, с Сергеем даже порадовались, что и дождь прекратился и по такой тропе быстро поднимемся, но не тут-то было. Бадма повёл своим путём, сказав, что дальше плохая дорога.
В лесу над р. Хонхобой
На хребет мы поднялись по крутому подъему со страшным бурелом и топким мхом под ногами. До лагеря дошли за 5 часов с перепадом высоты 836 м., длина пути составила 11 км.

На сборы и обед заложили час, управиться смогли только за два. Спустились к реке Хоньчин за 1:10 (спуск почти 4 км), перепад высот 509 м. Нас накрыл грозовой ливень, решили переждать дождь под кедром. Бесполезно. Первым ливнем научены, поэтому куртку и брюки я уже завязывала перед седлом, а с приближением грома надела их на себя заранее.

Сель в этот раз прошли без приключений. 11 км шли под дождём. Холод проникал под одежду, ноги совсем закоченели, пальцы рук почти не слушались, согревала только мысль о печке в доме. Вода в реке прибывала, но броды мы все успели пройти нормально. Примерно в начале девятого мы пришли в дом. Он был пустой и убранный. Сергей срочно разжег дрова. Я насквозь промёрзла, поэтому быстро переоделась и пошла согреваться к печке. Пока готовился ужин, организовали перекус с чаем и обсудили дальнейший маршрут. Сошлись на том, что будем возвращаться по зимнику. У меня на ужин не осталось сил, уснула, а точнее вырубилась.

3 Августа (8 день). Только после обеда мы вышли в путь. Недалеко от дома на дороге виднелись медвежьи следы. И обратили внимание на поваленные ураганом деревья (какие-то с корнем вырваны, какие-то сломаны), этого не было, когда мы шли в сторону водопада. Иногда из-за туч прорывались солнечные лучи, и это давало надежду, что дождя сегодня не будет. На стрелке рек Хоньчина и Ботогола остановились порыбачить. Клёва не было. А в 2008 году здесь была отличная рыбалка.

За окном
Заброшенный летник
Позирую
На рыбалке
Стрелка рек
Река Хоньчин

На старой базе геологов.
Дорога уходила все выше и выше, дожди превратили её в жидкое болото, по которому лошади неохотно шли дальше. Ночевать остановились на бывшей базе геологов в малюсенькой избушке. Рядом с ней стоял стол со скамейками, кострище и туалет чуть поодаль. Сергей и Бадма поехали на охоту, оставив меня готовить ужин, предварительно нарубили дров и принесли воды. Мой конь первое время беспокойно ржал.

Небо закрыли темные тучи. Стояла угнетающая тишина, и только треск палений и тихий звон уздечки нарушал её. Мне было здесь не комфортно.

В одиннадцатом часу, когда где-то в тучах солнце зашло за горизонт, мужчины вернулись. Зверя не добыли. Ужин был вегетарианский с соевым мясом. Другое мясо закончилось. Подъем запланировали на 5:30, выезд - в 7:30.

Ночью мне снились какие-то неприятные сны, и просыпалась от шуршания зверьков, возможно, мышей.

4 Августа (9 день). Утром, когда еще не рассеялся туман, мы двинулись в сторону перевала к истоку реки Тустук. В гору поднялись по дороге, которая образовалась в результате геологических разведок. Далее вдоль склона мы держали путь на перевал, там спешились и повели лошадей на поводу.

Серые тучи нависали над нами, иногда пробивались косые лучи солнца, появлялась надежда на солнечный день.

***
Вид на Ботогольский голец
На хребте гольца
Верховье реки Тустук

Ручейки бежали со всех сторон, превращаясь в речку. Тропа шла то по правому берегу, то ныряла в воду и показывалась на другом берегу, потом стала расширяться и перешла в дорогу. Вот и дошли до левого притока Тустука, текущего с перевала Ботогол.
Домик в местечке Эмхэ-Хужир
Долина реки Тустук
Полуденное солнце вышло из-за туч, и долина реки заиграла сочными сине-зелёными красками. На склоне мирно паслось стадо яков. Также мирно и не спеша шли наши кони. До Сорока 32 километра и ставка Бадмы - к 17 часам мы там будем. На кон я поставила две бутылки с огненной жидкостью. И кони пустились вскачь, поднимая пыль с дороги.

Остановились около летника, где восемь лет назад гостили в семье Самаевых. Когда возвращаешься в места, в которых давно не был, ловишь себя на том, что с трепетом сравниваешь, как было и что теперь. И сейчас в голове проносятся воспоминания: вот домик, здесь мы трапезничали, поодаль банька, после семи походных дней мы в ней мылись, а потом в хозяйском доме нас поили чаем. Мы прошли в сени дома. Та же печка, в огонь которой дедушка Владимир Самаев клал баранью лопатку, и, вынув её, рассказал по ней судьбу коня, который тогда пропал за день до этого. А какой вкуснейший хлеб выпекали невестки в этой же печке. Владимира Дамдиновича нет на этом свете уже несколько лет. Нас встретил его сын, угостил сливками с хлебом, налил чай. Перекусив и немного передохнув, поскакали дальше. Я почувствовала, что солнце обжигает лицо, а Сергей отметил, что я загорела. Чтобы не обгореть, натянула панамку глубже на лоб.

В сенях
Брод и купание
"Облака белогривые лошадки"

На летнике семьи Путункеевых я пересела к Сергею в машину. Признаюсь, очень устала, проведя в седле почти 8 часов, с коня сползла. Было пройдено 42 км, а впереди ещё 15 км до Сорока по бездорожью. Первый раз я радовалась, что поеду не на лошади, а в машине. Бадма поехал отдавать коней своему брату.

В 18 с небольшим мы приехали к дому. Нас вышла встречать Клавдия – жена Бадмы. Сказала, что приехал Сергей с армейским другом. Сергей - сын Бадмы и Клавдии, я с ним хорошо знакома по предыдущим походам. Вечер провели за разговорами. Посчитали по навигатору, весь маршрут составил 230 км.

5 Августа (10 день). Утром Бадма посадил меня на рейсовый автобус, предупредил водителя, что меня нужно высадить в Слюдянке, т.к. мне до Иркутска. В Мондах опять поинтересовались о цели моего визита в Окинский район. В Култуке очень повезло, водитель автобуса встретил знакомых, которые ехали на микроавтобусе в Иркутск, и попросил взять меня и ещё одну семейную пару с собой. Ребята оказались очень милыми и довезли меня до подъезда.

Благодарю Бадму за организацию похода и его семью за гостеприимство, Сергея за надёжность и помощь в походе. Спасибо за отзывчивость всем, с кем я в этом путешествии познакомилась.

Природные образы и сказка позаимствованы из книги «Великое путешествие» Л.В.Шапошниковой



На картах шестидесятых годов название реки, гольца, перевала, рудника пишется через две "а" - Батагол. В 2008 году, когда я составляла фотоотчёт, это написание встречалось чаще. Сейчас в интернете в различных текстах, словарях, на новых картах, названия пишутся через две «о» - Ботогол. В книге "Сибирь: откуда она пошла и куда она идет" автор пишет название «Ботогол». Мне стало интересно, как же правильно писать название. Нашла информацию, что сам Алибер писал о графите, который найден в недрах Ботугольского гольца и руднику он дал название «Мариинский прииск». На картах конца 19 века – начала 20 века, которые мне попались в интернете, рудник обозначается как «Графитовый прииск Алибера». На одной из карт ещё обозначен Ботугольский голец, а на другой Ботогольский голец.

В этом отчёте я решила писать название через две «о», но ответ на вопрос, какое написание правильное, я не нашла.


Мария Соловьева


Марина Васильева (Красноштанова)Спасибо, очень интересно!
19.03.2017, 19:37:04 |
eridyПонравилось, тоже есть планы там побывать.
19.03.2017, 20:10:46 |
Егор ПолтавченкоСпасибо, Мария. По поводу названия рудника. (Из описания И. Д. Черского; Землеведение Азии). По И. Д. Черскому, название гольца происходит по правому притоку Ботуголу: "... Этот последний, ограничивая голец с северо-запада, даёт ему вместе с тем и своё название, хотя голец этот (неправильно "Бутогольский" у Кропоткина) именуют ещё Алиберовским, а у сойотов он известен ныне под именем Харандашкин-хардык, т.е. Графитовый голец ("харандаш"- испорченное русское слово карандаш, т.е. графит)..."
Алибер покинул прииск летом 1859г, затем Кропоткин побывал на руднике в 1865г, и Черский в 1873г. Многие топонимические названия в ту пору записывались на слух русскими учёными и попали на карты в искажённом виде.
19.03.2017, 22:57:42 |
Вячеслав Петухин

  Егор Полтавченко:   Многие топонимические названия в ту пору записывались на слух русскими учёными и попали на карты в искажённом виде.

Тут дело не в "поре". Просто иначе как "на слух" невозможно. В бурятском языке тогда-то уж точно не было строгих норм письменной речи. Тем более, что тут названия не только бурятские, а со смешанным происхождением: и бурятские, и сойотские, и ещё более древние. Как же сами жители могут определить, как писать, например, "Бата-Гол" или "Бото-Гол", если они и слова такого - ни "бата", ни "бото" не знают, а произносят разные бурятские племена эти названия каждый на свой манер?
19.03.2017, 23:02:39 |
Егор Полтавченко

  Вячеслав Петухин:     Егор Полтавченко:   Многие топонимические названия в ту пору записывались на слух русскими учёными и попали на карты в искажённом виде. Тут дело не в "поре". Просто иначе как "на слух" невозможно. В бурятском языке тогда-то уж точно не было строгих норм письменной речи. Тем более, что тут названия не только бурятские, а со смешанным происхождением: и бурятские, и сойотские, и ещё более древние. Как же сами жители могут определить, как писать, например, "Бата-Гол" или "Бото-Гол", если они и слова такого - ни "бата", ни "бото" не знают, а произносят разные бурятские племена эти названия каждый на свой манер?


Вячеслав, всё правильно. На слух, имею ввиду путевую запись, "кальку" без привлечения топонимических знаний, которые только зарождались. И часто путевые записи, быстро наносились на карты. Например, карта С.У. Ремезова.
20.03.2017, 20:39:27 |
Олейник ДмитрийПрочитал на одном дыхании.
И идея интересная и исполнение - супер.
Не страшно в дебри одной? (всё же аборигены - не свои, не родные)
26.03.2017, 11:41:47 |
Мария СоловьеваСпасибо всем за позитивные отзывы!

  Олейник Дмитрий:   Прочитал на одном дыхании.И идея интересная и исполнение - супер.Не страшно в дебри одной? (всё же аборигены - не свои, не родные)

Когда собиралась в поездку, даже мысли не было, что может быть страшно. В первый день похода охотники вечером у меня спросили, не страшно ли мне. С ними было не страшно и комфортно. Да и многие там уже свои.
31.03.2017, 02:53:17 |
Сообщения могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Для регистрации или входа на сайт (в случае, если Вы уже зарегистрированы)
используйте соответствующие пункты меню «Посетители».

На главную