Природа Байкала |
РайоныКартыФотографииМатериалыОбъектыТурыИнтересыИнфоФорумыПосетители

Природа Байкала

авторский проект Вячеслава Петухина

Из лыжного похода 2015 года по хребту Бухурик мы вернулись с идеей найти короткий путь к "саду камней" Буху-Шулун, посетить вершину гольца Цаган-Шулута и Ингасун, увидеть и новые останцы в северо-восточных отрогах хребта Бухурик.

Проводниками в страну Хамар-Дабан послужили замечательные книги: сборник научных статей прошлого, посвящённых изучению Прибайкалья и Саян "Землеведение Азии" К.Риттера, часть первая: "Саянское нагорье в пределах Иркутской губернии до юго-западной оконечности озера Байкала, к югу от Большого Сибирского тракта". Составили по поручению ИРГО: П.П.Семёнов, И.Д.Черский и Г.Г.ф.Петц, СПб 1894.{1}

Книга записок "Новейшие, любопытные и достоверные повествования о Восточной Сибири" Н.Семивский, СПб 1817г. {2}

А.В.Тиваненко. "Вокруг Байкала", Бур. Книжное изд. Улан-Удэ, 1979 г. {3}

А.К.Бобков. "От стен Тункинского острога, Кырен", "Саяны", 2006, № 2 - 19.{4}

Фотоальбом "Старые карты" на сайте Природа Байкала.

Эти сведения, переданные разными авторами и дошедшие до наших дней, не потеряли своей актуальности, и невольно переносят читателя в события трёхсотлетней давности, передавая историю исследования Сибири учёными-натуралистами, пионерами сибирской земли. Так, благодаря статьям И.С.Полякова и И.Д.Черского, нам стало известно о путях сообщений из Тункинской крепости в долину Джиды и далее в Кяхту.

Фрагмент карты 1:200000, лист с вариантами первых дорог

В это трудно поверить, но следы тех бурных событий, как то: подписание мирного договора между Россией и Китаем, возникновение торговли через Кяхту, остались и существуют по сей день в виде заброшенных, заросших тайгой дорожек по реке Харагун, тропе Бухатый, хребту Хамар-Дабан и Малый Хамар-Дабан, из села Зун-Мурино и Тибельти. Оказалось, что тропа Бухатый, нанесённая на картах генштаба, и есть вариант первой кругоморской почтовой дороги через Тункинскую крепость в долину р. Джида и далее по сторожевым караулам в Кяхту.

" Там, на неведомых дорожках..."

Стоит упомянуть о сухопутных дорогах прошлого, начиная с середины XVIII века, шедших кругом Байкала, поскольку в литературе по этому вопросу существует путаница в названиях и путях следования этих дорог. Вот выдержка из книги Н.Семивского {2} о дорогах, следующих из Иркутска: "... Зимою пролагается через Байкал по льду почтовая дорога во весь Забайкальский край с северо-западного берега от Голоустного зимовья, или почтовой временной зимней станции, прямо к Посольскому Спасо-Преображенскому монастырю, от оного зимовья на южно-восточном берегу, по прямой линии, в 55 верстах состоящему". (В указателе дорог, дорога №1). Летом, по дороге №1 через Байкал, по этому же пути, ходили досчаники и галиоты. "... А две летние, также во весь Забайкальский край, кругоморские, около Байкала, дороги, начиная от Иркутска и разделяясь при Култуке, идут: одна почтовая на запад, через Тунку, или Тункинскую пограничную крепость, а другая, недавно проложенная, - в Кяхту, для перевоза из оной Китайских товаров во время морестава прямо на юг через высочайший горный хребет, Хамар-Дабаном называемый". Недавно проложенная дорога. Имеется в виду Хамар-Дабанская дорога, начатая с 1796 г., но оконченная только в 1805 г. Эта дорога широко известна и популярна у туристов, где они выходят на неё в районе Казачьей поляны, поднимаясь из Слюдянки, и идут вверх по знаменитым серпантинам и далее к р. Спусковой.

Карта Кругобайкальских дорог. Составлена О.Маркевичем

Но вернёмся к первой дороге, идущей в Тунку. В указателе дорог Российской империи за 1804 г.{2} дорога значится как кругоморская, идущая из Иркутска в Кяхту под №7 по станциям: Введенская слобода, Култук дер., Торское зимовьё, Тункинская крепость, Ургудэнский караул, Ключевской редут и далее. Итого, от Иркутска до Кяхты - 660 вёрст. Почтовая дорога от Иркутска шла через Смоленское, Акинино, Баклаши, слободу Введенскую, Моты на р. Иркут, дер. Большеглубоковскую и на Култук. Зимой, по свидетельству И.Д.Черского, дорога прокладывалась прямо по руслу Иркута.

Сторожевые зимовья-посты в долине р. Иркут в указателе дорог конечно не указаны, но уже на чертеже С.У.Ремезова за 1701 г. они есть. Появление зимовий в долине Иркута связано с именами Ивана Похабова и Максима Перфильева {3} после предпринятого неудачного похода Похабова в 1652 г. вверх по долине Иркута. Сторожевые посты предназначались для охранения ясачного зимовья на острове Дьячем в устье Иркута. То есть эти деревушки - ровесники Иркутского острога. Мотский сторожевой пост был построен в 1661 г. С той поры и образовалась конная тропа к Култукскому поселению.

Николай Спафарий, русский посланник, в путешествии через Сибирь в 1675 г. так упоминает Култук: "... А на самом Култуке есть река Култушная и там пристанища; а Култук называют самый край узкий Байкальского моря, где оно скончается". Только узенькая дорожка, будущий тракт с конца 18 века, вела сквозь дремучую тайгу к Байкалу. С подписания указа 15 июля 1796 г. о строительстве новой "ближайшей" и удобнейшей дороги от Иркутска до Кяхты императрицей Екатериной II началась реконструкция кругоморской дороги (на участке Иркутск - Култук, и строительство новой по Хамар-Дабану) с преобразованием в тракт с почтовыми станциями, кузницами, постоялыми дворами.

Странички истории

Великий "мунгальский" путь за "камень" {3}, по-видимому, существовал с древнейших времён. Под словом "камень" следует понимать массив Мунку-Сардык, запирающий Тункинскую долину с юга. Факт пребывания кочевых и более ранних "оседлых" народов в долине доказывают многочисленные памятники "культуры позднего железа" XII - XIV вв. в Тунке. Первые археологические артефакты в окрестностях Тунки обнаружены И.С. Поляковым, учеником П.А. Кропоткина.

Русские казаки появляются в Тункинской долине начиная с 1660 г. Пометка на карте С.У. Ремезова поясняет: "Дорога в Тункинской". В мае 1674 г.{4} казаки под командованием Ерофея Могилёва срубили Тункинский острог первоначально на правом, затем, после затопления острога Иркутом, перенесли на левый, высокий берег. Ныне - окрестности села Никольск. Тункинский острог поставили на "Великом мунгальском пути" для защиты Иркутска от набегов монгольских феодалов. Тункинская крепость была первым заградительным форпостом на этом пути. Интересную легенду мы находим из сообщения Я.П.Дуброва {1} о набегах на Тункинскую крепость монгольских кочевников: "... Кроме мирской избы, в Тунке имеются квартира заседателя, почтовое отделение, училище и две церкви. В одной из последних, именно - в казачьей Никольской, хранится образ, изображающий св. Николая. Образ этот, на котором св. Николаю приданы чисто монгольские черты лица, пользуется знаменитостью потому, что, по преданию, он спас Тунку от нападения монголов. Происходило это так: на Тункинский острожек напали монголы. Немногочисленные казаки не в состоянии были отразить неприятеля. Тогда старики обратились с мольбой к иконе св. Николая. На следующий день, когда монголы собирались сделать новое решительное нападение, вдруг из острожка, верхом на козле, показался какой-то старец с седой бородой и жезлом в руке. Мановением жезла он обратил в бегство монголов, и снова исчез, когда поражённые казаки в благодарности пали ниц перед ним. Только немногие успели его разглядеть и найти сходство с изображённым на хранившейся в часовне иконе св. Николаем. С тех пор икона эта долгое время почиталась; когда же построена была церковь, она из часовни была перенесена в церковь, где сохраняется и поныне".

Ерофей Могилёв в донесении Иркутскому воеводе писал{4}, что в Тункинском остроге малолюдно, и просил новых людей. Вновь присылаемых служилых он определял на караулы. В бытность Могилёва приказчиком Тункинской крепости их было учреждено семь: Тибельтинский, Гужирский, Шимкинский, Туранский, Мондинский, Окинский и Тункинский караулы. Был и восьмой, Ургудэйский, секретный караул{1}.

Так и шла кругоморская почтовая дорога №7 от Култука до Тункинской крепости по караулам, расположенным в долине Иркута. От Култука {1} дорога выходила к Иркуту в районе Тибельти (как и современная дорога) и шла сначала по правому берегу Иркута, мимо Торской степной думы (управление бур. кочующих родов), затем у села Гужиры был перевоз карбасами на левый берег Иркута. От казачьего села Гужиры дорожка поднималась к Еловскому отрогу, истокам реки Бычья (ныне р. Хамнаганс), переваливала Бычью гору (Еловский отрог) и спускалась вдоль реки Ахалик в Тунку. Этот участок полевой дороги действует и поныне.

Из Тунки дорога шла в Шимки, Туранский караул, Хангинский караул (иначе Монды). При Хангинском карауле делилась: одна уходила за "камень", другая верховая тропа - через голец Нуху-Дабан в долину реки Ока, к Окинскому караулу. Кругоморская седьмая дорога отделялась от мунгальского великого пути при р. Жемчуг или Хара-Угунь {1}, ныне на картах - р. Харагун. Этот путь описан учёными ИРГО П.А.Кропоткиным, И.С.Поляковым, И.Д.Черским, проводившими исследования в долине Иркута примерно в одно время, в 1867-1875 годы. Сначала от крепости путь шёл к перевозу через Иркут по левому берегу, мимо бурятских кочевий Шешоловского рода, по лугам с сочной травой. Перевоз карбасами на правый берег Иркута не имел постоянного места по причине паводков Иркута, и, как следствие, частой смены фарватера реки, образования то мелей, то глубей. Вот отрывок из заметок этнографа Дуброва (опубликованных в 1884 г.) о перевозе через Иркут:"... Это бы ещё ничего, но крутизна берегов Иркута и отсутствие спусков очень затрудняет переправу экипажей, которые приходится иногда буквально переносить на руках". На старых картах перевоз указан в районе устьев правых притоков Иркута: реки Бо-Горхон и Хара-Угунь.

Через Саянский хребет

Начиная с 1771 г. {1}, была проложена дорожка вверх по р. Хара-Угунь через Ургудэйский караул, и далее за р. Зун-Мурин в долину р. Джида, к Ключевскому караулу. Речка Хара-Угунь, по М.Н. Мельхееву, - "Чёрная вода", не замерзающая зимой, с полыньями и наледью, - "Чистая вода". И действительно, по описанию Черского, речка представляла серьёзное неудобство для дороги: зимой наледи и полыньи с открытой водой, летом - серьёзные броды. Вверх по реке считалось 25 бродов, в ненастье же проехать было невозможно, и тогда поворачивали вверх по тропе Бухатый, поднимаясь на хребет над долиной р. Хайрем, правому притоку Хара-Угунь.

Поляков летом 1867 г., в сопровождении проводника (тункинского казака), следуя по тропе Бухатый (в начале большого пути), пересёк всю ширину Саянского хребта и спустился в систему р. Селенги. Здесь следует заметить, что Саяном или Саянским хребтом первые исследователи Сибири называли всю область Хамар-Дабана, включая бассейн р. Быстрая, и только хребет Комаринский и северные отроги, обращённые к Байкалу, - Хамар-Дабаном{1}.

Плохая погода не позволила Полякову ехать вверх по долине небезопасного Хара-Угунь, и он свернул на дорожку, известную под названием "по Бухату", ведущей к той же цели, Ургудэйскому караулу и далее - на Джиду. Сведения, собранные Черским о названии дороги "по Бухату", обнаруживают связь названия дороги с бурятским преданием о священном быке, называемом ими "Буха-Ноинъ": "... Буряты рассказывают, что Буха-Нойон спустился в Тункинскую долину через Саян именно по этой дороге, которая вслед за тем поросла полосою кедровника; сердитый, он долго бродил по котловине: деятельность его священных почек породила систему рек и озёр долины, а от ударов могучих копыт и рогов возникли пески и песчаные холмы; на одном из лавовых бугров, недалеко от Хоймадской миссионерской церкви, он отдыхал и лежал, вследствие чего на нём осталось до сих пор заметное плоское углубление, а холму присвоено название Буха-нойон хыптыхе (постель, место сна). Отсюда бык перешёл через Еловский отрог к востоку, в Торскую котловину, и окаменел несколько восточнее выхода р. Саган-Угун из альпов; утёс, в который он обратился, называется Саган-Шулун (белый камень) и считается одним из священнейших мест долины Иркута, упоминаемых и во время шаманства".

По описанию Полякова, дорожка проходила мимо вершины Саган-Шолотай, гольца Бухай-Хардык, пересекала долину р. Сухарте и выходила в долину р. Ургудэй. Несмотря на большую длину кругоморской дороги, ей зачастую отдавали предпочтение перед Хамар-Дабанской дорогой в перевозке грузов и почты, поскольку пограничные казаки постоянно объезжали и поддерживали дорожку в пригодном для транспорта состоянии. Большие Хамар-Дабанские снега часто не позволяли транспортам пробиться по новой дороге, и тогда держали путь на Тункинскую крепость.(Pallas, R. R. T. III, р. 103.). На момент проезда Полякова по бывшей кругоморской дороге, минуло более полувека после активного использования последней, и дорожка использовалась только для прогона скота из долины Джиды в Тунку и обратно.

По тропе Бухатый, январь 2018 г.

Мысли, возникшие однажды, имеют свойство возвращаться спустя годы, подобно запущенному бумерангу, и будоражить ум. Накануне Нового года мы долго решали, куда сходить на зимние каникулы, и в результате выбрали: вернуться вновь на хребет Бухурик, но разведать короткий исторический путь по тропе Бухатый.

И вот 2 января, морозное утро, полупустой "Мерседес" мчит нас по пустынной дороге к селу Жемчуг. Мелькают Тибельти, Торы, Зун-Мурино. Дорога словно пополам делит село на две части. Вдруг меня толкает сидящий у окна Юра Данилов: "Смотри, на одной стороне дороги дым из печных труб направлен в одну сторону, а по другую сторону дороги дымок направлен в противоположную сторону". Так и есть - загадки Тункинской долины только начинаются! Нелёгкий почтовый путь, по которому тряслись на ухабах одноколки и телеги, машина легко преодолела за три часа. Однажды проложенный путь соединил одной нитью историческое прошлое и настоящее Тункинской долины.

Схема всего маршрута на карте

На околице Жемчуга выгружаемся и идём по дороге по полям к лесу на юго-юго-восток. Снега совсем мало и можно было бы подъехать эти четыре километра прямо к началу тропы. Там, где речка Правый Бого-Горхон вытекает из леса на поля, и начинается подъём по тропе Бухатый. К чести советских топографов, тропа точно обозначена на карте и совпадает с описанием Полякова. Генеральное направление тропы - юг, почти по меридиану.

Начало дорожки "по Бухату"
В морозной дымке
Первый обед

Пьём чай, надеваем лыжи и начинаем подъём вверх по старинной дорожке. Проходим "местные заготовки" порубки берёзы и следы хозяйственной деревенской деятельности. Снега от силы 15-20 см, выступают камни. Постепенно, с набором высоты, берёзу и осину сменяет лиственница, а затем и кедр. Долгий подъём прямо в лоб, на лесистый отрог - и вот первый серпантин в гору. Дорожка по формату один в один походит на Хамар-Дабанскую дорогу. Появляются первые виды на Тункинскую долину и верховья р. Хайрым. Количество снега возрастает, как и уклон горы с вершиной 1849,7 м, мимо которой и проходит дорожка. Начинает темнеть, до вершины мы не дотягиваем и "вытаптываем" место под палатку прямо на склоне, с видом на долину, благо снега и сушин хватает. За день проходим 14 км.

3 января. Наученные вчерашним опытом, сразу на биваке обвязываем лыжи репами, настраиваясь на долгий подъём. Выходим в темноту, освещая фонариками просвет дорожки с темнеющим лесом. От места ночёвки проходим вверх совсем немного, и тропа выполаживается, принимает горизонталь. Непродолжительный пологий спуск после вершины 1849,7 м - и дорожка прямой лентой вытягивается по водоразделу между реками Бого-Горхон и Хайрым, правыми притоками реки Харагун и истоками реки Ингасун. Высота снежного покрова на хребте 40-50 см. По пути встречаем старые разрушенные зимовья возле дорожки. Когда-то здесь кипела бурная жизнь: шли вьючные лошади, сопровождаемые казаками, мясники гнали скот на продажу.

Короткий привал
Гора Вершина Ингасун 2187,4 м
Перевал Ингасун Восточный

По водоразделу растёт преимущественно редкий, низкорослый кедровый лес с лиственницей, нарушаемый ровным просветом заснеженной дороги. Ходовой "челночный" режим движения неизменен: первый торит лыжню и становится в хвост колонны, уступая место позади идущему товарищу. Хорошо выручают бутыли-"хрюши"; на репике бутыль тянется за участником. В бутылях пельмени, крупы, сахар, всё, что можно затолкать, чтобы облегчить рюкзак. Впереди наша гвардия: Толя Аксёнов, Юрий Данилов, Виктор Никонов прокладывают лыжню, с шутками и байками. Юра ещё успевает снимать на камеру.

Издалека показалась гора - Вершина Ингасун, и дорожка держит направление прямо на гору. Собственно гора - это вершинка короткого гребня северо-восточного простирания. Пологий спуск с горизонтали на седловину перевала перед горой - и мы выкатываемся на широкую, вырубленную когда-то, поляну с летником. Летник жилой, с печкой и нарами. С седловины, где находится летник, берут начало реки: правый исток Зун-Гола и правый исток р. Ингасун. Такое впечатление, что дорога на этой поляне и кончилась. Прямо перед нами крутой склон, стена, поросшая кедровыми великанами. Но в лесу снега заметно меньше, и тропа угадывается по выбитому копытами овражку среди могучих кедров. Набираем высоту, и в просветах между деревьями открываются чудесные виды на пройденный путь, Саяны, долину Харагуна с притоками. В верхней части склона лес расступается, и тропа круто уходит на перевал.

Вверх к перевалу
Подъём к перевалу Ингасун Восточный
Ещё немного, ещё чуть-чуть

Толя, поднимающийся первым, кричит ниже идущему Никонову: "Витя, ты кошки взял?" Но вот и перевал, широкая платообразная седловина с устроенным "обо", плечо горы Вершина Ингасун. Перевал соединяет исток р. Зун-Гол и верховье р. Зун-Ингасун, поэтому предлагаю условное название перевала - Ингасун Восточный. Со стороны р. Зун-Гол (правый приток Харагуна) крутой склон, а к р. Ингасун - пологий скат. Примечательно, что Поляков в своём описании путешествия через Саян упоминает первую серьёзную вершину именно Саган-Шолотай, а затем уже голец Бухай-Хардык. Ингасун вообще не упоминается. По Полякову, именно с горы Саган-Шолотай "исчезает древесная растительность". С перевала великолепный обзор правых притоков р. Харагун - Цаган-Шулуты и белой скалы - обнажения в отроге, ниспадающим к реке Зун-Гол. Это обнажение, возможно, мраморов, хорошо видно в "Гугле". То есть гора Вершина Ингасун, возможно, ранее называлась Саган-Шолотай, а на месте гольца Цаган-Шулута, голец Бухай-Хардык (Бычий голец). Правый приток р. Харагун Цаган-Шулуты может быть интересен спелеологам и всем любителям природы.

Интересная скала, обнажение
Вид с условно названного перевала н/к Ингасун Восточный

Дальнейший наш путь лежит к истоку р. Барун-Гол, к началу подъёма на голец Цаган-Шулута. От перевала тропим лыжню ниже границы леса, параллельно линии гребня горы Вершина Ингасун с таким расчётом, что, обогнув гору, выскочим на понижение того же гребня, не набирая лишней высоты, но упёрлись в глубокий распадок. Начинает темнеть, и нужно искать место для ночёвки. На склоне бурелом, крупный курумник. Снимаем лыжи и спускаемся в распадок. В распадке много снега, вытаптываем площадку и ставим палатку без проблем. Пока мы возимся с устройством лагеря, Алексей Редькин налегке закладывает серпантин по противоположному склону распадка наверх. Наутро лыжня подмёрзнет, и мы без трудов преодолеем препятствие на нашем пути. Засыпаю с навязчивым вопросом в голове: где же проходила дорога?

Схема кольцевой части маршрута, места ночёвок

4 января. Вчера прошли 13 км, но благодаря заделу Алексея быстро выходим на начало подъёма к вершине Цаган-Шулута. На подъёме снег более плотный, выступы камней, лыжи почти не проваливаются. Оглядываюсь назад и вижу разгадку потерянной тропы: тропа проложена выше границы леса и проходит траверсом гребня г. Вершина Ингасун. Издали видно характерную полочку на снежном склоне, чуть выше истоков распадков. Затем тропа спускается на седловину к истоку р. Барун-Гол и поднимается к гольцу Цаган-Шулута.

Вид на вершину Цаган-Шулута и перевал Буху-Шулун
К перевалу Буху-Шулун
Перевал Буху-Шулун, 2220 м, н/к

Быстро поднимаемся в лыжах и выходим на перевал между гольцом Цаган-Шулута 2273,7 м и соседней вершиной 2295 м. Морозный воздух, бездонное вечно синее небо и отличная видимость. Как на ладони истоки р. Сухарте и "сад камней" Буху-Шулун. Вся эта местность овеяна мифами и легендами о священном быке, поэтому предлагаю перевал условно назвать "Буху-Шулун". С перевала радиально поднимаемся на голец Цаган-Шулута.

Вид с вершины гольца Цаган-Шулута 2273,7м
Вид с вершины Цаган-Шулута на запад
"Сад камней" с вершины Цаган-Шулута
Долина руч. Сухартый

Вершина плоская, как футбольное поле. Триги нет, прочный наст и выступы тёмных глыб гранитного ряда. Вершина - отличная обзорная площадка с круговой панорамой. Фотографируем, любуемся снежными хребтами и возвращаемся на перевал, а с перевала спускаемся прямо на юг, в исток ручья Сухарте, в кедровое редколесье, где ставим лагерь и готовим обед.

Пока Женя Стретенцев готовит традиционное зимнее блюдо - пельмени, обустраиваем лагерь. Сегодня у нас активная полуднёвка, и после обеда всем составом идём осматривать замечательные останцы Буху-Шулун. По верованиям бурят, именно здесь священный бык сражался со злыми тэнгэринами, а затем по дорожке спустился в долину. От гольца Цаган-Шулута старинная дорожка уходит на юго-запад по пологим склонам хребта Бухурик и спускается с хребта к устью ручья Казарменный, где и встречается с дорогой, проложенной по Харагуну. Два варианта одной дороги имеют практически равные расстояния, около 36 км.

Буху-Шулунский "сад камней"
Снег и камень
Останец Буху-Шулун
Один из останцов
Один из останцов Буху-Шулун

Три года назад я и Саша Ермаков уже побывали в Буху-Шулунском каменном саду, где невысокие останцы из разных по составу горных пород напоминают причудливые фигуры птиц, зверей, и священного быка, отстоящего отдельно, - останец Буху-Шулун. Сейчас мы с ребятами осматриваем останцы и находим что-то новое для себя, но зима есть зима, и конечно нужно лето и время, чтобы обследовать местность. В сумерках возвращаемся в лагерь.

5 января. Выходим в 8 часов утра, освещая путь фонариками. Наш путь лежит на восток, к перевалу Сухартый (назван условно). В планах - успеть пройти безлесый хребет Бухурик и спуститься в зону леса, поближе к культовой скале "Кремль". Перевал пологосклонный, соединяет долину р. Сухартый и Ширеш. Поднимаемся на выдутую ветрами седловину с восходом солнца и встречным ветром. Впереди виднеются округлые вершины хребта Бухурик. Вот как Поляков описывает эти места: "Северный олень стадами бродит по этой угрюмой и пустынной местности, пользуясь находящимися здесь солонцами и отсутствием назойливых насекомых".

На хребте снег плотный и лыжи хорошо держат. Спускаемся с перевала и траверсируем склоны хребта над истоками ручьёв. Вдали, на юге, в облаках просматриваются очертания Хангарульского хребта. С очередной высоты видим прямо по курсу гору Ингасун, долину р. Барун-Ингасун, величественную скалу "Кремль", а с южной стороны хребта - долину р. Бухурик. Спуск - и Алексей уже на подъёме, прокладывает лыжню. Петляя серпантинами, выходим на плоскую вершину, увенчанную высокой деревянной тригой. Недаром гора Ингасун 2194,8 м - командная высота. На востоке виднеется хребет Хамар-Дабан и Утуликская подкова с неизменным ориентиром - вершиной Тумусун-Дулга. На севере - зубцы Тункинских гольцов.

Вид с перевала Сухартый н/к
По хребту Бухурик
Гора Ингасун
На г. Ингасун 2194,8 м
Вид с горы Ингасун

Пьём чай, перекусываем и рассматриваем горы. Когда-то так и рисовали первые схемы-кроки, взбираясь на вершину или утёс с хорошим обзором. После узловой вершины хребет распадается на восточную и северную ветви, теряет высоту и выклинивается в изгибах рек Зун-Мурин и Ингасун. Кроме нас, недавно посетила вершину и вездесущая росомаха, цепочка её следов пошла по северной ветви хребта. По росомашьим следам уходим и мы, спускаясь в лесистую часть хребта. На спуске видим ещё останцы, выступающие над тайгой, но раскиданные по отрогу, обращённому к р. Ингасун.

Свет и тень
Скальники на северо-восточных отрогах хребта Бухурик
Священная, культовая скала "Кремль"
Скала "Кремль"
После трудного дня

В первозданном кедровом лесу снега более метра, ориентирование по навигатору. К вечеру, сменяя друг друга на прокладке лыжни, выходим на склон - и перед нами, недалеко внизу, "вырастает Кремль". Вот это ориентир! Находим ровную поляну с сушинами и таборимся. Сегодня прошли 15 км.

6 января. Как и в предыдущие дни похода, температура с утра ~ 26 градусов. Но стоило нам спуститься с отрога хребта к устью р. Барун-Ингасун, как появился куржак на одежде. Оставляем рюкзаки и идём осматривать скалу "Кремль". Стены большой скалы практически вертикально обрываются к реке Ингасун, образуя на берегу вал из обвалившихся глыб. Быстро по реке обходим скалу и возвращаемся к рюкзакам, грея на ходу руки и щёки. Культовая у бурят скала притягивает как магнит, но нужно двигаться или разводить костёр, если ещё оставаться у реки. Выбираем движение и тропим лыжню вверх по долине Ингасуна на водораздел, где проходит тропа Бухатый и пробитая лыжня. По уже знакомым местам поднимаемся в исток р. Ингасун, и после небольшого подъёма выходим на хребет, замыкая наш путь.

Вверх по реке Ингасун
Вечер над Тункою

По готовой лыжне подходим под начало спуска в Тункинскую долину. Ставим лагерь и договариваемся с шофёром об отъезде. Здесь, у горы 1849,7 м, есть сотовая связь. За день пройдено 15 км.

7 января. Завершаем наш поход грандиозным, длиной в десять километров, спуском в Тункинскую долину. Основное препятствие - камни на дороге. Лыжи где снимаем, где надеваем, где просто идём пешком, но к двенадцати часам спускаемся в долину и знакомым путём выходим на автобусную остановку в Жемчуге.

Долина реки Бого-Горхон
Выход в село Жемчуг

Поход окончен, до скорой встречи в Тунке.

февраль 2018 г.

Егор Полтавченко


Александр МамонтовСпасибо! Очень интересно.
05.03.2018, 09:01:18 |
Юрий МельниковКапитальный рассказ!
05.03.2018, 14:33:30 |
Дмитрий МызниковИнтересно! А летом на уазике туда можно подняться?
05.03.2018, 19:19:40 |
Sergey VА на велосипеде до куда можно?
05.03.2018, 19:40:26 |
Егор ПолтавченкоСпасибо, Александр, Юрий, Дмитрий и Сергей. Рад, что Вам понравился рассказ.

Большое спасибо Сергею Зинченко и редакторам "Природы Байкала" за участие, правку и редакцию материала.

Дмитрий, вполне возможно, что до летника можно доехать.

Сергей, надо пробовать. Летом то, мы не были. У меня эта идея мелькнула. Был бы замечательный проект, из Тунки в долину Джиды. Верхом, точно можно повторить путешествие Полякова.
05.03.2018, 20:32:00 |
Владимир Л.Очень понравился отчёт, хотелось бы ещё попросить выложить основные точки GPS с маршрута
05.03.2018, 21:27:34 |
Борис Чечет"Через Саянский хребет"
Отличный и очень информативный рассказ! Я тоже читал "Землеведение Азии" Карла Риттера в библиотеке ИГУ (Белый дом). Но, Егор, возможно я пропустил в твоём тексте важное уточнение, необходимое для понимания фразы "Через Саянский хребет". В те времена Саянским хребтом называли именно Хамар-Дабан (от Байкала до Мунку-Сардыка). А то, что сейчас называют Саянами (точнее, Тункинский хребет) называли Тункинские Альпы. И кстати, была ещё одна дорога - из Мысовой а долину Джиды. По этой дороге проезжал В.А.Обручев в 1892 году. Он пишет: "... так называемый купеческий тракт, через Хамар-Дабан. Его проложили на свои средства кяхтинские купцы, чтобы сократить путь для перевозки чая...". (В.А.Обручев От Кяхты до Кульджи. Изд-е 3-е. - М.: Из-во АН СССР, 1956. Стр.11). Ехал он на тарантасе, миновав 3 одиноких станции, на которых менял лошадей.
05.03.2018, 21:35:48 |
Alexandr Panasenkohttps://www.youtube.com/watch?v=Ps7nfsvNkIA

Фильм Юры об этом же?
05.03.2018, 21:47:46 |
И. Фефелов

  Борис Чечет:   И кстати, была ещё одна дорога - из Мысовой а долину Джиды.


Это уже достаточно поздняя дорога, середина XIX века. Перед ней была еще дорога, в горы уходившая от Мурино (Игумновский тракт).
05.03.2018, 21:55:52 |
Егор Полтавченко

  Владимир Л.:   Очень понравился отчёт, хотелось бы ещё попросить выложить основные точки GPS с маршрута


Спасибо за отзыв. Точки, добавлю позднее.
05.03.2018, 22:14:29 |
Егор Полтавченко

  Борис Чечет:   "Через Саянский хребет"Отличный и очень информативный рассказ! Я тоже читал "Землеведение Азии" Карла Риттера в библиотеке ИГУ (Белый дом). Но, Егор, возможно я пропустил в твоём тексте важное уточнение, необходимое для понимания фразы "Через Саянский хребет". В те времена Саянским хребтом называли именно Хамар-Дабан (от Байкала до Мунку-Сардыка). А то, что сейчас называют Саянами (точнее, Тункинский хребет) называли Тункинские Альпы. И кстати, была ещё одна дорога - из Мысовой а долину Джиды. По этой дороге проезжал В.А.Обручев в 1892 году. Он пишет: "... так называемый купеческий тракт, через Хамар-Дабан. Его проложили на свои средства кяхтинские купцы, чтобы сократить путь для перевозки чая...". (В.А.Обручев От Кяхты до Кульджи. Изд-е 3-е. - М.: Из-во АН СССР, 1956. Стр.11). Ехал он на тарантасе, миновав 3 одиноких станции, на которых менял лошадей.

[cite;374920;05.03.2018, 21:35:48;Борис Чечет]
Спасибо, Борис. Я упомянул в тексте про этот момент. На счёт этого участка дороги, Игорь, правильно ответил. А.П. Чехов в поездке на Сахалин так же проезжал этой дорогой. Помню, книга за мной.
05.03.2018, 22:30:30 |
Егор Полтавченко

  Alexandr Panasenko:   https://www.youtube.com/watch?v=Ps7nfsvNkIAФильм Юры об этом же?


Да, фильм о нашем походе.
05.03.2018, 22:33:12 |
И. Фефелов

  Борис Чечет:   В те времена Саянским хребтом называли именно Хамар-Дабан (от Байкала до Мунку-Сардыка). А то, что сейчас называют Саянами (точнее, Тункинский хребет) называли Тункинские Альпы.


Насчет Саянского хребта в 19-м веке была изрядная неразбериха. Им и Хамар-Дабан называли, и [Хамар-Дабан вкупе со всей системой Тункинские-Вост.Саян], были и еще вариации.
06.03.2018, 10:21:00 |
Сообщения могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Для регистрации или входа на сайт (в случае, если Вы уже зарегистрированы)
используйте соответствующие пункты меню «Посетители».

На главную