Природа Байкала |
РайоныКартыФотографииМатериалыОбъектыТурыИнтересыИнфоФорумыПосетители

Природа Байкала

Возвращаясь тропинками детства
Чего-то не хватало мне всю мою жизнь, с тех пор, как закончилось детство. Словно, убегая куда-то в большой спешке, позабыла взять с собой самое главное. Словно забыла с кем-то очень близким попрощаться. Словно, улетала на другую планету на месяц, а прошли столетия… Десятилетиями снились сны, как я иду вдоль берега Китоя, иду, иду, иду, и никак не могу дойти до того места, куда мне нужно. Прихожу в какие-то незнакомые города, кабинеты, стадионы, чужие дома и улицы, но никак не могу отыскать то, что ищу. Проснёшься и думаешь: что я искала? Ведь что-то очень важное. Какую-то дорогу, или тропу. И такая тоска во сне охватывала, что иду, вроде, правильно, а найти не могу. Вот он, знакомый нужный поворот, ликуя, бежишь к нему, а подбежишь – опять чужие переулки… А если вернуться в места своего детства… то, наверное, обязательно найдёшь ту самую дорогу, которая необходима именно сейчас. Ведь неслучайно снится начало жизни. Как будто кто-то настоятельно возвращает тебя в тот уровень игры, где ты ещё был уверен, счастлив и независим. Чтобы пройти следующие уровни и препятствия, вернись в начало игры, начни заново. Там есть какой-то неведомый пока тебе ключик, который ты не заметил раньше… Надо вернуться и найти его.

Вот то самое место «за дорогой», куда не отпускала мама, потому что там был дремучий лес. Коттеджи до сих пор стоят, хоть и обновились фасады. Садоводство с теми же улочками – первая, вторая, третья… Идём с Илюшкой и Юлькой по центральной улице садоводства, не сворачивая, прямо к мосту через Еловку. Мы раньше называли её Тёплая Речка. Рассказываю внукам о том, как мы в детстве ловили вот в этом чужом огороде моего сбежавшего из дома за кошками кота Мура. И как какая-то злая тётка погналась за нами, крича что-то про огурцы. Мы с подружкой Ленкой, убегая от неё, порезались в кровь, распороли руки о битые стёкла в теплице, но кота поймали, и окровавленные, с шипящим царапающимся зверем, бежали от тётки сломя голову домой. Она выследила нас, и пришла жаловаться родителям, что мы оборвали у неё все огурцы, истоптали огород, и заодно сломали стёкла в теплице. Эх, попало нам тогда! Обидно было, что родители поверили какой-то дурной тётке, а не своим любимым чадам. Руки нам зашивали в больнице, куда отвела нас Ленкина мама тётя Нина. А предатель-кот Мур отъелся, отмылся, и лежал на диване, как ни в чём не бывало, как будто он тут вовсе ни при чём… Самое забавное то, что не успели зажить наши штопаные руки, как мы решили отомстить этой злой тётке, и вернулись в её огород, чтобы уже по-настоящему оборвать у неё все огурцы. И потом ещё не один раз, и даже не один год, проходя по центральной улице садоводства мимо этого злосчастного огорода, обязательно что-нибудь там тискали – то огурцы, то малину, то дохлую крысу за забор закинем, то ворону. Теперь все заборы садоводства стали очень высокими, непроглядными, не залезешь, перекинув ногу, как раньше. А тот самый забор – и теперь самый высокий. Неслучайно, наверное.

Вот и Тёплая речка. Какая-то мрачноватая, захламленная. И маленькая. В детстве казалась большой и светлой, сверкала солнечными бликами, пахла свежестью, играла пескарями. Рассказываю своим деткам, что в детстве мы уходили вверх по течению правым берегом (сейчас там забор), и делали на большой поляне у реки шалаш, или даже строили сарай из досок, где и проводили всё своё купальное лето, если не были в пионерских лагерях. Купались, загорали, ловили рыбу, жгли костёр, жарили на нём хлеб, а, если повезёт, то и колбасу. Кипятили чай на лесных травах, а если повезёт, то и с сахаром. А не повезёт, так с малиной и смородиной, которая тут же росла, на берегу. Иногда засиживались тут до позднего вечера, и тогда рассерженные родители прибегали за нами, кто с ремнём, а кто и с прутиком. Только Ленкина мама – тётя Нина была очень доброй, никогда нас не ругала, а только шутила, что нас скоро заберут в детскую комнату милиции за бродяжничество и за все украденные во всём садоводстве огурцы и помидоры. Зашивала нам порванные колготки, чтобы дома нас не ругали. Забавно, что в то время даже самые отъявленные пацанки лазили через заборы в колготках и юбках, а не штанах, как носят теперь. Тётя Нина заплетала нам косы после купания, чтобы мы не были лохматыми замарашками. Отмывала нам ноги и замазывала нас зелёнкой. А потом поила чаем со сгущёнкой и отправляла по домам. Тётя Нина, Ленкина мама, до сих пор жива, а вот Ленки уже нет на этом свете… Ленка Бакшеева была моей самой близкой подружкой, а ещё были – Ирка Анисенко, Анжелка Власова и Лариска Штрейба. Была ещё целая куча дворовых пацанов - ровесников и помладше, которыми мы частенько командовали в своих походных затеях, но почему-то я помню их хуже.

За Тёплой Речкой начинался лес. Он и сейчас там есть, но не настоящий, потому что справа от лесной дороги теперь тянутся дачные заборы (раньше их там не было). В этом лесу мы собирали грибы и ягоды (землянику, облепиху, голубику). За лесом – река Китой, нам туда было строго-настрого запрещено ходить купаться, потому что река опасная, быстрая и глубокая, не то, что Тёплая Речка. Но, как известно, запретный плод всегда слаще, и, конечно же, мы туда ходили тайком. Вот и сейчас пришли с внуками, так же как раньше, в знойный день, посидеть на холодных камнях в воде, пошлёпать ножками. Раньше тут был невысокий обрывистый песчаный берег с редкими плёсами. Теперь берег каменистый, заросший ивняком. К берегу спускается пыльная дорога. Я помню эту пыль! Она всегда была на этой дороге. Мы шаркали по ней босыми ногами и пели: «Коричневая пуговка лежала на дороге, никто не замечал её в коричневой пыли, но мимо по дороге прошли босые ноги, босые, загорелые, и пуговку нашли». Песенка нашего советского детства, про шпионов и разведчиков. Существует ли вообще она теперь где-либо в нашей реальности…

Мы с моими детками сидели так же, как и в моём детстве, в отмели Китоя, и наблюдали за рыбками, плавающими вокруг наших ног и рук. Пескари, гольяны, ельчики, хариус. Пескари – передовые разведчики, самые смелые, плывут прямо в руки. Если замереть и не шевелиться, то они начинают тыкать носами в пальцы ног и рук, «клеваться». Детки визжат, хохочут, распугивают рыбок, пытаются поймать их руками. Рассказываю, как мы в детстве ловили рыбок на банку. Завязывали горлышко пол-литровой банки марлей и прорезали дырочку, а в банку накладывали хлеб. Привязывали за горлышко бельевую верёвку и спускали на дно. Рыба протискивалась через дырочку в банку, чтобы поклевать хлеба. Когда через пару минут банка была полна рыбок, то мы быстро дёргали банку вверх. Крупная умная рыба, конечно, не заплывала, а пескари и гольяны всегда были в рационе наших котов. Иногда ловили рыбу таким же способом и сачком для бабочек, но тут уж сноровка нужна и скорость реакции. Рассказываю, детки смеются, не верят.

- Как это, сачком для бабочек можно рыбу поймать? - И хлопают ладошами под водой, пытаясь поймать руками рыбок.

- Но ведь час назад вы не верили, что рыбки будут вам ножки клевать!

Пока они визжат и гоняют рыб, я вспоминаю ещё историю, связанную с этим местом на Китое. Когда мне было 14 лет, то именно отсюда мы с дворовыми ребятами отправились в поход на сплав по Китою. Родителям сказали, что с классным руководителем. А руководил этой «экспедицией» 17-летний брат моего одноклассника. Мальчишки тогда смастерили тележку из колёс от мопеда на дачном участке одного одноклассника, и катили на ней две резиновых лодки по лесной дороге левого берега Китоя. На левый берег перебирались именно в этом месте, где сейчас сидим ногами в воду и ловим пескарей. Дошли мы тогда пешком с этой тележкой до самого Раздолья, а потом сплавлялись до этого же самого места на резиновых лодках. Бедные родители, что они тогда пережили, когда на следующий же день узнали, что никакого классного руководителя с нами не было… Мобильных телефонов тогда не было, и классного руководителя в летние каникулы родителям можно было только совершенно случайно встретить в магазине, что и произошло тогда на нашу беду.

Накупавшись на Китое, одеваемся в сухую одежду и идём на поиски «уходящей натуры». Одна из ангарчанок, Ольга Цысляк сообщила на сайте «Природа Байкала», что где-то здесь, под ЛЭП, есть поляна с орхидеями Венерин Башмачок. Редкие цветы, занесённые в Красную книгу, мы в детстве их называли Кукушкины Сапожки. Ещё тогда, в нашем далёком детстве, эти цветы были редкими, и срывать их нам не разрешали ни учителя, ни родители. А уж теперь это вообще редкость – встретить Сапожки рядом с городом. Мы с детками идём вдоль ЛЭП. Солнце печёт нещадно, тропка теряется в высокой траве. Илюшка скис от укусов комаров и царапающейся травы. Юлька затянула песню «когда уже придём на водохранку?» И «где тут эти твои башмаки»? А сумасшедшая бабуля тащит детей по кустам, и обещает показать какие-то удивительные Сапожки из своего детства… И ей почему-то кажется, что если она сама покажет всё интересное детям, и сама их приведёт на речку половить рыбок, и в лес покормить комаров, то им уже не захочется это делать самостоятельно, как когда-то ей самой, в далёком детстве.

Мы их нашли! Очень, очень много, жёлтых и красных, букетами растущих то тут, то там, на большой поляне справа по ходу от ЛЭП. Большинство из них уже отцвели, завяли, но несколько цветущих экземпляров нам удалось увидеть и запечатлеть. А также познакомились и с жарками (купальница сибирская), колокольчиками (водосбор), анемоной, лилией. Юлька радовалась и кричала:

- Сапожки! Сапожки! Сапожки! С бантиками! Жёлтые! Красные! Коричневые!

После знакомства с цветами нас ждали самые настоящие препятствия пешеходного похода. Так сказать, тренировка с преодолением болота и переправы по реке. Это было организовано для детей нарочно, типа тренировочный поход перед Саянами.

По ЛЭПке тропы нет, поэтому мы шли вдоль кромки леса, пока не вышли к Тёплой Речке, окружённой болотом с обоих берегов. Сначала по кочкам, потом по воде среди осоки, вышли к речке, спустились на песчаное дно, и за руки перешли вброд! Всё по-настоящему, ведь у нас поход, хоть и однодневный! На другом берегу болото оказалось ещё труднопроходимей, тут уж пришлось даже гать выложить из веток лежащего ивняка. Юлька кричала:

- Подожди меня! Я боюсь! Дай мне руку! – а Илья ворчал:

- Ну вот, заблудились. Конечно, без карты. Ты, бабик, совсем ничего уже не помнишь. Надо было на автобусе ехать.

Я отвечала:

- Сейчас взойдём на пригорок, а там дорога. Всего 30 метров потерпите… Слышно ведь машины.

Всё это происходило недалеко от ЛЭП. Тут я вспомнила, как где-то рядом, прямо под ЛЭП, мы с дворовыми ребятами как-то купались в Тёплой Речке когда только-только сошёл снег, 20 апреля. Почему-то помню эту дату. Куда смотрели наши родители… Работали с утра до ночи. Стоял жаркий день, а вода в Тёплой Речке была, как и положено ей быть, очень тёплой. В затенённых берегах под кустами лежал ещё снег, а мы купались в прогретой отмели. Рядом, на опушке, пробивались пушистые подснежники, а мы - купаемся в талой воде…

Мы с детками выползли мокрые на пригорок, а тут и дорога. Дошли до пешеходного перехода (раньше его здесь не было, да и машин столько не было), и зашли в лес левого берега Еловского водохранилища. Разогретые золотистые сосны пахнут хвоей и муравейниками. Запах из моего детства. Юлька пищит: её укусил муравей. Я рассказываю, как мы в детстве лизали «муравьиный сок». Срывали травинку, облизывали её и опускали на муравейник. Дожидались, когда муравьи облепят травинку со всех сторон, потом стряхивали муравьёв и лизали травинку. Кисло-кисло!

- А давай попробуем! – просит Юлька.

- Давай! Только муравьёв не затопчи!

- А-а-а! Кусаются!

Илья вздыхает: комары уже покусали, а тут ещё и муравьи… Когда уже придём на водохранку?

Пришли. Горячий песок, как в Новой Зеландии, обжигает подошвы ног. Ласковая вода, свежий бриз, сосновые ароматы… Всё это снова навеяло воспоминания из детства. На этом берегу была вышка, мы с неё прыгали в воду. Теперь её нет. Помню, ступеней было четыре: 3х-метровая, 5-метровая, 7-метровая и 10-метровая. Высшим рекордом пляжа было прыгнуть с 10-метровой вниз головой. И ведь прыгали. Правда, большинство «солдатиком» (вниз ногами). Сначала с 3х-метровой, а потом всё выше забирались. Помню, как слетали детальки раздельного купальника в момент прикасания с водой (если солдатиком, то слетал лифчик, а если вниз головой – то трусы), и прежде чем вынырнуть, надо было успеть под водой всё на себя надеть. Теперь вышки нет. Наверное, убрали, чтобы дети не прыгали. Слишком многое стали убирать, чтобы обезопасить детей. А дети всё равно погибают, всё чаще и чаще. Может, надо не убирать, а наоборот, ставить? Вышки, лодки, катамараны, буера… И учить детей всем этим пользоваться, учить плавать и нырять, ловить рыбу и переправляться через реку, ночевать у костра и прятаться в лесу от дождя, собирать и готовить грибы, заваривать травы?

Потом мы пошли на другой берег водохранки. Мы с Ильёй пошли в обуви, а Юля заупрямилась и на спор пошла босиком (спорила, что сможет по горячему асфальту добежать). И ведь добежала, вот упрямая коза. Как я в детстве. Подскакивала на цыпочках, мчалась со всех ног, выискивая тень на дороге, выбегала на бетонные плиты, траву на обочине, но добежала. Я не стала её переубеждать. Рассказала, что однажды вот так же на спор в детстве бегала босиком по асфальту в очень жаркий день, и сожгла пятки до ожога. Потом, когда все ребята купались, я сидела дома, обмазанная облепиховым маслом, и завидовала им… Пусть побегает, и пусть получит свой собственный опыт. Илья не последовал её примеру, просто покрутил пальцем у виска. Но она добежала и выиграла спор. С победным видом зашла в воду остудить пятки и кричала:

- Я первая! Я первая! - Илья спросил:

- Вода шипит?

- Нисколечки!

- Ну-ну… Задымишься сейчас.

Потом мы ещё купались, уже на другом берегу, где резиновая горка. Ну как же без неё. Катались и прыгали с визгом в воду. Плавали, ныряли, ходили под водой на руках, брызгались, строили замки из песка, в общем, развлекались не хуже чем на море. За это время успели высохнуть наши промокшие в болоте и в броде сандалии, носки и шорты, успели подзагореть наши плечи и спины. К вечеру мы пошли через знакомый лесок детства к автобусной остановке «219 квартал».

Я вспомнила, что где-то здесь была земляничная полянка, о которой, как нам казалось, знаем только мы с Ленкой, и больше никто. Конечно, не стоит надеяться, что она сохранилась, спустя столько лет. Но всё же… Идём, посмотрим. Вот! Пурпурные ягодки прячутся среди травы прямо у дороги! Дети напали на полянку, словно это были какие-то драгоценные ягоды. Набирали в ладошку, а потом закидывали в рот. Ну, надо же! Сохранилась. Всё возвращается, всё идёт по кругу в нашей жизни. Главное, не слететь с этой спирали в другую реальность, чтобы не потерять невидимую, тайную опору… Я вернулась к тропинкам своего детства и показала их своим внукам. Почему-то мне показалось это очень важным.

Это был первый день нашего лета в Ангарске...

Возвращаясь тропинками детства
В те места, что волнуют давно,
За сюжетом, со школы известным,
Как в любимом старинном кино,
Не спеши убегать, наслаждайся
Каждым шагом, травинкой, листвой
И с капризной судьбой соглашайся,
Улыбайся причуде любой.
Обойди все заветные тропки,
И былые секреты найди,
Благодарным, смиренным и кротким
Возвращайся в пенаты свои.
Ждёт тропинка заветная где-то
Помнит, манит всю жизнь, и зовёт.
Ключ от мира покоится в детстве,
Поджидает всегда твой приход.

Кукушкин сапожок
На Китое у Ангарска
На Китое у Ангарска

см также


Марина Васильева (Красноштанова)


Юрий МельниковХорошо,Марина,душевно...
31.07.2017, 16:14:35 |
Марина Васильева (Красноштанова)Спасибо, Юрий, за внимание. Это был только первый день нашего отпуска. Потом ещё были походы (Кынгарга + пик Любви; скальники Олхинского плато), расскажу немного позже.
31.07.2017, 18:52:40 |
Сообщения могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Для регистрации или входа на сайт (в случае, если Вы уже зарегистрированы)
используйте соответствующие пункты меню «Посетители».

На главную

Уничтожение ос
Уничтожение ос
gosdezservice.ru