Природа Байкала |
РайоныКартыФотографииМатериалыОбъектыИнтересыИнфоФорумыПосетителиО 

Природа Байкала

авторский проект Вячеслава Петухина

Снеговик
Железнодорожная станция Подкаменная между Иркутском и Байкалом — начало многих лыжных маршрутов. Отсюда по тайге проложены тропы летом и лыжни зимой. Здесь снежно, как нигде. Один из самых заснеженных районов России. Сугробы легко закрывают вместе с крышей зимовья — таёжные домики охотников и егерей. После снегопада иногда такой домик и не найти.

Прямо от железной дороги поднимаемся вверх, на Олхинское плато. Надеваем лыжи — и вперёд по лыжне марафонской трассы БАМ (Большой альпинистский марафон)! Утренний морозец вышибает слезу из глаз, но зато скольжение отличное, как по маслу. Лыжня петляет по ельничку, снеговые шапки с еловых лап падают на головы. Держи дистанцию!

Сначала всё вверх и вверх, потом — по широкой, накатанной под коньковый ход, лыжной "дороге". Спуски, подъёмы, внезапные повороты в лесной чаще, и опять вылетаешь на лыжный "проспект". Не успеваем следить за ниткой пути (кто-то там впереди ведёт, он знает — куда). Только оглянешься изредка:

— Все здесь?

— Все, все! Не тормози!

— Держи дистанцию!

Раскрасневшиеся, разгорячённые на подъёме, начинаем постепенно раздеваться. Жарко стало! Сначала рукавицы, потом шапка, дальше в рюкзак отправляется куртка, а за ней толстовка и штаны… И вот уже полураздетые лыжники летят по тайге в майках и подштанниках. Только бы не упасть! Упадёшь — снег обожжёт и оцарапает, добавит адреналина в кровь.

— Сто-о-оп! Одева-а-аемся!!!

— Что-о-о? Зачем? Жа-а-арко!

— Спу-у-уск впереди! Большой серпанти-и-ин! Замёрзнем!

Оделись опять. Перед спуском рассеиваемся друг от друга метров на пятьдесят. Это чтобы не столкнуться при падении, успеть отползти от лыжни в сторону. Повороты скрывают впереди и позади бегущих (точнее — летящих) лыжников. На какое-то время начинает казаться, что ты совершенно один на этой горе. Летишь вниз, захлёбываясь ветром и поднятым первыми лыжниками снегом. Снег искрится на солнце, витает алмазной крошкой в воздухе. Щурюсь, как от песка. Красиво! А смотреть — больно, да и некогда. Очки сняла, потому что их залепляет снегом. Ой-ой-ой! Кажется, не впишусь в поворот! Вжимаешь голову в плечи, приседаешь пониже, чтоб не так больно падать, отрываешься от земли, и… сердце на миг остановилось, дыхание замерло, а колени стали бетонными от напряжения. У-у-уф! Устояла! Руки с силой надавливают на палки сбоку, чтобы притормозить. Шлейф искрящегося на солнце снега взмывает дугой на повороте. Не успеешь вздохнуть — поворот в другую сторону! А-а-а-ах! Кажется, не впишусь в поворот! И опять то же, но в другую сторону. И так много раз!

Лечу, пищу, и некогда даже подумать: а где же все?! Неужели те, кто впереди, ни разу ещё не упали, раз я до сих пор их не догнала? Круто спускаются ребята. Но и задних тоже не слышно! Наверное, все попадали, раз не догоняют… Я тут, поди, одна веселюсь… А может, я вообще не туда залетела, и совсем не на той дорожке катаюсь? Может, не заметила, как свернула на другую лыжню? Затормозить не рискую (а вдруг там, сзади, кто-то есть), так и несусь с хребта вниз. Замерза-а-а-ю! Лицо покалывает, руки задеревенели, а спуск всё не кончается. Хорошо, что куртку и шапку перед серпантином на себя надела, а ведь не хотела. В одежде, кстати, и падать будет мягче. Серпантины всё круче и чаще, и вот я уже в воздухе нахожусь больше, чем на поверхности земли… Захлёбываюсь ветром, снегом и восторгом! Может, уже пора заехать в сугроб и оглядеться? Ну уж нет, сломаю весь кайф. А ведь из сугроба ещё можно и не вылезти самой. Теперь — только вниз, а там разберёмся, куда все подевались. Коленки больно уже! Глаза снегом залепило! Не вижу, куда лечу!

В нижней части спуска, когда начался самый настоящий могул (мелкие и частые бугры на крутом серпантине), прикусила язык от тряски. Сопли, слёзы, слюни летят во все стороны! Но зато удалось сбавить скорость и протереть глаза. Ура-а-а! Вижу людей внизу! Стоят и наблюдают за моими пируэтами, гадают: упадёт — не упадёт? Ставки делают. Не дождётесь! Уж теперь-то, когда вижу, куда, по-всякому долечу!

Долете-е-ела! Жива-здорова. Аплодируют! Только вот разогнуться не могу, так и встала в позе плуга, на подогнутых коленках. Шутка ли — несколько минут непрерывного спуска! О, да тут настоящий музей сломанного снаряжения! Частокол из остатков лыж и палок украшает большую поляну. И народу почему-то втрое больше стало, чем было на Подкаменной… А, понятно! Это "сломанные" с предыдущих электричек тут сидят, чаёк попивают. Как же им теперь без лыж из этих снегов выбираться? Чаем горячим из термосов нас напоили. Это кстати. А то ведь я уже в сосульку превратилась на этом спуске. Тепло снова стало! Можно раздеваться и на зимнем солнышке немного позагорать. Не такой уж в Сибири и суровый-то мороз. Сухой мороз теплей, чем мокрая московская слякоть.

Дождавшись наших замыкающих, "изрядно потрёпанных, но не побеждённых", сворачиваем на спокойные, заснеженные зимой, болота. Пройти их после такого весёлого спуска — кажется уже и скучным. Но зато можно полюбоваться сибирской тайгой. Кедры в три обхвата. Густые приземистые ёлки едва выглядывают макушками из-под глубокого снега… Всё накрыто белым-белым, накрахмаленным, хрустящим покрывалом. Даже жалко резать это покрывало лыжнёй. Потом, в снегу по колено, надо подняться на высокую сопку, обогнуть скальники, и к вечеру в воздухе почудится запах кедрового дымка. Значит, зимовьё Петровича близко! Банька топится, Петрович встречает. Отшельник он. Живёт один в тайге. Давно у него никого из гостей не было… Ну, здравствуй, Петрович! Нам бы в баньку теперича… Да брусничного морсу из подполья...

2010—2011 гг.

Cнег
Рыба-кит

Марина Васильева (Красноштанова)


ПредыдущаяСтраница 2 из 2: 1 2
Марина Васильева (Красноштанова)Спасибо, Сергей! Будет время — выужу ещё что-нибудь из своих архивов. Раньше, по молодости, эмоционально писалось, сейчас даже читать смешно, приходится многое переделывать. Чем старше становимся — тем меньше эмоций.

 Sergey V: Что касается БАМа - то с 2008 года его точно ни разу не готовили под конек. То есть, скорей всего - вообще никогда коньковой трассы там не было.



Да-да, БАМ никогда не готовили под конёк, я это хорошо помню, где-то с 90-хх там каталась. Почему-то в старом рассказе "конёк" обнаружился. Возможно, он случайно эпизодически там оказался, кто-то на пологих подъёмах накатал.

Серпантин, и "конёк", действительно, взят именно с того похода, от Подкаменной. Сейчас уж не помню — где конкретно. В том походе со мной были неопытные лыжники, которым этот спуск дался с большим трудом, видимо, и писалось тогда под впечатлением их эмоций, которые были озвучены уже вечером, у Петровича в баньке. Замыкающие той компании пришли к Петровичу уже затемно.
А мы с Токаревым Сашей шли первыми и у Петровича были ещё при свете дня. Как мы с ним тропили подъём к Петровичу — это отдельная история, и я её вырезала из рассказа для публикации на литсайте, чтобы не загружать короткий сюжет.
17.12.2018, 12:47:42 |
Sergey VУ меня такое чувство, что в этом мини-походе вы на БАМ и не должны были попасть. Это явно лишний крюк.

А вот эпический спуск — еще как запоминается новичкам. Я сам его когда-то не ехал, а летел. Все время догонял какую-то даму, которая спокойно подплуживая, легко и спокойно катилась к болоту. Мне же — без тормозов, приходилось все время падать, что бы не въехать в неё )) Плуг я еще не освоил

Окрестности базы Петровича — мои любимые лыжные места. Пожалуй, больше всего там катаюсь. Интересны подробности той вашей тропежки ..
17.12.2018, 13:38:29 |
Марина Васильева (Красноштанова)

 Sergey V: что в этом мини-походе вы на БАМ и не должны были попасть. Это явно лишний крюк.



Возможно... Но если я тогда написала про БАМ, значит он был. Мы же, в действительности, целый день катались. И километраж у нас получился тогда вовсе не хилый.

 Sergey V:  Интересны подробности той вашей тропежки ..



Могу только с уверенностью сказать, что вытропили мы склон вверх со стороны верховьев реки Большой Половинной и вышли к Петровичу чётко с юга. Сейчас там дорога (этим летом видела, по ней даже джипы заезжают, но тогда дороги не было ещё).

 Марина Васильева (Красноштанова): Почему-то в старом рассказе "конёк" обнаружился. Возможно, он случайно эпизодически там оказался, кто-то на пологих подъёмах накатал.



Конёк, кажется, был только на дороге, ведущей мимо скальника Ворона.
17.12.2018, 15:11:00 |
Виктор ЛюбезновХорошо написано, легко читать, спасибо! :)
19.12.2018, 09:24:29 |
Константин Суханов

 Марина Васильева (Красноштанова): А у меня почему-то написано - "коньковым". Но раз я так написала 10 лет назад, значит, именно так и было. Хотела исправить, чтобы не задавали вопросов, но не стала. Раз написано, значит так и было.


Ни старый БАМ, ни, тем более, новый, никогда не раскатывались под конёк. А вот по дороге вверх от Санаторного конь вполне возможен.

 Sergey V: Конечком вы катили совсем не по марафонке, нет ее над Подкаменной.

И не было никогда. Хотя возможно, Вы частично шли по участку старой марафонки, где болото.

 Sergey V: ...это - литературное произведение. Образы здесь собирательные.


Вообще без разницы, где марафонка, как шли и каким стилем. Даже не задумывался над неточностями, пока их не обозначили. Да, право автора отступать от реальности. Но новичков такое может ввести в заблуждение, если они решат использовать рассказ как путеводитель)))

 Sergey V: Очень понравился Ваш рассказ, Марина!


Поддержу. Написано интересно и с подробностями. Однако этот рассказ является частью более обширной публикации Марины. Там и фото есть.
19.12.2018, 12:23:40 |
Марина Васильева (Красноштанова)

 Константин Суханов: Однако этот рассказ



Ой, точно... А я его искала перед тем, как "Лыжню" опубликовать, и не нашла... Это значит, что на литсайте нужен был для конкурса короткий рассказ, и я его из большого вырезала, а потом забыла...

Виктор, Константин, спасибо!
19.12.2018, 12:55:24 |
ПредыдущаяСтраница 2 из 2: 1 2
Сообщения могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Для регистрации или входа на сайт (в случае, если Вы уже зарегистрированы)
используйте соответствующие пункты меню «Посетители».

На главную