Природа Байкала |
РайоныКартыФотографииМатериалыОбъектыИнтересыИнфоФорумыПосетителиО 

Природа Байкала

авторский проект Вячеслава Петухина

- Ты там на рожон-то не лезь!

- Как же не лезть, если я затем и еду!?

Из разговора



На Сухое Русло приехали не рано. В планах — дойти сегодня почти до спуска к Эхе-Геру. Поначалу, пока сил ещё полно, идём вполне бодро. Только Сергей Викторович, обмотавшись датчиками и следя за своим пульсом не хуже маклера, следящего за котировками, ворчит, что никуда не полетит, а будет идти медленно. Он недавно выхватил пенсионное удостоверение из хищной пасти вконец оборзевшего государства и теперь прикидывается немощным. Видать, боится, что обратно удостоверение отберут.

Вид на гребень от Пер.Фигвам до Зун-Бортоя

Идти, и правда, нелегко – рюкзаки тяжёлые. Я нынче не захотел сам заморачиваться, потом ещё слушать разные упрёки, и поручил Сергею готовить раскладку. А он в 32-м, что ли, наголодался – всё никак наесться не может. В результате набрал — не унесёшь. Судите сами: конфет шоколадных, вкусных, половину не съели! Ириски почти вовсе не тронули. Благо, поход планировали на 10-12 дней всего. Планировали бы хоть на пару недель, я б точно под тем рюкзаком помер.

Здесь и далее синие вставки — от Sergey V.

Раскладку я делал из расчёта 13 дней, а у нас вышло только 10, да из них 4 дня лежали в палатке, перекусы в спящем состоянии плохо расходуются. Так что то, что на выходе у нас почти не осталось круп и макарон, и совсем — колбасы, говорит о правильном расчёте. Хотя кули и в самом деле были тяжёлые.

Саня тоже не из сытых. Идёт, пожёвывает карманную подкормку, переживает, что оставил сандалеты в машине. Ведь на всякий случай, помимо ботинок, туристу нужны ещё сапоги и сандалии. И валенки. Я насилу уломал его ограничиться сапогами. Уболтать хоть одного из друзей не брать нож, не получилось. Ну и там у каждого ещё всякого хлама – вспомнить страшно. Мне их кули даже поднимать боязно.

На последнем переходе первого дня обнаружилось, что Саня посеял сапог. Все «всякие случаи» в рюкзак не вошли, а приторочив сапог сверху, Саня что-то позабыл его принайтовать шкертиком. В результате перед сном имел он дополнительных два часа променада впотьмах, которые искомого результата не дали.

Когда на часах было 23:15, мне показалось, что мы не только сапог, но и Саню уже можем немного потерять... К счастью, через 5 минут он прибежал, весь в мыле, зверски голодный и без сапога...

На другой день спускаемся к Эхе-Геру, слышу, как мальчонка лет 10-12, сидя на обнажённом кедровом корневище, жалуется своему бате на сбитые ноги. Останавливаюсь.

- Здравствуйте, что, ноги сбил?

- Ага.

- Пластырь есть?

- Нету.

Сбрасываю рюкзак, оказываю первую помощь. Мальчишка постанывает от моих грубоватых действий, хоть на ноге нет пока ещё и намёков на мозоли.

- Терпи, казак, атаманом будешь!

Смеётся. Болтаем. В разговоре упоминаю, что идём на Зун-Бортой.

- А зачем вам это надо? – спрашивает молодой отец.

- Да как обычно, для тщеславия.

Домотал я пареньку ногу, распрощались, иду дальше и сам с собой спорю. Какое, к чёрту, тщеславие? Велика доблесть, на гору залез! Нет, не за тем. И тут вспоминаю Веллера с его теорией о смысле жизни. Мол, смысл в максимальном действии. Пожалуй. Уж, конечно, не в детях, как мне пыталась доказать Галка в том походе по Северо-Чуйскому. Т. е. у кого-то и в детях. А у меня вот теперь и в сыне, и в горе этой, и ещё, надеюсь, в чём-нибудь. А ещё иду за впечатлениями. Чтобы долезть до какого-нибудь ключа, чуть не наделать в штаны, потом пролезть и радоваться, что не наделал. Главное, не напридумывать себе отмазок ещё внизу. А то так лень бывает под маршрут идти, так не хочется ВЕСЬ его лезть – такой длинный, что меня пинками часто надо к тому маршруту гнать. Да и страшновато. Никого же рядом нет, кто, случись чего, за меня пролезет. Костя в этот раз опять не смог поехать.

Даром что засухой вроде как не пахнет, Эхе-Гер перепрыгали по камушкам. Начался этот жуткий пыхтун на Красавина. Я Сане обещал, что подниматься на него часа два будем, но рюкзаки такие, что ползли все три. Тем временем небо затучилось, потемнело, а уж как мы с перевала слезли, так и вовсе дождик пошёл. Решили никуда дальше не идти и встали в какой-то сотне метров от взлёта.

Под перевалом Красавина
На перевале Трёх Долин
Илтыкшинский — Трёх Долин
С Трёх Долин

С утра по-прежнему пасмурно, но дождя нет. Не рюкзаки бы, так вообще красота – ни жарко, ни холодно. И комары илтыкшинские, злюки те ещё, не очень достают. Но всё же ко второму этапу подъёма на Трёх Долин уже подсдохли. Сергей Викторыч слегка отстал. Мы же с Саней делаем вид, что нам по зубам не то что три, все десять долин! Но это только вид. На траверсе к Хэрскому, как только я увидел впереди небольшое, в общем-то, поднятие, тут же решил, что нам туда не надо, и с гребня сдуру свалил. Сразу понял, что обкосячился, но виду не подаю. Иду, самообманом занимаюсь. Мы этот траверс прошлой осенью в обратную сторону ходили. Оно, когда в обратную, плохо узнаётся. И вот, с одной стороны, помню, что по гребню мы шли куда дольше, а с другой, вроде как и под гребнем что-то траверсировали.

В общем, вышел из меня Сусанин. Свалили мы в висячую долину какого-то ручейка, потом, совсем не вдруг, нашли спуск к Хэру. Чуть верёвку доставать не пришлось. Дальше выдохнули и вполне спокойно дотопали до озера.

Каменная дорога
Подходим к озеру
Вечер перед восхождением
Свет заката на гребне

Вот оно, родимое! Вот бугорок сухой с местом под палатку, вот турик, под которым нас, специально оставленные в прошлом году, крючья дожидаются. Разгребаю камни…

- Блин, дуры! – ворчу я. То ли мыши, то ли пищухи разгрызли полиэтиленовый пакет со стальными крючьями. Он был даже не из-под продуктов! А пакет лежал рядом со щелью меж здоровенных каменюг. Считаю крючья – восемь. А было десять.

- Альпинизму им, курвам, захотелось. Хорошо, хоть восемь осталось. Восемь, да плюс ещё с собой пять, оно, пожалуй, и хватит.

На завтра объявляется выходной. Перед таким восхождением нужно отдохнуть нормально, а пришли на озеро мы поздновато. А раз выходной, сегодня нужно остограммиться.

- Лехаим, господа!

В выходной, как по заказу, ещё ночью с неба закапало. Продрыхли мы чуть не до обеда. После тоже не напрягались. Поэтому, когда в день восхождения Сергей Викторович зашуршал пакетами и заёрзал молнией полога, мы с Саней даже внутренне не особенно ворчали. Это несмотря на то, что неизвестно, кто встал раньше – Викторович или солнце.

На улице тепло, но меня трясёт мандраж. Ещё и небо всё в тучах. Пророни тогда кто-нибудь хоть слово о погоде, я бы точно принялся кобениться. Но оба молчат, словно ходить такие маршруты в тучах – норма. Облачность высокая. Может, пронесёт?

Маршрут по гребню от пер. Фигвам

В результате, маршрут пролегал в основном с левой стороны гребня

В 7:30 выдвинулись к маршруту. Подошли под скалы, натянули обвязки, и только я полез, как весь мандраж, все сомнения улетучились. Точнее, я ещё немножко волнуюсь о том, получится ли вылезти на перевал. За Зун-Бортой не волнуюсь вовсе.

Ещё в прошлом году, когда мы залезли на Фигвам и увидели этот, очень фотогеничный, гребень с седловины до Зун-Бортоя, мысль о восхождении по гребню напрочь засела в наших головах. Правда, в отличие от моей головы, которая изначально планировала жумарить, Жениной вместе с руками и ногами предстояло лидировать :)

Начало подъёма чуть ли не прямо под седловиной. Если и в стороне, то не сильно. Лезу, всё просто. Никаких мизеров и даже подтягиваний. Просто иду, иногда придерживаясь руками. Прошел верёвку, собрал мужиков на станции. Даже не помню, из чего я её сделал. Иду дальше, опять всё просто. На каком-то из участков из-под меня ссыпалась шрапнель мелких камней, парни ругаются, но никого не задело. Двигаясь по стене, то забирая влево, то вправо, добираюсь до прямой косой полки, относительно полого уходящей вверх. Полка узкая, снизу её не видно, но вверх, имея определённый навык, можно идти вовсе без верёвки. Я, собственно, и всё остальное иду фактически без неё. То есть промежуточных точек почти не ставлю. Может, один или два забил – не помню.

На перевал
Вторая верёвка к перевалу
Перья
Путь подъёма на перевал

- Верёвки 5 метров, — кричат снизу.

Как раз мне хватило дойти до здоровенного каменюги, торчащего из стены. Накинул петлю – станция готова.

Сергей Викторович пошёл по перилам, тут слышу какой-то шум. Мне за перегибом не видно, что происходит. Через некоторое время Сергей добирается до меня. Слегка ошарашенный и не совсем целый. Штаны, ещё недавно вполне приличные, стали напоминать лохмотья. Здоровенные такие дыры ниже коленей.

- Красавчик! Чего случилось? – спрашиваю.

- Да взялся за камень здоровый, а он полетел.

- И?

- Сбил меня. Я на перилах повис.

- Сам-то цел?

- Да ничего.

- А по верёвке не прилетело?

- Да вроде нет.

А произошло следующее. В самом начале второй верёвки, на покатых плитах, я левой рукой немного нагрузил огромный камень, весом не менее 100 кг. И он неожиданно поехал прямо на меня. Как-то по мне проехал, я потерял равновесие и слегка прилёг на плиты, повиснув на перилах. Картина была довольно страшная, вся левая штанина от бедра до ступни — в лохмотьях. Сквозь дыры светились кровавые ссадины. Но боли не было, адреналин — лучшее обезболивающее. Заболело только в палатке. Выяснилось, что на левом боку я лежать не могу, а ссадина на бедре заросла только через пару недель. Не пренебрегайте страховкой!

Косая полка вывела на осыпь прямо под седловиной. Первый этап успешно пройден. Радуюсь и начинаю слегка мандражировать за второй этап. Пипец, какой он длинный! И туман, чёрт бы его побрал, так и норовит закрыть обзор.

Пару минут примериваюсь – после первого или после второго жандарма на гребень вылезать? По сложности, вроде как, разница непринципиальная, но, в случае неудачи, после второго лететь до осыпи дальше. Решаю лезть после первого. Поручаю Сане меня страховать, лезу. С хэрской стороны. С шумакской от седловины чуть ли не нависание и вообще всё печально. Показалось, что этот участок едва ли не сложнее всего подъёма на перевал. Даже крюк вбил. Но участок короткий, 1-2 сложных движения — и я на гребне. Иду дальше, траверсируя под гребнем с шумакской стороны. Под ногами полочки, руками придерживаюсь за весьма неплохо расчленённые скалы. Правда, трухлявое всё. В относительно опасных местах приходится сначала проверять камни на предмет их живости, а уж потом идти.

Верёвка протаскивается кое-как. Вроде, не сильно я её переломал, чего она не идёт? Возвращаюсь немного назад. Оказывается, Саня и не думает её выдавать. Стоит, смотрит, как она сама через спусковину травится.

- Ты чего не выдаёшь? Я её еле тащу! Выдавай!

Саня кивает. Иду. Чуть легче, но всё равно плохо верёвка идёт.

- Выдай сразу много! – ору.

Пошли на гребень
Попёрли!
Очередной перегиб рельефа
Скользкие камни

Вытягиваю и собираю верёвку на руку. Прохожу до ближайшей балды и делаю станцию. Подходят парни. Я опять ухожу то прямо по гребню, то траверсируя под ним с шумакской стороны. Почти всегда для станций удаётся найти хорошие площадки, нормально вмещающие троих. Промежуточные точки не ставлю. Кое-где только удаётся закладывать верёвку за рельеф. Парни следом идут с жумарами. Ни разу я не запарился даже последнего выбирать на страховке. Они, вроде, особо от этого не страдают, хоть жумаринг и проходит почти по горизонтальным перилам. Оно, с одной стороны, придаёт уверенности и реально безопасней, чем с нижней страховкой, а с другой — сильно сужает пространство для манёвра. Особенно когда нет достаточного опыта и понимания, что перила к скале не приколочены, и можно их вполне перемещать влево-вправо, обходя некоторые затыки.

Погода не улучшается. С хэрской стороны постоянно ползёт туман. Сколько до вершины – бес его знает. Маршрут довольно однообразный. Сложных для меня участков нет. Настолько нет, что мало что запомнилось. Разве только одно место. Там гребень очень острый и идёт горизонтально. Приспустился, траверсирую под ним, держась руками за сам гребень. Полочки под ногами маленькие, почему-то всё тут особенно густо заросло лишайником, скользко. Сам гребешок трухлявый. Пока надёжный камень отыщешь, пять других сбросишь вниз. И так метров 10-15. Но, в общем, ничего особенного.

Туман накрывает
Непростая верёвка
На гребне в тумане
Выглянуло солнце

Вот только следом подошёл Сергей Викторович и решил вместо того, чтобы так же, как я, траверсировать под гребнем, плюхнуться на него верхом. Однако, в результате этого манёвра к ссадинам и рваным штанам у него ещё добавились синяки на внутренних поверхностях бёдер. Он вообще после восхождения прибавил брутальности.

К гребню меня прибила врождённая высотобоязнь, которая на подобных маршрутах отчасти проходит, но лишь отчасти... После этого моего «вакуумного хвата» Женя подсказал, и я спустил ноги на скользкую полочку в несколько сантиметров шириной.. Зато рукам было удобно держаться за острый гребень, как за поручни.

Ещё помню здоровенный камень, размером с тумбочку, издали светившийся рыжим лишайником. Он прямо из гребня торчал. Подхожу, кладу на него руку, а он как сиганёт вниз. К Хэру полетел. Да так быстро всё произошло, что я даже испугаться не успел. А полетел бы к Шумаку, быть мне биту.

Долго ли коротко… Да какой «коротко»!? Долго, очень долго! Однако, наконец, вроде как подошли к предвершинному жандарму. Я уже немного нервничаю и начинаю морально готовить себя к холодной. К тому же в тумане этом гадском совсем не очевидно, что это предвершина. Может, нам ещё лезть и лезть. Да и насколько сложен жандарм, тоже непонятно. Снизу довольно стрёмно смотрелся. В общем, лезу вверх, а сам опасаюсь, что потом с верхушки придётся дюльферять на седло. И не факт, что дюльфер в пределах 30 метров, т. е. верёвки за раз хватит. Долез до удобного места, сделал станцию. Рельеф такой, что вверх можно дальше не лезть, а траверснуть влево. Но за перегибом не видно, куда там попадёшь. Принимаю Сергея, и тут дождик начинается. Его нам только не хватало! Прошу Саню, чтобы он, используя верёвку как маятник, прошёл влево и заглянул за перегиб. Оказалось, что мы ещё пока ниже седла. Очень я этому рад — дюльферять не придётся. Приняли Саню, пошёл я влево обходить перегиб. Тут наконец-то что-то типа ключа. Не шибко сложно, но забиваю промежуточный крюк. Ухватился за какой-то мизерок, широченно шагнул, чуть не растянувшись в шпагат, подтянулся и опять дальше всё просто. Вот только перила спрямились, и парням будет немножко сложнее. Впрочем, с жумаром нормально.

Очередной траверс слева
По гребню в тумане
Верховья Пр. Шумака затягивает туманом
Перед предвершиной

Между тем, сколько до вершины – по-прежнему непонятно. Мы уже идём не под самым гребнем, а сильно ниже. Траверсируем шумакскую сторону, лишь немного продвигаясь и вверх. Можно и прямо вверх, но станции получается делать так, что если полезешь вверх, то будет вполне такой конкретный риск засыпать нижних. На Шумак уходят прямые, относительно пологие, кулуары. Без серьёзных сбросов вроде как до самого низа. Мы таких два или три пересекли.

Иду, гадаю, сколько верёвок до вершины. Вроде, только что прикидывал, что три, но меж тем две прошли, а впереди опять как будто три. Когда же это кончится!?

Женя уже раза три как бы спрашивал, пытаясь немного вдохнуть в себя оптимизма и указывая на очередной жандарм: «Предвершина?» Но я уже давно перестал в это верить, излишний оптимизм иногда вреден :)

Кончился дождь – на том спасибо. И я выбрался куда-то. Вершина явно чуть в стороне, но это неважно. Тут хорошо слежавшаяся, очень пологая осыпь. Ща парни вылезут, дойдём и до вершины. Стою, курю, наблюдаю за перилами. Первым выбирается Сергей:

- Что, уже!

- Почти. Чуть в стороне она.

- Наконец-то!

На вершине
Женя и Саша на п. Зун-Бортой

Оставляю его ждать Саню, сам отвязался от верёвки, иду. Метрах в 50 вершина и, твою ж дивизию! – тур. Я уже несколько притомился и даже не сильно расстраиваюсь. Разгребаю тур в поисках записки, а её нету. Вот же канальи! Мало того, что запороли мне первовосхождение, так ещё и не подписались. Шпицрутенов таким прописывать надо. На площади.

Возвращаюсь, как раз Саня вылезает:

- Вершина, что ли?

- Почти. У меня три новости: одна хорошая, остальные так себе.

- Чего?

- Во-первых, да, это, считай, что вершина. Вторая – мы тут не первые. На вершине есть тур, но записки нет. И третья – мы схватили холодную.

Саня на автомате начинает встёгиваться самострахом.

- Саня, уже всё, тут не улетишь. Расслабься.

Он поводит головой по сторонам, отстёгивает жумар.

- Что, ночевать тут, что ли, будем?

- Судя по всему, да.

- Давайте поедим, — вмешивается Сергей.

- Давайте хоть до вершины дойдём. Ещё записку накатать надо.

Но пока я сматываю верёвку, из рюкзака уже достаётся шоколадка и сухофрукты с орехами. Всё же идём к вершине, фотаемся, и я пишу коротенькую записку, никак не соответствующую ни протяжённости маршрута, ни продолжительности подготовки к нему. Даже не написал, что поднимались с Фигвама.

Саня достаёт мобилу. Мания прямо какая-то домой названивать.

- Ты, надеюсь, не домой собрался звонить? – спрашиваю.

- А что?

- В десятом часу с вершины? Ты понимаешь, что это ненормальная ситуация? И даже если мы спустимся, то ты не сможешь снизу потом перезвонить и успокоить.

- Саня, не надо, ты чего? – поддерживает меня Сергей.

Дальше разъяснять не приходится. Саня всё прекрасно понял и мобилу спрятал.

- Пока не совсем стемнело, давайте быстренько к отрогу проскочим. Вдруг там всё просто и с фонарями сумеем спуститься, — поторапливаю я.

Вершина Зун-Бортоя — это такое здоровенное осыпное поле. Вверху оно совсем пологое, камни средние и хорошо слежавшиеся. Живья почти нет. Но уже в каких-нибудь 50-100 метрах крутизна увеличивается градусов до 30, потом ещё сильнее и, наконец, переходит в сбросы. Конечно, там, где круто, осыпь уже нестабильна и даже есть вполне реальный риск уехать по ней к обрыву. Это если двигаться от вершины, и вообще гребня, на юг. Вдоль гребня поле ещё больше. Наверное, метров на 500 растянулось.

Быстренько топаем к южному отрогу, разделяющему истоки Хэра. Минут за пять добрались до свала – гребень довольно круто обрывается вниз. Всё в тумане, но то, что видно, внушает только что не ужас. Крутизна довольно большая, а перепад до места, где гребень приобретает более-менее горизонтальные очертания, кажется, метров 150-200. Нечего и думать сюда соваться в столь поздний час.

Сумерки уже совсем плотные, но мы всё же шлёпаем в сторону Зун-Бортойского перевала. Точнее, в сторону восточной оконечности осыпного поля. Пока шли, видимость сократилась метров до 50. Ясно, что ни о каком спуске сегодня даже думать нечего.

- Ладно, всё, парни! Готовим ночлег.

Мы как раз подошли к небольшому, относительно пологому осыпному контрфорсику.

- Женя, сходи вниз, глянь, что там, — предлагает Сергей.

Вниз — это метров 10-15 по кулуару. Я иду, ничего там хорошего, конечно, не видно. Возвращаюсь. Парни стоят на контрфорсовом гребешке.

- На гребне ночевать нельзя, спускайтесь сюда, — говорю.

- Почему нельзя?

- Потому, что там от ветра не спрячешься.

Сейчас ещё никакого ветра нет. Дай бог, и не будет, но он же может подуть – с него станется. Камни тут средне-мелкие. Мы втроём принимаемся выкапывать мульду.

- Да хватит уже, так нормально, – говорит Сергей.

- Оно, конечно, нормально, — говорю, — вообще можно было не копать, но если копать, то дольше будет тепло.

В итоге, в основном мы с Саней, перекидали примерно с полкуба камней, пока успокоились.

- Давайте уже пожрём, — заводит Сергей свою любимую тему, — я, оказывается, случайно всю колбасу с собой взял. Так что ешьте, не стесняйтесь.

Я полез вглубь своего рюкзака за перекусом, которого было не так и много. И тут — о чудо и косяк завхоза!! Достаю пакет с ПЯТЬЮ палками копчёной колбасы!! Укладывая рюкзак с вечера, я как-то умудрился не заметить этот пакетик.

С водой у нас пока тоже порядок. Пасмурно же было. Поэтому я свои 1,25 л ещё не допил, а Саня так и вовсе к бутылке не притрагивался. А ещё 0,5 л НЗ есть. Только у Сергея, который пил изотоник и нам давал пару раз глотнуть, уже пусто. Поели, стали усаживаться поудобней, готовиться коротать ночь.

У меня, помимо термобелья из толстого полара, тонкая флиска, пуховая жилетка и тонюсенькая ветровка. В такой, как было написано на сайте продавца, Ули Штек по Альпам бегал. Ещё у меня флисовая повязка на голову. Пока довольно тепло. Если бы не ноги. На них только штаны, рассчитанные исключительно на летнюю жару. Ногам холодно, словно я вовсе без штанов. Ещё у меня старенький короткий дождевик от Nova Tour. Швы у него давно расклеились, и даже сама ткань, кажется, не очень-то хорошо воду держит. Накинул я его на ноги, уселся на рюкзак.

Саня пуховую жилетку в палатке оставил, но ветровка у него полноценная. Однако, он всё же побаивается замёрзнуть. Как и в палатке, размещаем его посередине. Сергей тоже чего-то поднадел, сидит с другого краю. И только мы отъёрзали, устраиваясь поудобней, как с неба закапало.

- Вот сейчас-то вы и сдохнете, — пока ещё с иронией бубнит внутренний голос. – Сейчас ветровочка твоя хвалёная промокнет, вымокнешь до трусов и отдашь богу душу!

- Ага, ща, — отвечаю сам себе, — в июле-то?! Да я тут километры намотаю, но фига с два сдохну!

Километры мотать неохота. Сижу, глаза закрыл, прислушиваюсь: не начал ли промокать. По ногам немножко потекло, но в остальных местах пока сухо. И ветер не дует. Хорошо…

Минут через 20 дождик кончился. Я расслабился и стал клевать носом. Мозг только отключится, только начнёт голова валиться, как кажется, что улечу сейчас в пропасть. Умом понимаю, что при всём желании не полетишь, но открываю глаза, осматриваюсь на всякий случай – точно не улечу! Опять закрываю глаза, опять страшные иллюзии. Наконец это мне надоедает, и я укладываюсь на рюкзак каким-то комочком. Голову кладу на почти пустую бутылку из-под воды, ноги подтягиваю к самой груди. Неудобно, но точно лучше, чем сидеть.

Саня, потеряв опору справа, с удивлением глядит на меня и тоже валится рядом. От Сани тепло. Я засыпаю…

- Вставайте, вставайте! – заголосил вдруг Сергей Викторович.

С трудом разлепляю глаза. Что за напасть ещё?

- Надо походить, поотмахиваться, пока совсем не замёрзли, — продолжает он.

Чёрт, мне и не холодно почти. Но тут встаёт Саня, и мне таки холодно. Поднимаюсь, слегка пошатываясь, пытаюсь поприседать, помахать руками, но совсем кое-как.

- Я тут уже с полчаса топчусь, насилу согрелся, — кажется, хвастает Сергей.

Молодец, конечно, но я бы лучше дальше валялся.

- Давай, Женя, давай, — продолжает он свою атаку.

Я изображаю бурную деятельность: приседаю на четверть присяда; машу руками, словно мух отгоняю; подёргиваю плечами; марширую. Но больше ёжусь и зеваю.

- На фиг, я пошёл спать.

Мы улеглись где-то после 11 вечера. И уже минут через 20-25 я почувствовал, что сильно мёрзнут плечи и руки. Тёплых вещей, увы, у меня оказалось явно мало. Очень скоро я подумал: неплохо было бы обменять 4 палки колбасы на одну тёплую флиску... В итоге мне поспать не удалось нисколько. Каждые 20-30 минут я вставал и интенсивно двигался, чтобы согреться. За 20 минут сидения поспать не удавалось, а дальше я снова мёрз по-чёрному и заставлял себя греться. Где-то в час ночи мне показалось, что все уже тоже не просто мёрзнут, а замерзают насмерть :) Простите, парни!

Укрываюсь дождевиком. Ух ты, он почти высох! И штаны вроде как подсохли. Это сколько же я спал? Небо ещё совсем тёмное, но уже видно, что дело к рассвету. Надо успеть поспать хоть ещё маленько. Рядом валится Саня. Стараемся придвинуться друг к другу поближе. Засыпаю.

Прошло, вроде, совсем немного времени. Открываю глаза – ранние сумерки. Ещё, наверное, пяти нет, но уже достаточно светло, чтобы идти. Не хочется, конечно, но лучше скорее спуститься и отсыпаться в палатке, чем валяться тут.

- Вроде нормально уже, — говорю, — пойдём.

Встаём, бредём в сторону Зун-Бортойского. Осыпь крутовата, иногда на пути попадаются выходы скал. Всё едет. Сквозь туман начинает вырисовываться гребень. Доходим до места, где гребень уже узкий, впереди и на шумакскую сторону — сбросы, на хэрскую — крутой склон. Балды никакой нет, приходится бить крюк. Кое-как нашёл подходящую трещину, сделал перила, пустил первым Саню. Он спустился, перелез невысокие скалки, исчез из виду.

- Как там, Саня? — ору.

- Нормально, перевал!

В поисках спуска
Попытка пройти к Зун-Бортойскому
Зун-Бортойским пока и не пахнет

Да неужели, думаю. Ну ладно. Хорошо. Спускается Сергей, следом я. Перелезаю тоже через камни, оказываюсь на осыпной площадке, вроде как в сторону Хэра обрывающуюся сбросами.

- Где перевал? – спрашиваю.

- Да не, я ошибся, — отвечает Саня.

Жаль, думаю я. Даром что если сюда спуститься, то потом по Хэру часа четыре до палатки топать. Я бы протопал. А то небо хмурое, туман плотный, не к добру это. С трудом сдёргиваю перила, сматываю верёвку. Парни топчутся на месте, ждут меня. Дальше по гребню осыпь сужается и, понижаясь, непонятно во что переходит.

- Вы тут подождите.

Прохожу метров тридцать, и становится совсем печально. Гребень резко проваливается вниз, а после круто поднимается вверх. Скалы не выглядят простыми. А внизу просматривается начало скального кулуара. Куда он уходит, не обрывается ли вовсе вертикальными стенами – непонятно. А если дюльфернуть для просмотра, потом замучаюсь обратно вылезать. Да и не факт, что чего-то разгляжу. Не, явно тут непросто. Ну его к чёрту! Возвращаюсь, сообщаю печальную новость, лезем обратно. Обратно довольно легко, но перила опять вешаю. Благо, станцию сочинять не приходится.

По солидарной инициативе Сани и Сергея, завтракаем, обсуждаем план действий. Сергей предлагает свалить на Шумак. Мол, оттуда мы потом запросто через Фигвам перелезем. Мне это не нравится. Во-первых, эти вниз, вверх, потом опять вниз – это всё очень не быстро. Во-вторых, верхний скальный пояс на Фигваме реально непростой. Даром что я его уже пролезал — сейчас, уставшим да по плохой погоде, повторять не хочется.

- Не, пойдём ещё раз на отрог посмотрим. Вдруг там всё же не так уж сложно.

Никто не возражает, идём. По пути натыкаемся на слабо выраженные кулуары с контрфорсами, относительно полого и далеко уходящие вниз, к левому Хэру. Во что они там, внизу, вырождаются, в тумане не видно. Идём на разведку. Метров сто прошли без верёвки. Дальше сбросики. Уходим правее, потом опять немного вниз и опять вправо. Тут уже покруче и поуже. Дно кулуара вылизано водой. Без верёвки спускаться опасно. Бью крюк, спускаемся. Бью ещё один, и ещё спускаемся. Начался дождь. Чувствую себя тараканом, застигнутым врасплох на ночной кухне. Хочется бежать, забиться в какую-нибудь щель, переждать, но бежать некуда. Ни скалы нависающей, ни, разумеется, дерева, ни палатки нету. Даже дождевик не наденешь.

Очередная затыка
Ну давай, посмотрим...

Поняв, что дождь вообще ничего не меняет, опять уходим немного вправо и оказываемся, наконец, на краю сбросов. Сквозь разрывы тумана внизу иногда видно русло Хэра. Оно так далеко, что кажется недостижимым. Смотрю на альтиметр: от вершины мы сбросили всего порядка 200 метров. Это значит, что до Хэра ещё метров 500. И даже если стену подпирает двухсотметровая осыпь, это значит, что под нами метров 300 стены. А у меня шесть крюков всего осталось.

Блин, хоть в МЧС звони, — проносится в голове. Ладно, спокойно, ща порешаем.

На фото видны: место нашей ночевки под горой и точку, до которой мы спустились по системе кулуаров в поисках спуска

На этом фото Славы Петухина я нанёс пометки- с местом ночевки, местом разведки в сторону пер. Зун-Бортойский, и точку, до которой мы спустились во время попытки спуститься по системе кулуаров на левый исток Хэра (нужно кликнуть на фото)

В этот момент лично у меня мыслей про МЧС ещё не было. Они появились, но немного позднее...

Подхожу к парням.

- Так, какие у нас варианты?

- Можно на Шумак спуститься, — опять за своё Сергей.

- Мы уже вряд ли успеем потом через Фигвам перевалить. Это значит, что нас ждёт ещё одна холодная, — отвечаю.

- Если бы там хотя бы лес сразу был, а то до него ещё черт знает, сколько сваливать, — поддерживает Саня.

- Значит, нужно всё же попробовать спуститься по отрогу. В любом случае, сначала нужно вверх выбраться. Давайте, не стоим.

Я считал, да и сейчас считаю, что на Пр. Шумак было бы заметно быстрее, так как там, скорей всего, 3-4 верёвки с вершины, а далее, возможно, вообще всё пешком. А это, естественно, намного, намного быстрее. И остался бы только Фигвам, хоть и по полной программе. Но уже пройденный перевал идти на порядок легче и существенно быстрее. Спуститься, скорей всего, даже в темноте смогли бы, уже зная рельеф.

Лезем вверх. Это гораздо быстрей, чем вниз. Ведь не приходится ни крючья бить, ни верёвку без конца сматывать-разматывать. Поначалу только у меня слегка ёкнуло, потому как спускаясь, я не очень обращал внимание на то, насколько просто тут вверх лезть. Но оказалось просто, и даже всё наше лавирование удалось довольно легко распутать. Небольшой остроты добавил верхний крюк. Начал его выбивать, и после первого же удара молотком, камень осыпался. Оказалось, что держался крюк самым кончиком. Был бы дюльфер вертикальный, наверняка бы мы с этим крюком улетели. А так звенел, когда его забивали. Пронесло!

Вылезли, и тут небо наконец-то смилостивилось! Раздуло туман, и стал виден весь гребень отрога. Он от нас совсем недалеко, метров двести до него примерно. Свал к относительно горизонтальному участку не такой уж большой, в пределах 1-2 дюльферов, и совсем не такой крутой, как показалось нам накануне. Дальше довольно много траверсировать, но жандармы все невысокие, насколько можно отсюда разглядеть, без крутых взлётов и сбросов.

- К чёрту Шумак, идём туда! – радуюсь я.

Спустились на правильный гребень
Погода портится
Мордер

На дюльферах поначалу первым выпускаю Саню. Он довольно уверенно с этим справляется. Характер гребня мало чем отличается от того, что было у нас на подъёме. Через несколько верёвок небо загрохотало, началась гроза, да вдобавок нас накрывает мелкий град. Штаны у меня окончательно промокают, и вода вовсю льётся в ботинки. Становится холодно. Эмоционально мы настолько уже вымотались, что хочется рухнуть на камень и тихонько зарыдать. Но большего, чем «чёрт» или «блин», никто себе не позволяет.

Именно в этот момент у меня промелькнули невесёлые мысли о бренности бытия и про МЧС, уже для нас, очевидно, бесполезном..

Стоим с Сергеем на гребне, Саня дюльферяет. После очередного грозового разряда Сергей вдруг говорит:

- Хорошо так вдарило!

Грохот был вроде ничем не громче, чем предыдущие. Я с недоумением смотрю на Сергея, но вопросов не задаю. Ещё разряд бьёт по склону метрах в 20 от нас. Тут пришла очередь Сергея идти вниз. Оставшись один, поднимаюсь на шаг выше. Раздаётся гул, как в трансформаторной будке. Я приседаю, переступаю с ноги на ногу, и тут вдарило в меня. Совсем небольно. Ощущения такие, словно по голове провели китайским массажёром. Но страшно – молния всё-таки!

- Давайте скорее, — ору, — по мне тут молнии фигачат!

Каждому из нас в итоге молнией прилетело, но без последствий.

Когда мимо меня проходил Женя, у него из рюкзака торчали острия трековых палочек, и раздался писк и потрескивание. Сразу после этого откуда-то снизу-сбоку прилетел яркий, но тоненький разряд, залетел мне под каску, вызвав некоторые помехи в голове, как шум старого транзисторного приёмника. Однако никаких особых ощущений — равно как и страха — не было. Эмоции в тот момент как раз были на нуле. Подумаешь, небольшой разряд :) Меня больше беспокоил холод, замёрзшие пальцы на руках и общее состояние с откуда-то взявшейся крупной дрожью.

Впрочем, некоторые знакомые до сих пор ждут, что у нас откроются сверхспособности. А я жду, когда какой-нибудь физик объяснит, что же это было, и почему нам за это ничего не было.

Вставка от Саши Сударчикова: «Когда начался град, я заметил, что градинки разлетаются передо мной, не долетая до головы с полметра. А потом стало слышно шипение и посвистывание. И тут неожиданно из затылка, из-под каски, вылетела струя плазмы, больно не было, только ущипнуло будто. А глаза стали как два зелёных сигнала светофора. Мне подумалось: а не продырявился ли капюшон? Будет неприятно ходить под дождём с дыркой в затылке. Я прижался к гребню, ну, чтобы ещё раз не получить. Потом пришлось выпрямиться, и опять долбануло, только уже изо лба. Почувствовалось приятное тепло под каской, голова немного согрелась. Но не настолько, чтобы стало тепло всему телу. Ну, думаю, бог любит троицу, ещё будет. Но, слава богу, пронесло. Как мне показалось, эта сине-зелёная плазма улетала вверх и там поджигала настоящую молнию, которая уже громыхала на полную мощь».

К счастью, минут через 5-10 град и гроза кончились. И даже дождик стал утихать.

На очередной верёвке, проходя последним, вижу небольшой грот. Стою растерянно – как Саня прошёл его мимо? Ведь так хочется туда запрессоваться, спрятаться от дождя. Места мало, и одному нормально не укрыться, но до сих пор и такого не попадалось. Несколько раз перевожу взгляд вперёд и на грот, пока решаюсь идти дальше.

Долго мы опять лезли — даже не представляю, сколько верёвок. Может, 15, а может, и все 30. В основном траверсируя слева (с востока) под гребнем или по самому гребню. Кое-где было не особенно просто. В одном месте нужно было даже перешагнуть пропасть. Ещё в одном — пройти метров 5 по наклонным плитам с не очень хорошими зацепками для рук. Был и короткий проход прямо по гребню, в обе стороны круто обрывающемуся и такому разваленному, что казалось, сейчас он сам поползёт вниз. Примерно посредине траверса на дюльфере не хватило верёвки, чтобы добраться до нормальной площадки. Пришлось Сане вылезать обратно, а мне идти, бить крюк для станции на крутом склоне.

Примерно в этот момент была очень неприятная верёвка перил по очень скользкому уплывающему склону. Я её шёл минут 15, наверное. Из-под ног всё уезжало, да и сами ноги скользили по крутому склону. Я раз 5 повисал на жумаре, выкарабкивался снова вверх. Плюсом было только одно — из-за этих барахтаний я немного согрелся.

В набегающем и разлетающемся тумане время от времени проглядывало место, от которого хорошо просматривались осыпи до низа. Причём, что на левый исток, что на правый. Там вполне разумно потом будет сделать перевал. Наверняка он будет в пределах простой 1Б. Мы потихоньку приближались к нему, но он всё ещё был очень далеко.

Озеро с палаткой на берегу
Близок оранжевый домик
Спуск уже почти рядом

Дождь кончился. Я шёл опять первым. Почти сразу от станции пролез какое-то не самое простое место, прошёл ещё метров 15 и заглянул за гребень. Осыпь…

От самого гребня вниз уходил не очень крутой склон, заваленный редкими обломками скал. Ниже просматривалась уже мощная осыпь, а дальше всё скрывал туман. Я проорал парням, что перила свободны, а сам уставился вниз, не позволяя себе радоваться. В тумане всякое может скрываться. Как бы нехотя, очень медленно, туман отполз в сторону. Не всё просматривается, но даже если есть где-то сбросы, мы наверняка их пройдём. Если они есть, то небольшие. Пожалуйста!

Подошёл Сергей. Тоже недоверчиво уставился вниз, ещё переживая только что пройденный ключик.

А ключик был что надо! Женя пошёл первым, при этом он достал трековую палочку и сначала опирался на неё. Вскоре он скрылся за поворотом... Я пошёл за ним, раздумывая, стоит ли мне использовать одновременно жумар и палочку. Однако за поворотом начался весьма занятный «винт» по трухлявым скалам, мысли о палочках исчезли... Из рук и из-под ног всё время что-то вылетало. Если бы эта верёвка была где-нибудь в начале маршрута, я бы точно сильно испугался. Теперь же внутри было какое-то мертвецкое спокойствие.

- О, спуск что ли?

- Похоже на то. Ты сможешь тут без верёвки? — спрашиваю.

- Смогу.

- Тогда иди вон туда. Крикнешь, как там.

Мы не радуемся, мы боимся спугнуть. Сергей отцепляет жумар, уходит. Я жду Саню. Туман ещё больше относит в сторону. Я уже не боюсь. Уже совсем понятно, что спустимся. Отправляю подошедшего Саню вниз, сматываю и убираю намокшую, и от этого тяжеленную, верёвку в рюкзак. Пускаюсь вдогонку. Обычно я по осыпям спускаюсь гораздо быстрей Сергея. Тут же его как подменили. Гандикап в каких-то 10 минут я смог отыграть только в самом низу. Это хорошо.

Там была хоть и крутая, но мелкая и очень подвижная сыпуха. Я обожаю такие: почти ничего и делать не нужно, прыгаешь да равновесие держишь, всё происходит легко и быстро. Но внизу сыпуха перешла в среднюю и довольно статичную. Усталость и голод накрыли. Мы ведь в этот день вообще с 5 утра ничего не ели, да и пили очень немного.

И вообще, хорошо. Чёрт возьми, мы спустились. Целые. Не будет ещё одной холодной. Не будет страха и переживаний. Мы не вымокнем до трусов, не задубеем до трясущихся челюстей, не будем звонить в МЧС и орать «спасите». Как же хорошо! Вот уже лужок с густой травой, ручей с водой, палатка в каких-то 5 минутах…

- Парни, с горой вас!

- Ура!!! Ура!!! Ура!!!

А потом было двое с половиной суток дождя, не прекращавшегося ни на минуту. Иногда с довольно сильным ветром. Иногда со снегом. Сотней метров выше нас он даже не сразу таял. Макушки гор и вовсе побелели. Палатка у нас была хорошая – с внешним каркасом и юбкой. Мы не мокли и не особенно мёрзли. Еды и газа было полно. В качестве культурной программы я вслух читал псевдоисторический роман Акунина «Беллона».

На редкость нудный роман. Конечно — огромная благодарность Жене за все эти 5 дней почти беспрерывного чтения, с выражением, с интонациями. Но под конец я уже возненавидел Акунина: действие разворачивалось удивительно медленно, не в пример нашему собственному роману, где за два дня произошло столько интересного и остросюжетного... Последние главы «Беллоны» я пропустил, а потом спросил у Жени, чем там закончилось. Он мне за пару минут всё и рассказал.

Озеро
Озеро с остатками тумана
Луч солнца золотого
У озера
Зелёные дела
Наконец-то хорошая погода
Ремонт снаряжения

К утру четвёртого дня мы дождались-таки солнца. Часов до 11 сушились, а потом успели выйти аж за два перевала, почти добравшись до Эхе-Гера. На следующий день, попутно отыскав Санин сапог, вышли к Сухому Руслу, и в 2 ночи были дома.

На какой рожон лезть в следующий раз, я пока не придумал. Но я полезу. Неймётся мне.

Илья Муромец в дыму
Курильский чай
Женя дочитывает Акунина



Техническая справка.

Маршрут точно сложнее, чем 3А на Опасную (р-н Мунку-Сардык), и проще, чем «Винт» 4А на Трёхглавую. При этом протяжённость маршрута очень большая (верёвки не считал). То есть категория сложности от 3Б до 4А. Точнее оценить не берусь.

На маршруте (включая спуск) использовано 8 крюков, один из которых исключительно для того, чтобы не спрямились перила. Закладные не использовались.

Верёвка 60 метров. Расходника использовано примерно 15 метров.

Наиболее простой спуск – из-под предвершинного жандарма по осыпному кулуару в сторону Шумака.

Большим и малоопытным группам рекомендую на восхождение брать с собой палатку и запас воды на 2 дня.

Евгений Рензин


 ПредыдущаяСтраница 2 из 4:  1 2 3 4 всеСледующая 
Евгений Рензин

 Петр Туревич:  Но ведь и нейтрализуется — громоотводом — простой железной палкой, по сути своей; или разрядником — размером чуть больше походного котелка. 😄

А то, что мы были мокрыми, тоже помогло нейтрализовать разряд? А если держаться за металлическую треккинговую палку или ледоруб, воткнутые в землю/снег — это помогает?
23.08.2019, 00:25:06 |
Петр ТуревичНе все то, что мокрое — хороший проводник! Электричество проводят водные растворы — щелочные либо солевые, а вот дистиллированная вода — наоборот — отличный диэлектрик. Дождевые капли, обильно вас смочившие, по сути своей таковой водой и являются. Металлическую палку, чтобы она стала громоотводом, нужно ещё заколотить в землю на изрядную глубину. Там целое дело — посчитать, на какую же именно. Плюс, вы наверняка были обуты в башмаки на толстых подошвах. А различные резинотехнические изделия — коврики, боты, перчатки и тому подобные, весьма серьёзно играют на поле диэлектрических материалов. Ну, а самые серьёзные аргументы в вашу пользу... На мой взгляд, они строго научные и предельно ясно все объясняющие: во-первых, вы были не вредные, ну, а во-вторых, свезло вам, господа. Как один литературный герой, помнится, говаривал: "Свезло, так свезло!"
23.08.2019, 06:43:25 |
Mustapha в Татрах четыре человека погибли от удара молнии
23.08.2019, 17:44:01 |
Геннадий Хитрихеев"Сдвинь мы выход на вершину на сутки, попали бы в конкретный переплёт. А так, конечно, тоже ничего хорошего, но терпимо".

Смелым судьба помогает.
24.08.2019, 01:08:46 |
ЄсєнияПервовосходители записку в туре не оставили, может, тоже из-за непогоды..?
Может, им ещё труднее на горé пришлось...

Коварный красавец, этот Зун-Бортой.
24.08.2019, 19:22:13 |
Sergey VКак мы спустились — фото из цирка пер. Фигвам
25.08.2019, 07:31:43 |
try againВот такие повествования очень приятно читать👍👍👍
27.08.2019, 03:29:30 |
Sergey SergeevichДа, это получается непростой альпинисткий маршрут. Не каждому туристу по плечу. Так что ваша записка, наверное, долго будет ждать смены!
А рассказ отлично написан, согласен!
И в удаче вам не отказать!
Ещё раз с поздравляю с восхождением!
27.08.2019, 17:07:28 |
Sergey VДобавил в рассказ три полноразмерных фото, в том числе, с пометками места ночевки и попыток спуска (что бы увидеть пометки, нужно кликнуть на фото).
31.08.2019, 22:11:14 |
Евгений РензинЯ сильно сомневаюсь, что ночёвку и кулуары ты отметил правильно. Мне кажется, оба правее. А "в сторону Зун-Бортойского", наоборот, чуть левее и ниже.
01.09.2019, 01:37:25 |
Евгений Рензин

 try again: Вот такие повествования очень приятно читать👍👍👍

 Sergey Sergeevich: ...Ещё раз с поздравляю с восхождением!

Спасибо!
01.09.2019, 01:38:36 |
Sergey V

 Евгений Рензин:  Я сильно сомневаюсь, что ночёвку и кулуары ты отметил правильно. Мне кажется, оба правее. А "в сторону Зун-Бортойского", наоборот, чуть левее и ниже.


Женя поправь, как считаешь правильным.
01.09.2019, 09:07:59 |
Евгений РензинНе, не буду. Я тоже могу ошибаться. Хотя ночёвка 100% была правее. ;)
01.09.2019, 13:26:27 |
Sergey V

 Евгений Рензин:  Не, не буду. Я тоже могу ошибаться. Хотя ночёвка 100% была правее. ;)



Ну да, правее тоже просматривается кулуар, наверняка там. Между ними метров 150.
01.09.2019, 20:12:23 |
UrsulaЖеня, язык у тебя юморной, читается легко, с погодой вам очень не повезло, но повезло, что успели на вершину взойти, днём позже и уже и не полезли бы, а сидеть в палатке лучше уже после восхождения, вам вообще всем очень повезло и не раз, и что молнией никого не убило, что камнем ничего никому не сломало, что дождь не шибко ночью мочил на вершине, что гора отпустила, дала спуститься, везунчики и счастливчики, и сапог нашёлся просто самым расчудесным образом, я эти сапоги из самой столицы привезла, а что конфеты не все съели, да разве то беда?

А вот Саше ты очень даже зря не позволил позвонить, не делай так больше никогда!

Но ты молодец, Женя, и что народ собрал, организовал для такого похода необычного, и что рассказ написал, не всё из задуманного осуществилось, но главную часть маршрута вы выполнили, поздравляю:)
16.10.2019, 09:23:51 |
Евгений РензинСпасибо, Оля!
В следующий раз телефон отберу ещё в машине :)
16.10.2019, 13:14:59 |
Юрий Мельников

 Евгений Рензин: В следующий раз телефон отберу ещё в машине :)

А,действительно,зря не дали позвонить. Была возможность-надо использовать всегда! Вот только не всегда есть связь,когда это жизненно необходимо.
16.10.2019, 16:25:54 |
Евгений Рензин

 Юрий Мельников: А,действительно,зря не дали позвонить. Была возможность-надо использовать всегда!

Я вообще никогда не беру телефон. Близкие все давно знают, что я звонить не буду и не волнуются понапрасну. А стал бы я, например, маме названивать, она бы с ума сошла, что уже N дней звонка нет. А я бы, всего навсего, в это время в палатке сидел, дождь бы пережидал.
Ну его на фиг, телефон этот.
16.10.2019, 17:30:16 |
Юрий Мельников

 Евгений Рензин:    Я вообще никогда не беру телефон. Близкие все давно знают, что я звонить не буду и не волнуются понапрасну...

При таком неконструктивном подходе домой можно и не звонить,но иметь удобное средство связи надо! Или расчёт на телефоны других участников? А если это принципиальный отказ от средств связи,- то я просто обескуражен и даже расстроен.
16.10.2019, 19:00:40 |
 ПредыдущаяСтраница 2 из 4:  1 2 3 4 всеСледующая 
Сообщения могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Для регистрации или входа на сайт (в случае, если Вы уже зарегистрированы)
используйте соответствующие пункты меню «Посетители».

На главную