Природа Байкала |
РайоныКартыФотографииМатериалыОбъектыИнтересыИнфоФорумыПосетителиО 

Природа Байкала

авторский проект Вячеслава Петухина

М.А. Тараканов

Тункинские и Китойские альпы — красивейшие из хребтов, образующих обширную горную систему Восточных Саян. Первый из них расположен в междуречье Иркута и Китоя; второй — Китоя и Онота. Оба характеризуются ярко выраженным альпийским рельефом. В ряде горных узлов высота вершин достигает 3 тыс. м. и более. Высочайшая точка Тункинских альп — пик 3266, расположен в верховьях притока Китоя реке Билюты; Китойских — пик 3215 — в верховьях р. Онот. По высоте они уступают в Восточных Саянах лишь вершинам массива Мунку-Сардык (3491 м). Подробная физико-географическая характеристика района приводится во многих отчётах, имеющихся в Иркутском клубе туристов. Она же дана в вышедшем (1973 г.) в Иркутском книжном издательстве сборника "100 путей, 100 дорог". Поэтому я не буду на ней подробно останавливаться.

Летом 1972 года, в период с 29 июля по 22 августа по Тункинским и Китойским альпам совершила горно-пешеходное путешествие группа пешеходной секции Иркутского клуба туристов, пройдя указанный выше маршрут. Его основной целью было посещение высочайших горных узлов Тункинских и Китойских альп, в которых расположены их господствующие вершины 3266 и 3215, а также разведка новых перевалов из бассейна Онота на Китой и из верховий Билюты в Тункинскую долину. Это практически новый вариант маршрута 5-й категории сложности по Тункинским и Китойским альпам технически более сложный, чем известная пятерка в этом районе, предусматривающая перевал из Аршана на Китой — выход через его верховье на р. Онот и далее в район Транссибирской магистрали.


1-4 дни, (29 июля — 1 августа) Посёлок Нилова Пустынь — река Китой — 56 км.

29 июля в 4 часа дня мы приехали рейсовым автобусом из Иркутска в курортный посёлок Нилова Пустынь, вытянувшийся на добрых два километра вдоль ущелья речки Ихэ-Ухгунь в предгорьях Тункинских альп. Пообедав в столовой, вышли на маршрут и вечером 30-го были на границе леса перед Хубутским перевалом.
Долина реки Хубуты перед Хубутским перевалом
Хубутский перевал со стороны верховий реки Хубуты

Сначала шли по дороге (профилированной грунтовой) идущей из Ниловой Пустыни в с. Хойто-Гол. В 3-4 км от Ниловой Пустыни (в 0,3 км за бурятской молельней) с неё вправо к горам сворачивает просека, по которой тянется грунтовая лесовозная дорога. Она выводит к реке Ехэ-Гэр к избам лесорубов. Отсюда свернули с дороги и пошли по азимуту без тропы по тайге в направлении к р. Хубуты. Вдоль её левого (орографич.) берега к Шумакскому и Хубутскому перевалам идёт дорога, переходящая вскоре в тропу. Она тянется сначала в 0,3-0,5 км от р. Хубуты и подходит к ней лишь перед предгорьями Тункинского хребта — невысокими поросшими тайгой сопками. Здесь начинается серия крутых подъемов. Затем, поднявшись наверх, тропа тянется 3-4 км параллельно Тункинскому хребту и здесь раздваивается. Левая ветвь сворачивает к долине Хубутского перевала, правая уходит параллельно горам к Шумакскому. Долина Хубутского перевала висячая. Ей предшествует мощный ригель с перепадом высот метров 200. Сразу за ним граница леса. Здесь стоит зимовье бурят-пастухов, в долине летом пасется скот. Тропа (преимущественно вдоль левого берега) идёт к Хубутскому перевалу. Перевал (высота ок. 2500 м) простой, это четкая седловина, скорее понижение, между 2 горами напротив истоков р. Хубуты. Подъем и спуск — по некрутым склонам, частично заваленным осыпью, частично травянистым. Далее продолжаем путь вдоль речки Ара-Хубуты, в 4 км от Китоя, впадающей в Ара-Ошей. Ара-Хубуты течёт в сплошных каньонах, тропа обходит их верхом после устья 1-го левого притока она идёт вдоль правого берега. В 2 км от Китоя перед устьем, вытекающей из узкой щели каньона речки Яман-Гол переправились на левый берег Ара-Ошея. В его устье есть брод (в месте слияния с Китоем), но прошедшие накануне дожди сильно подняли воду и сделали его непроходимым, поэтому пришлось делать навесную переправу перед устьем Яман-Гола. Сначала казалось, что речку удастся перейти таджикской стенкой или по перилам. Но прозрачность воды скрадывала глубину у левого берега. Когда самый рослый и сильный из нас, бывший моряк Саша Байчук (рост 1м 80см, 2-й разряд по борьбе) перешел, перетягивая веревку, речку вброд с шестом, глубина там оказалась выше пояса, а течение чуть не сбило с ног.

Ещё один сюрприз ждал нас перед выходом на Китой. Мы вынуждены были облезать без тропы по весьма крутым склонам целую серию прижимов. При подъеме на один из них пришлось даже вылезать налегке по скалам наверх и навешивать перила.


5-8 дни (25 августа) Река Китой — верховья речки Саган-Сайр — 54 км.
Китой перед устьем Ара-Ошея
Переправа через реку Китой

На Китое сразу выше устья Ара-Ошей устроили днёвку. Жарились на солнце, купались, ловили рыбу.

Через полкилометра выше устья Ара-Ошея на Китое начинаются щёки, которые тянутся на 5-7 километров. Они не столь известны среди туристов, как знаменитые Моткины щеки, но достаточно грандиозны, высота нависших над рекой скальных стен местами достигает сотен метров. На входе в них на Китое даже есть небольшой водопад. Река, шириной 25-30 метров сужается перед входом в живописнейший каньон в узком каменном жёлобе до 3-4 метров и мчится по нему стремительным грозным потоком.
Хороша рыбалка в Китое

Водники рассказали нам, что вдоль левого берега есть старая тропа, которая обходит верхом прижимы, тогда как путь вдоль правого, где нет тропы и прижим значительно выше, много сложнее. На днёвке натянули верёвку для навесной переправы. Перетягивая верёвку, Саша с трудом перешел с шестом бурную реку. Перед самым левым берегом, где глубина была наибольшая, его сбило течением и метров 5 он плыл. Хорошо, что взяли с собой 60-ти метровую верёвку. Переправившись, пришлось подняться метров на 100 прежде, чем вышли на тропу. Она очень слабая, местами бурелом, но с затёсами. Лишь пройдя щёки, она спустилась к реке, выйдя к ней метрах в 300 выше водопада.

Вверх по Китою продолжали идти то по камням, вдоль берега, то по слабым, захламлённым буреломом тропам, которые через каждые 1,5-2 километра карабкались вверх, облезая мощные прижимы. В километре за устьем Хорма-Гола (Хунды-Гол ?) перед первым же прижимом тропа поднялась вверх и так шла 4-5 км в 300-400 м от реки, обходя каньоны. Она спустилась вниз к Китою лишь перед впадающей в него речкой Саган-Сайр, вдоль которой мы должны были подниматься к перевалу в бассейн Онота.
Долина реки Саган-Сайр перед крупным левым притоком

Долина Саган-Сайра — широкий, просторный трог, заросший могучими лиственницами. Утром я пошел посмотреть тропу и поохотиться и с удивлением увидел, что с Китоя в неё сворачивает четкий след вездехода. Пошли по нему. Перед крупным левым притоком встретили на правом берегу старое зимовье, здесь нас настиг сильный дождь. Сначала хотели переждать его, но часам к 5 вечера к зимовью вышли двое геологов, которые рассказали, что след вездехода идёт к озёрам в верховьях Саган-Сайра, где расположен брошенный посёлок геологов. Снова двинулись в путь. Посёлок лежал выше границы леса у озера, зажатого с трёх сторон склонами гор.

В настоящее время в этом месте строений нет, но есть немного ниже по Саган-Сайру.

Примечание В. Петухина


9-13 дни (6-10 августа) Перевал на реку Онот — верховье речки Дабан-Жалга — 68 км.
Озеро и посёлок геологов в верховьях реки Саган-Сайр

Перевал в бассейн Онота находится в хребте, расположенном на северо-восток от озера. Прямо от посёлка, чертя зигзаги по травянистому склону средней крутизны туда поднимался след вездехода. Вышли поздно, часам к 10, когда немного утих продолжавшийся всю ночь дождь. Через час поднялись на перевал, с которого открылась панорама верховий Онота. Дорога спускалась с перевала и вела в устье 1-го правого притока, где на бугре у подножья горы стоял поселок. От него по заваленному осыпями крутому склону горы зигзагами поднималась тропа. Она выходила под самую вершину, где на высоте метров 300 от подножья зияли амбразуры штолен брошенного рудника. Было по-прежнему пасмурно, вершина то и дело закрывалась облаками.

От подножия перевала до границы леса было не более 2 км. Около неё дорога раздваивалась. Одна ветвь пошла вдоль левого берега Онота, вниз по долине, где перед устьем 2-го правого притока р. Зун-Оспы виднелись домики ещё одного посёлка; другая свернула к руднику. Оставили груз и пошли туда на экскурсию. Посёлок полностью заброшен. Штольни целы, не взорваны. Погода наконец прояснилась. Вылезли на вершину горы. На ней сложено несколько туров с записками горняков и геологов. С вершины отлично просматривалась долина 2-го правого притока Онота, р. Зун-Оспы, из которой по впадающему в него справа ручью можно было предпринять запланированную попытку восхождения на высочайшую точку Китойских альп пик 3215. Осмотрев вершину (красивый остроконечный пик), мы несколько изменили наши планы. Она показалась нам слишком сложной, чтобы на неё можно было лезть без серьёзного риска туристской группы, альпийская подготовка участников которой не перешла третьего разряда. Гребни минимум троечные, стены ещё сложнее. Рядом с пиком 0,5 км южнее в том же цирке находилась вторая вершина, метров на 50-100 ниже. С юга на неё вел посильный для нас гребень, на который можно было выйти поднявшись по осыпям на хребет несколько выше устья упомянутого ручья.
Пик 3171 с реки Зун-Оспы

7 августа день был целиком посвящён восхождению. Сначала поднялись на предвершину, на которую более 2,5 часов шли от границы леса по осыпям. С неё к вершине вёл усеянный жандармами гребень. На прохождение его затратили около 1,5 часов. На сложных участках дважды пришлось организовать страховку. Вершина сначала казалась нам очередным жандармом. Но забравшись, увидели, что выше уже лишь пик 3215. На него вёл с седловины крутой гребень примерно 3-а категории сложности. Спуск с нашей вершины на седловину с которой он (гребень) начинался, был так же достаточно сложен и потребовал бы организации минимум 2-х дюльферов. Тура на вершине не было. Мы сложили свой и оставили в нём записку. Погода отличная. Саяны видны вокруг на сотни километров. В междуречье Онота и Китоя остроконечные пики с мощными стенами и пилообразными гребнями. Есть, где погулять и альпинистам, и горным туристам. Дальше за Онотом пологие гольцы, покрытые горной тундрой часто почти до самых вершин. Спускались по пути подъема.
Пик 3215 с вершины 3171

Сразу за устьем 2-го левого притока след вездехода перешел на правый берег Онота и пропал. Дальше потянулись тяжелые болотистые тропы. Почти до поворота реки на север долина широкая с заболоченными террасами, покрытыми голубикой, среди древесной растительности преобладает лиственница и местами кедр. Из долин 3-го и 4-го правых притоков ещё дважды открылась великолепная панорама пика 3215. Со всех сторон простейшие маршруты на неё минимум троечные. В Иркутске после возвращения я слышал, что на этот пик года за два до нашего путешествия совершили восхождение работавшие вместе с геологами иркутские альпинисты во главе с Геннадием Русановым.

Попытки рыбачить в Оноте успеха не принесли, рыбу не пускает в верховье водопад.

В районе устья речки Ильчир, которую перепрыгнули по камням, не снимая сапог, встретили медведя.

В устье речки Дабан-Жалга (2-го крупного правого притока, считая от устья Ильчира), мы свернули с Онота и пошли на Китой. На карте вдоль левого берега Дабан-Жалги обозначена тропа, которая идёт к перевалу на приток Ехэ-Гола, впадающего в Китой. Но мы намечали перевалить с Дабан-Жалги непосредственно на приток Китоя, впадающий в 12 км выше устья Ехэ-Гола, чтобы пройти и разведать новый перевал и скорее выйти к реке с хорошей рыбалкой.

Перед устьем на протяжении 1,5-2 км Дабан-Жалга течёт в узком коридоре каньона, там есть отличный водопад с высотой падения струи метров 20-25. Тропа на Дабан-Жалгу (чёткая, с затесами) свернула с Онота ещё километра за два от устья предыдущей речки, но через километр-полтора она потерялась, уткнувшись в заваленный бурелом бугор. Её нашли лишь выше каньона и уже не теряли, пока не свернули с неё, чтобы переваливать на приток Китоя.


14-19 дни (11-16 августа) Верховье речки Дабан-Жалга — река Китой — устье реки Билюта — 62 км.
Перевал Сомнений. Вид с Хан-Хушун-Дабана.

В гольцовой зоне, пройдя 2 ступени ригелей и обойдя справа 2 озера, тропа свернула к перевалу на приток Ехэ-Гола, который отделяла от верховий Дабан-Жалги лишь невысокая гряда пологих холмов, покрытых горной тундрой. На приток Ехэ-Гола легко перевалили, свернув с тропы от 2-го озера. Выйдя на гряду, встретили горного козла. Он стоял минуты три, разглядывая нас, и даже дал себя сфотографировать. Вдоль правого берега притока тянулся мощный красивый хребет, крутые склоны которого, часто совершенно отвесные, преграждали нам путь на Китой. Осмотр их показал, что единственное технически простое место, где можно перевалить, находится примерно в 300 метров ниже истоков притока Ехэ-Гола. Это заваленная осыпью довольно широкая (метров 20-25) полка, которая вела от конусов осыпей у подножия на седловину между двумя остроконечными скалистыми пиками (1-м и 2-м, считая от истока). Перепад высот от берега притока, где мы остановились подкрепиться и отдохнуть, до седловины — 300-350 метров. Подъем занял около 1,5 часов. Шли, соблюдая максимум осторожности на контакте осыпи и скал, хватаясь за зацепки, иначе осыпь ехала. На перевале сложили тур, в котором оставили записку. По праву первопроходцев его назвали перевалом Сомнений, так как внизу мы долго сомневались, сможем ли из-за крутизны подняться здесь наверх.

Спуск по заваленному мелкой осыпью склону средней крутизны не составил труда. Короткий отдых на огромных каменных плитах, по которым тёк каскадом небольших водопадов приток Китоя, и через час подходим к границе леса. Опять видели горных козлов, сразу четырёх. Но на этот раз они были куда осторожнее, и, увидев нас, немедленно пустились наутёк.

К середине следующего дня, изрядно помучившись, облезая многочисленные прижимы в устье притока, вышли к Китою. Китой стремительно мчался по узкой живописной долине, сжатой крутыми склонами поросшей дремучей тайгой гор. Глубина и мощь реки здесь такова, что о броде нечего и думать. По левому берегу шла чёткая мощная тропа с затёсами. Вдоль правого берега (как мы знали) тропы были значительно хуже. Там, где мы вышли было очень удобное место для навесной переправы. На левом (нашем) берегу скала с растущими на ней елями, а на противоположном, метрах в 40, мощные камни, за которые можно привязать верёвку. Немного выше скалы глубокий плёс с ровным течением без стоячих волн. Было, конечно, весьма соблазнительно двигаться вдоль левого берега по тропе, но мучил вопрос, сумеем ли мы найти подходящее место для переправы. Река бурная и мощная, а на расстоянии ближайших 20 километров в неё впадают два новых крупных притока — Ехэ-Гол и Шумак. Перед группой остались на маршруте две наиболее сложные проблемы: переправа через Китой и перевал через Тункинский хребет в верховьях Билюты. Решение первой из них давала немедленная переправа. И мы решили переправляться. Китой Саша переплыл довольно легко, лишь перед самым правым берегом, у скал, его подхватило течение и пронесло метров 20. Уже перетащили все рюкзаки и переправлялись последние люди, когда нас захватил дождь. Но на правом берегу уже горел костёр и варился обед.

На следующий день (13 августа) встали на днёвку, которую целиком посвятили ловле хариуса. Вволю полакомились вкусной рыбой, и жареной, и печёной на рожнах, а уха из неё была настоящим деликатесом.

На участке до Моткиных щёк — каньона, начинающегося в 14 км от устья правого притока — Шумака, тропы есть почти везде, хотя часто слабые и заваленные буреломом. Они исчезают лишь дважды, у гигантских прижимов, где склоны хребта обрываются в Китой гигантскими скальными стенами, высотой метров 300-400. Первый из них прошли низом по реке; второй — по полкам на высоте 40-50 метров от воды. Для спуска вниз на косу людей и рюкзаков пришлось навешивать перила.

На входе в Моткины щёки по обоим берегам высятся гигантские прижимы. Река, и до этого стремительная, изобилующая порогами, делается буквально бешеной. Она сужается с 40-50 до 15-20 метров и мечется, делая крутые зигзаги между огромных стен и торчащих из воды обломков скал. На входе в каньон среди них сможет пролавировать, пожалуй, лишь байдарка. Сомневаюсь, пройдёт ли деревянный плот с шириной кормы хотя бы 1,5 метра. Преграждающий наш путь прижим можно было бы пройти по полкам на высоте метров 100 от воды, но начавшийся дождь намочил крутые травянистые склоны, переходящие снизу в отвесные скальные стены и его пришлось обходить верхом с набором высоты метров 200-250. Когда поднялись, то увидели, что есть смысл вылезти на хребет, разделяющий Китой и Шумак и обойти по нему весь каньон. Так и сделали.

В устье Шумака небольшой посёлок геологов: 2 избы, баня, настил для палаток. Сами геологи ушли в многодневный маршрут. В посёлке встретили иркутских туристов (группа Аркадия Калихмана), которые на деревянных плотах неудачно пытались пройти Моткины щёки. Вечером с удовольствием парились в бане. Как выяснилось, лучше бы мы пошли вдоль левого берега, где хорошая конная тропа идёт примерно до середины Моткиных щёк, а затем переходит на правый берег. Но брода там нет. Геологи, проложившие тропу, переправляются на резиновой лодке, которую прячут на берегу. В "щеках" найти место, удобное для навесной переправы, не составляет труда. На лодку геологов рассчитывать не рекомендую, их часто не бывает на базе, а у переправы можно встретить лишь случайно. Шумак, разбившийся в устье на несколько мелких рукавов, легко перешли вброд. Правобережье Китоя ниже устья Шумака часто посещается туристами. Здесь хорошие чёткие тропы или можно легко пройти по каменистым косам вдоль берега. За полдня пути до устья Билюты встретили две туристские группы: литовцев и новосибирцев.


20-25 дни (17-22 августа) Устье Билюты — Тункинская долина — село Кырен — 86 км.
Каньон реки Билюты

Узенькая (10-15 метров) прозрачная Билюта на первый взгляд не представляет трудности для переправ. Но это не так. Прозрачность воды искажает глубину, в середине она по пояс при очень сильном течении. Даже в малую воду желательно наладить перила. За несколько дней до нашего подхода, как я узнал после в Иркутске, здесь потерпела катастрофу группа москвичей. Они пошли через Билюту (в самом устье) стенкой, её сбило. Троих унесло в Китой в порог, и один из них утонул, труп нашли лишь весной. (В настоящее время в устье Билюты имеется подвесной мост)

Подъем вверх по Билюте начали вдоль левого берега, где до первого левого притока на расстоянии 5-6 км есть хорошая четкая тропа, проложенная геологами. Через 1,5 километра от устья начались каньоны, которые почти непрерывной цепью тянутся на расстоянии 12-14 километров. Особенно красив первый каньон (со стороны Китоя). Здесь Билюта течёт в совершенно отвесном коридоре с высотой стен метров 100-150.

Первый левый приток так же течёт в каньоне с отвесными стенами высотой метров 30-50. Около него у капитальной геологической стоянки тропа кончилась. Разведка показала, что преодолеть каньон без альпинистской техники, можно лишь пройдя вверх по склону метров 300-400, где есть пологий спуск и подъем. До конца билютинских каньонов шли по тяжелой таежной целине или по слабым звериным тропам. Наконец, каньоны позади, долина стала шире, вдоль реки появились удобные для ходьбы каменистые косы.

В верхнем течении, через три километра выше устья крупного левого притока, Билюта, до этого текущая на северо-восток, поворачивает на северо-запад, обходя справа красивый остроконечный пик. За поворотом открылась великолепная панорама её верховий — широкая заросшая вековыми кедрами долина, которую обступили могучие пики с усеянными жандармами пилообразными гребнями. Большинство из них имеет высоту свыше 3 тысяч метров. Здесь же, недалеко от истоков Билюты, расположена и высочайшая точка хребта, пик 3266. Шли по камням около реки, то и дело переходя с берега на берег перед небольшими прижимами. Это не вызывало затруднений, так как все были обуты в резиновые сапоги. Через 3-4 км после поворота долину преградил 1-й мощный ригель. Сначала нам казалось, что за ним граница леса. Но поднявшись, увидели, что до неё не менее 1,5 километров, она за следующим ригелем. Дойдя до границы леса, поставили лагерь и отправились тремя маршрутными парами на разведку перевалов в Тункинскую долину. Верховья Билюты посещаются туристами очень редко. Никакими конкретными сведениями о возможности перевалить здесь хребет мы не располагали. Наиболее желательным вариантом для группы был перевал на речку Ганга-Хайрым по возможности рядом с пиком 3266, на который мы собрались подняться. Безусловно, надо было иметь запасной вариант, поэтому наряду с верховьями Билюты была произведена разведка цирков двух её правых притоков. Она показала, что простой перевал в Тункинскую долину на р.Хохюр есть из цирка ручья, впадающего в Билюту напротив 1-го ригеля. Подъем и спуск возможны по заваленным осыпью средней крутизны склонам. В цирке Саша и Валик, ходившие туда на разведку, встретили группу москвичей (16 человек), которые провели накануне капитальную разведку перевала и видели спуск к Хохюру.
Перевал Иркутянин и пик Стрельникова

Перевал на Ганга-Хайрым оказался несравненно сложнее. От границы леса и нашего лагеря до него было около восьми километров по горной тундре с преодолением трёх ригелей средней крутизны. Он расположен в трёх километрах ниже истока Билюты, напротив её поворота на северо-запад, в седловине между пиком 3266 и вершиной, лежащей в полукилометре к северу. В ноябре 1962 г. при восхождении на неё погиб погиб иркутский турист Старков. Под ним обломился снежный карниз и он улетел в долину Билюты со стены высотою в несколько сотен метров. Спас отряд тогда забрасывали на Билюту вертолётом, которым вывезли так же и труп.

Высота склона, ведущего к перевалу от подножия до седловины не менее 600 метров. Он начинается мощным конусом крутых осыпей (350-400 метров), который подпирает отвесную скальную стену (200-250 метров). Издали эта стена казалась совершенно гладкой и отвесной, но когда подошли поближе, то увидели, что на ней много полок и сравнительно некрутых участков. Несмотря на техническую сложность, перевал был посилен для группы, и мы решили идти через него, тем более, что спуск на Ганга-Хайрым, как нам было известно, предельно прост.

Из-за дождя на следующий день вышли поздно, часам к девяти. Перед подпирающими стенку осыпями капитально отдохнули, пообедали: на захваченных с собой дровах изжарили омлет из яичного порошка с салом, сварили чай со сливками. Окончательно уточнили маршрут по стене. Сначала подъем — примерно в центре — на скальный уступ, затем влево, по ведущему от него наверх крутому кулуару. Похожий кулуар уходил так же и вправо, но левый показался нам легче. Подъем на перевал начали в час дня. Осыпи прошли примерно за час-полтора. На уступ (его высота оказалась метров 40-50) сначала поднялась налегке связка: Петя, Саша и я. Скалы средней сложности, с хорошими зацепками, лишь в одном месте при прохождении опасного участка пришлось забить крюк и выпускать идущего первым Петю с нижней страховкой. Поднявшись на уступ, забили два крюка (привязать верёвку оказалось не за что), навесили перила и организовали подъём груза и остальных участников. Перила пришлось навешивать ещё на двух отвесных скальных участках, хотя и менее протяженных, чем первый (метров по 25-30), но так же непроходимых для людей лезущих с грузом. Очень осложнила прохождение перевала камнепадная опасность. Все полки и просто крутые участки завалены живыми камнями, готовыми посыпаться вниз от малейшего прикосновения. Когда навешивались перила, всем свободным участникам приходилось сидеть в укрытиях, так как сверху то и дело летели камни. Перед третьим уступом, когда были уже навешены перила и двое поднялись с грузом наверх, камень сбил вниз сразу два рюкзака. Время поджимало, был 8-ой час, близился вечер, поэтому экспедицию за ними пришлось отложить на следующий день, для чего оставили крючья и верёвку. С седловины, на которую мы вылезли, было не более часу ходьбы до вершины пика 3266 по заваленному крупноглыбовой осыпью склону средней крутизны с несколькими короткими участками лёгких скал. Но приближались сумерки и мы спустились по осыпям (не крутым) к истокам Ганга-Хайрыма, где найдя сухой бугор, поставили палатку.

Следующий день посвятили восхождению и экспедиции за рюкзакам. Вершина 3266 носит неофициальное название пик лейтенанта Стрельникова. Она названа так иркутскими туристами в честь подвига героя-пограничника, погибшего весной 1969 года в бою с маоистами бандитами. В его честь на ней установлен вымпел, доставленный туда в мае 1969 года группой иркутского "Гипрохлора". Перед нами восхождение на пик 3266 совершила в мае 1972 года группа иркутских туристов под руководством В.Зюзина, записку которых мы обнаружили в туре.

За рюкзаками полезли Петя, Валерий и я. Остальные остались на седловине в качестве наблюдателей. Как показала разведка, один из рюкзаков улетел со стены на осыпь, другой задержался на широкой полке перед первым отвесным уступом. На этот раз мы действовали значительно чётче, чем вчера, очевидно, вчерашний подъём явился хорошей тренировкой, да и шли по знакомому маршруту. Не прошло и 2,5 часов после начала спуска со стены, как мы были с грузом на седловине.

За время нашего отсутствия Валик, Саша и Виктор сложили там мощный тур в честь прохождения перевала. По праву первопроходцев мы решили назвать его "Иркутянин". Ведь есть же, например, на Кодаре перевал "Рижанин", "Ленинградец", "Новосибирцев". А почему мы, иркутяне, вдоль и поперёк излазившие Тункинские альпы не имеем до сих пор здесь "своего" перевала?

В тот же день спустились по осыпям, горной тундре и ригелям к границе леса в долине Ганга-Хайрым, а к вечеру следующего вышли в Енгаргу — небольшой (с десяток домов) посёлок бурят-скотоводов в Тункинской долине. Путь от Ганга-Хайрым до Енгарги оказался значительно труднее, чем мы предполагали. Свыше 15 километров шли по азимуту по тяжелой заваленной буреломом тайге. Лишь в 4-5 километрах от посёлка вышли на зимнюю лесовозную дорогу. Перед Енгаргой у длинного (ок. 2 км) озера, через которое протекает впадающая в Иркут речка Енгарга, дорога потерялась в болоте, заведя в самый его центр. До посёлка осталось по прямой не более километра. На бугре за озером даже сквозь косую сетку усилившегося дождя были хорошо видны его дома, но путь к ним преграждали озеро, речка и полоса болот вдоль них. Мы знали по прошлым зимним походам в этом районе, что болота легче пройти, обойдя озеро с севера примерно в 0,5 км, выше впадения в него речки. Мы промучились, продираясь сквозь болото под непрерывным дождём около трёх часов, прежде чем сумели пройти необходимые два километра и обойти озеро. Когда вышли на берег речки Енгарги, уже почти стемнело, наконец стих и дождь. Речка неширокая, два рукава метров по пять каждый. Но вброд не пройти, глубина по грудь, дно топкое, пришлось валить деревья для переправы. В Енгаргу пришли уже ночью.

От Енгарги до районного центра — села Кырен, откуда ходят в Слюдянку автобусы и летают в Иркутск и Улан-Удэ самолёты (в настоящее время регулярного авиасообщения нет), идёт грунтовая дорога. Она подходит в двух километрах ниже села к паромной переправе через реку Иркут. Последний участок пути прошел, наконец, без приключений. После резвой четырёхчасовой пробежки под мелким нудным дождём мы, предварительно купив билеты на автобус до Слюдянки, не менее резво принялись уплетать позы в Кыренской столовой.


Далее (Основные рекомендации по району и маршруту)


Эраст БутаковМолодцы-отцы! Благодаря ВАМ ТАКИМ — мы стали ТАКИМИ! Спасибо, что зарядили нас своей энергией и жаждой приключений! Здорово! Спасибо ещё раз!
01.12.2008, 21:15:17 |
Евгений РензинРуководитель похода:
22.01.2013, 23:47:52 |
Евгений ВоробьевОчень познавательный и насыщенный событиями отчёт. Интересный экскурс в прошлое. Особенно впечатлил подъём на пер. Иркутянин и выход ночью к д.Енгарга (хотя всё было интересно). Спасибо!
23.01.2013, 16:12:42 |
Сообщения могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Для регистрации или входа на сайт (в случае, если Вы уже зарегистрированы)
используйте соответствующие пункты меню «Посетители».

На главную