Природа Байкала |
РайоныКартыФотографииМатериалыОбъектыИнтересыИнфоФорумыПосетителиО 

Природа Байкала

авторский проект Вячеслава Петухина

1. Где и когда вы родились? Когда переехали в Иркутск?

Это не секрет, конечно. Но публично не хотелось бы отвечать. Без особых на то причин. Однако в детстве родители нас с сестрой потаскали. Урал, Белоруссия, Украина, Сибирь…

2. Как давно вы занимаетесь туризмом? В каком возрасте начали?

С семнадцати лет без особых перерывов. А, два года Советской Армии были без туризма.

3. Как вы попали в туризм? Есть ли в этом какая-то роль ваших родителей?

Это только моё решение. Родители ни при чём. Тайга, горы, походы привлекали меня с детства.

4. Вы учились/закончили какой-нибудь вуз? Была ли там турсекция? Были ли вы её членом?

Да, это был Политех. Знаменитая СГТ ИПИ – тема для отдельного рассказа. Собрания, «водопои», тренировки, лекции, походы, соревнования, банкеты, песни, гитары. Непрекращающийся круговорот. Можно сказать, мы были одной большой семьёй. С первыми вылазками на Витязь запомнился «домбайский бокс». Новичков отводят в сторону; между соснами из основной верёвки натягивается ринг. Вокруг зрители. По углам внутри становятся два «тренера» с «укротителями» — кусками верёвки. Жертвам завязывают глаза и привязывают каждого к своей верёвке; в руки дают «оружие» — спальник в чехле. После команды «бокс!» жертвы начинают дуэль; но на самом деле их с помощью «укротителей» даже не подпускают друг к другу. А точные удары по жертвам обеспечивает выскочившая пара волонтёров с мешками. Зрители хохочут; жертвы не понимают, почему их удары неэффективны, а противник точен. Однако самый шок у жертв наступает после боя, когда они вливаются в команду зрителей и видят всё это коварство на примере пары следующих новичков.

5. Вы помните ваш первый многодневный поход? Где он проходил? Кто был руководителем, тренером?

Конечно помню: туриада-1977, ноябрь; нас 45 новичков. Восточный Саян. Через перевал Солнечный из Бугутоя мы прошли в Толту и встали лагерем. Далее была неделя занятий и радиальных выходов. Как такового единого руководителя, пожалуй, не было. Или я не знаю. Каждой учебной группой на определённом этапе руководил более опытный, чем мы, турист. Например, на перевал Иванникова мы топтали снег под руководством Сергея Рябых. А Александр Пашевин вывесил на кедре у своей палатки дефицитную тогда туалетную бумагу и установил лимит для нуждающихся: два локтя.

Потом нас посвящали в горные туристы… Мы залезали в поставленные тандемом памирки, в темноте получали тумаки спальными мешками, в хаосе отвечали на какие-то каверзные вопросы, что-то пели, целовали ледоруб и выпивали кружку жуткого пойла (позже выяснилось: разведённый спирт с солью, горчицей и перцем). Затем у костра торжественно принимали клятву горного туриста. И наконец – «Джамалайя – га!» Как нам тогда объяснили бывалые, — никто не знает, что означает этот клич горного туриста. Главное – все кричат, всем весело.

6. А первый зимний поход?

Февраль 1978 г. Единичка, руководитель – Александр Ерёмин. Абалаковские (не у всех!) рюкзаки, пенопластовые коврики, советские вибрамы, какие-то солдатские лыжи, рогожи вместо пуховок (да мы и не слышали про пуховки тогда), валенки. Брезентовые памирки и ватные геологические спальники. Всё это промокало, обледеневало и не желало укладываться в рюкзаки.

7. Тогда, кода вы начинали, было сложнее или проще, чем сейчас?

Мы были молодыми, потому – проще! Главное, порог вхождения в туризм был материально невысок. Снаряжения хорошего, конечно, не было; да его вообще не было! Но что-то брали в прокате, что-то доставали, что-то шили, что-то приспосабливали. И это не требовало особых финансовых затрат. Только желание!

Мне кажется, что тогда, в СССР, туризм являлся своеобразной отдушиной свободы от чересчур зарегламентированной жизни, этакой разрешённой разновидностью задушевного диссидентства.

Сейчас… всё сложнее. Изменились ценности. Люди стремятся к финансовым успехам, забывая про, скажем так, иные и более важные стороны. Про свою жизнь. Которая в итоге оказывается серой и скучной. Плюс – дорогое снаряжение. Сегодня в валенках с брезентовой палаткой не пойдёшь в поход. И это тоже является ограничителем. К сожалению…

Справа, с модной тогда причёской, Константин Суханов

8. То, что вы умеете в туризме, в большей степени результат опыта, самоподготовки или всё же результат занятий в секции? Может быть, у вас был какой-то постоянный напарник или руководитель группы, у которого вы, в основном, и перенимали опыт?

Это конгломерат желания, мотивации, системного обучения и опыта. Да – системного! Нас учили по плану и достаточно жёстко. Лекция – занятия, от азов к сложному. Потом экзамены, без успешной сдачи которых могли не взять в поход. Особенно – в большие горы.

Устройство и применение ледоруба. Кошек. Виды обвязки. Узлы. Переправа. Полиспаст. Носилки из подручных материалов. Переноска пострадавшего. Первая помощь. Способы преодоления форм горного рельефа и страховка. Но главное – быстрое и безаварийное передвижение по пересечённой местности. Мы бегали по курумникам и буреломам на время.

Постоянного напарника не было. Были предпочтения, с кем бы хотелось пойти. Только ведь спортивный туризм – хороший фильтр; случайные люди долго там не держатся. Нас всегда было много, проблема дефицита участников не стояла. Скорее наоборот: кого-то могли и не взять в поход. То есть любая сформированная группа была априори сильной в рамках предстоящего маршрута.

Руководители моих первых походов – Александр Ерёмин, Игорь Брензей, Михаил Чмелёв. Мы учились у них. Как и у Сергея Свинаренко, Сергея Смирнова, Михаила Руденко, Александра Кузьмина, Петра Минова, Анатолия Помигалова, Александра Пашевина. И многих других. На участников пятёрок смотрели с неземным обожанием. А уж на руководителей…

9. Вообще, допустимо ли начинать с собственных «шишек», или нужно обязательно у кого-то учиться?

А зачем изобретать велосипед вместо изучения его устройства. Вне системы спортивного туризма каких-либо значимых результатов в горах достичь трудно. Не без исключений, конечно. Но, например, опытный турист в походе сразу видит, есть у человека системная подготовка либо нет. Будь он хоть трижды талантлив. Например, известный советский певец Валерий Ободзинский не имел никакого музыкального образования. Но всегда собирал полные залы. Однако, будь у него за плечами консерватория – пел бы ещё лучше. Но главное, музыкальное образование позволило бы ему общаться на равных и легко находить общий язык с людьми своего круга. И расти… даже таланту от Бога всегда есть куда расти. Другой пример. Исаак Ньютон ведь вряд ли открыл свои физические законы, не изучив тот багаж знаний, который был накоплен до него человечеством.

Мастерство растёт, когда ходишь с разными руководителями, разными группами, в разных горных системах. Видишь разные стратегии, тактики и даже техники прохождения рельефа. Это осознаёшь и уже не изобретаешь давно изобретённое, а сравниваешь и выбираешь (комбинируешь) для себя наиболее оптимальный стиль хождения в горах. И, конечно, привносишь своё, новое.

Уже после, научившись ходить в системе, можно отойти от неё (если тесно). У меня, собственно, так и случилось. Мы пятёрки зимние дикарями ходили. И это тоже была нота протеста против жёсткого туристского регламента в СССР. Даже не только туристского. Но… и это прошло. Я вернулся в систему. Теперь мне даже, наверное, нравится эта бюрократия. Всё же она даёт какую-никакую поддержку, уверенность. Спортивные звания и соревновательный момент здесь тоже не на последнем месте.

10. Был ли у вас какой-то пример, на который хотелось равняться?

Неоднозначный для меня вопрос. Примеров было много, кратко не ответить. Но подражать никому не пытался.

11. Вы чаще ходили участником или руководителем? Какая роль вам нравится больше?

Чаще – руководителем. И мне это нравится. Но ответственность за судьбу походов в последнее время стала напрягать: старость…

12. Как вы относитесь к дисциплине в походе? Слово руководителя – закон? Ранний подъём, дежурства, никакого алкоголя, посиделок до полуночи и пения под гитару?

По порядку. Дисциплина – должна быть. Все обсуждения и возражения – внизу. Это, конечно, больше касается походов высоких категорий или экстремальных ситуаций. В иное время вполне уместна демократия. Ранний подъём – залог успешного прохождения маршрута и часто единственно верная тактика преодоления отдельных участков. В своих походах я всегда дежурил по утрам. Казалось, что так лучше. Может, не до конца доверял участникам – проспят или провозятся. Быстрые сборы – тоже важно. Даже зимой от подъёма до выхода группы мы «копались» не более часа. По темноте, включая завтрак.

Алкоголь – брали всегда. Можно много спорить на эту тему, но накопленное за день на сложном рельефе нервное напряжение он снимает отлично. Посиделки, гитара – хоть до утра. Лишь бы подъём был обеспечен и работа на маршруте не страдала. В молодости это возможно.

13. В ваших походах песни часто звучат? Вы сами поёте, играете на гитаре? Есть ли любимый автор?

Раньше играл и даже пел немного. Но это не моё, хоть и музыкалка за плечами. Гитарист в группе – конечно, подарок для участников; и гитара, как лишний груз, никогда не напрягала. Жаль, мало гитаристов. В СГТ ИПИ пели много. Был даже обязательный репертуар, который нужно знать – песен 40-50. Путями неведомыми (тогда это было ох как непросто!) распечатывали сборники. Один у меня до сих пор сохранился: «Песни трудных дорог», слова и аккорды.

Из авторов нравятся… ну, скорее, Визбор, Никитины, Мищуки, Матвеева, Щербаков, Егоров… да многие. Из современных – Розенбаум, Митяев, Маршал. Наши: Медведев, Ощепков и т. д.

14. Что для вас важнее – пройти запланированный маршрут или хорошо провести время, а маршрут может и подождать?

Однозначно – маршрут. Для меня туризм – это спорт. Прежде всего. И если участники способны пройти твой непростой поход (а это почти всегда так) – то, само собой, и время проводишь отлично. А время, проведённое в походе, в срок жизни не засчитывается!

Айсберги Мерцбахера

15. Какой из своих походов вы считаете наиболее значимым?

Сложно сказать. Интересным и необычным был поход в район Иныльчеков, когда мы прошли по айсбергам озера Мерцбахера; руководитель – Брянский Олег. А из моих руководств запомнилась зимняя пятёрка с восхождением на Белуху. Вернее, там был траверс из Казахстана по леднику Геблера через перевал ТКТ и седло Менсу по 3Б. В тот раз наш участник Песков Дмитрий, прошлым летом взошедший на пик Победы, посетовал, что проще пару раз на Победу сходить, чем зимой в автономном походе на Белуху. Наверное, он был прав…

Верхнее поле ледника Сапожникова (Менсу)

16. У вас много первопроходов? Есть ли такой, которым вы дорожите больше всего?

Немного. Не было такой цели. Но, как ни странно, дорожу несвершившимся. Это ледовое седло перевала Высоцкого с ледника Сапожникова на Берельский. Я к нему присматривался года три. Но… опередили. 3Б – собственно, примерно так я и оценивал сложность. Красивое классическое ледовое седло.

17. В каких горных районах вы бывали? Какие горы любимые?

Я не «копил» горные районы. Как, например, Анатолий Черкасов. Мой ареал – за редким исключением, в основном Памиро-Алай, Тянь-Шань, Алтай. Это обширные районы: ходить-не переходить! Особенно огромен и разнообразен Тянь-Шань. Ну а Алтай – вечная моя любовь…

Встреча на леднике Атджайляу, Тянь-Шань

18. Амбиции – сильный мотиватор?

В какой-то мере – да. Но когда их перерастаешь, начинаешь ходить для себя. Исследовать свои возможности. И это гораздо интереснее.

19. Какой у вас спортивный разряд/звание?

Никакого. Были где-то удостоверения «Турист СССР», «Альпинист СССР», значки. Я званий не оформлял, хотя на мастера находил и даже переходил. Это говорит, скорее, не об отсутствии амбиций, а о неприемлемости формализма. Хотя, может, я не прав.

20. Ваши дети. Кто они, интересен ли им туризм, ходите ли вы вместе?

Есть, двое. Любимые. Но вопрос где-то даже больной, поэтому не хотел бы отвечать.

21. Переживаете, когда они в горах без вас? Не жалеете, что вовлекли их в этот экстремальный вид спорта/отдыха? Для вас это больше спорт или отдых?

Переживаю скорее по иным поводам, и то дозированно. Понимая, что взрослые дети поступают так, как им кажется правильным. А как правильно на самом деле – не знает никто. Им виднее, чего им надо в жизни.

Для меня туризм – однозначно спорт. Остальное, что называют «туризмом» — путешествия, экскурсии, треки, туры — не спорт, конечно.

22. Вы сами всегда регистрируете свои маршруты в МЧС? Считаете это обязательным всегда или в каких-то случаях?

Да, регистрирую. Это нетрудно – почему бы нет. Однако надеяться на реальную помощь не приходится. Лучше надеяться на себя, на опыт, на группу. Хотя ситуации разные бывают. Где-то и помогут.

23. Доводилось ли прибегать к помощи спасателей? Самому участвовать в спасработах?

Дважды. Зимой на Алтае у нас девочка повредила плечевой сустав (итог – вертолёт, для пострадавшей почти без последствий для здоровья); и летом на Хамар-Дабане ночью дерево на палатку упало… тоже вертолёт, но последствия тяжёлые. В обоих случаях «заполучить» транспортное средство удалось только благодаря личным связям. И не только моим. Это, конечно, очень печальный факт.

В спасах участвовал неоднократно, но расскажу немного. Ноябрь, Хамар-Дабан, район Осиновского гольца. Гребень, снег, пурга. Молодой сильный парень отстал от группы. Мы уже в лесу, греемся у костра, и тут соседи объявляют – участника нет! Я наверх, пока следы не замело. Нашёл: застрял в карнизе, шевелится с трудом, теряет сознание. Тащить к биваку нереально: гребень протяжённый, снег по колено, участник ростом 190. Решил спускать его по крутому склону в сторону Хара-Мурина к лесу. По дороге он захрипел и затих. Проверяю – пульса нет. Распинываю снег, реанимирую. Дыхание, массаж… Долго. Сердце не запускается. Финал. Потом мы его выносили; уже внизу нас встретили спасатели, помогли…

И вновь Хамар-Дабан, район Порожистого. Прибыв из азиатского похода, даже дома не переночевал: 17-летнюю девочку потеряли! Неделю искали, всё облазили. Итог печален: упала с Порожистого в сторону Правого Поперечного…

И ещё было… Группа пропала. Меня, как знающего район, посадили в «восьмёрку» между пилотами. Все хребты облетели, склоны просмотрели, садились (вернее, зависали) пару раз. Чтобы ногами пощупать: снегопад замёл следы. Нашли… уже на вылете, на льду Байкала. Всё хорошо, что хорошо кончилось.

7.10.1988 г., на п. Бабха (Хамар-Дабан) был установлен памятник погибшим в лавине педам...

24. Есть какой-то обязательный набор вещей или знаний, без которых ни при каких обстоятельствах вы бы не пошли в горы и другим бы не посоветовали идти?

Набор вещей и снаряжения стандартный. Вообще, это отдельная тема. Про знания: как и любая иная сфера деятельности, спортивный туризм требует системной подготовки. От простого к сложному. И первые походы должны проходить под опытным руководством. Тогда будет успех. Плюс планирование и знание района. Можно и в новом районе провести поход без помарки. А можно заблудиться в знакомом. Это вопрос не везения, а подготовки и изучения материалов и предыдущего опыта других групп. Удача тут тоже не на последнем месте. Хотя и эта независящая от нас на первый взгляд субстанция на самом деле немало зависит от подготовки, опыта и нахоженности. Вот есть туристы, у которых всё получается: и солнце в нужный момент «повесят», и лавина не сойдёт, и камни мимо просвистят, и сложный перевал (участок) легко пройдётся. Не всегда, конечно – но в основном. Тут то ли звезда горит над человеком, то ли ангел-хранитель успешен. А есть участники, прямо-таки притягивающие несчастья. Им не то что руководить – вообще ходить в горы нельзя. Таких видно сразу; но они чаще всего ни в чём не виноваты. Просто горы – это не для всех.

25. Вы когда-нибудь были клиентом коммерческого туризма/альпинизма? Как вообще относитесь к коммерции в горах?

Спасибо, улыбнуло. Клиентом ни разу не был. Гидом – да. Считаю, что коммерческие походы имеют право на существование до определённого уровня сложности. Понятно, что для каждой группы и каждого клиента этот уровень – разный.

26. Какие проблемы наиболее остро сейчас стоят перед спортивным туризмом?

Развитие и финансирование.

27. Видите ли вы какие-то пути решения этих проблем? Что мешает их решению?

Конечно, вижу. В клубах (городских, детских, школьных, вузовских) должны быть ставки штатных работников (инструкторов) с достойной оплатой. То же касается Федерации и МКК. Это копейки для бюджета, но очень эффективные копейки. Ещё финансирование (пусть частичное) заявленных на Чемпионат походов (ну это уже вовсе из области фантастики). Однако политика государства сегодня не направлена на системную спортивную работу в низовом звене. В приоритете фейерверки на весь мир… к сожалению. Это касается не только спортивного туризма.

28. Вы являетесь членом Иркутской МКК. Как давно? Как за это время изменился спортивный туризм в Иркутске?

Давно. Даже не скажу, как давно. Но реально работаю там второй год. Видимо, пришла пора переходить от походов к бюрократии))) Для меня это ещё одна возможность передать свой опыт молодым.

Официальный туризм сегодня развивается достаточно активно. Мне кажется, он переживает сейчас вторую молодость. Это видно хотя бы по нашей МКК – там, хоть и частично, рулит молодёжь.

29. Есть сейчас в Иркутске и области туристские клубы? Может ли в них попасть человек со стороны?

Есть, конечно. СГТ ИПИ на подъёме. Сегодня она называется КСТ ППОС ИРНИТУ. Клуб приглашает всех желающих. Там проводят реальные занятия, тренировки и соревнования.

В ИГУ есть секция. Но там, как бы сказать… менее спортивно. Да много где сегодня ходят. Есть спелео-, велоклубы. Однако это уже не по моей части.

30. Это именно спортивные клубы или просто неформальные объединения людей с общими интересами, без тренеров, тренировок, теоретической подготовки?

СГТ ИПИ – спортивный клуб. Госы – больше неформалы. Иные… полагаю, объединяются всё же на основе общих интересов, чаще неспортивных.

31. Ваши любимые книги, фильмы на горную тематику?

«Категория трудности» В. Шатаева – бестселлер. «Хрустальный горизонт» Р. Месснера. «Айсберги над облаками» В. Хрищатого. Из фильмов – «К-2». Это, конечно, далеко не исчерпывающий список.

32. Участники групп, в которых вы ходите, — это всегда давно знакомые вам люди? Бывает в них кто-то по рекомендации или даже без рекомендаций? Возьмёте с собой новых людей? Какие требования к участникам?

Не всегда знакомые, но по рекомендации или лично проверенные в ПВД. В чайный поход, конечно, можно и новичков взять. Особенно если группа опытная. В суровый – нет.

Конкретных требований к участникам нет. Мотивация, желание, опыт – вот главное. Но опыт реальный, не бумажный. А ещё – совпадение целей. Это красивое и безаварийное прохождение спортивного маршрута в соответствии с планом. План похода может меняться на запасной (запасные) в зависимости от обстоятельств. И в том числе от желаний участников.

33. Есть у вас какая-то нереализованная мечта в горах?

О да! Траверс массива Белухи с Делоне до Берии. Непройденные маршруты на Памире с пиком Коммунизма (и ведь даже билеты на самолёт уже были!) и пятёрка в Высоком Алае, отменённые по причине появления боевиков в тех районах. Но сегодня это, конечно, уже нереализуемо…

34. Какие планы на ближайшее время? Зиму, лето?

Ещё более постареть))) А там – как получится.

35. Что бы вы посоветовали начинающим туристам?

Развиваться. Набирать опыт системно и последовательно, не забывая про физическую подготовку. В том числе про лыжи. Не торопиться идти в высокие категории, нахаживая простые маршруты и ПВД. Это основа безопасности: масса НС происходит от неумения грамотно преодолевать обычный пересечённый рельеф. Ещё очень желательно участвовать в альпиниадах. Там системно учат технике восхождений (когда как, конечно, но в основном учат).

36. Как вы относитесь к альпинизму?

Очень положительно. Считаю альпинизм видом (подвидом, разновидностью) горного туризма, в котором сконцентрирована техника прохождения наиболее сложных участков рельефа. В основном это восхождение на вершины. Многие альпинисты, конечно, не согласятся с таким определением, считая туризм баловством и прогулками по лесу (были в альпинизме такие настроения). Но – не согласятся скорее те, кто не бывал в сложных горных, тем более зимних, походах.

В своё время мы пришли в альпинизм уже с большим туристским опытом (почти все «новички» имели за плечами пятёрки, у меня было руководство). После нескольких «первых» гор удивлённый инструктор Ю. И. Юринский устроил нам техническую проверку на скалах. И уже не очень удивился: «Что за новички; работаете, как хорошие разрядники. Вы кто?» «Туристы». «А, ну тогда вот гора, вон маршрут, и вперёд; а я здесь посижу)))» За ту первую альпиниаду я научился многому. Несмотря на имеющийся опыт. Но и нехорошую разницу увидел: в альпинизме больше необоснованного риска. В частности, при прохождении лавиноопасных склонов. Возможно, иллюзию безопасности создают большие группы и близость базового лагеря. Потом были ещё альпиниады, и ещё, сборы на Алтае… Альпинизм быстро учит технике и взаимодействию. В коротких, но сложных вылазках. А туризм при меньшей технике – автономной жизни в горах на протяжении двух-четырёх, иногда больше, недель. В этом их основное отличие. Вот даже В. Шатаев в своей «Категории трудности» утверждает, что главное в альпинизме – успеть проскочить в приоткрытую погодой дверь, совершив восхождение. А непогоду лучше переждать в лагере, в относительном комфорте. В туризме иначе: группа автономна, немногочисленна, удалена от населёнки; маршрут непротроплен, помощь далеко. Сроки похода ограничены; нередко возникает необходимость преодолевать препятствия в, скажем так, не самых лучших погодных условиях; устраивать лагерь под проливным дождём, в пургу или ураган. В туризме такое воспринимается как неприятный, но штатный режим. В альпинизме – скорее как исключение.

Ещё один момент. Альпинизм более спортивен, техничен, соревнователен. И более опасен. Потому отношения между участниками там жёстче. Но, может, это были местечковые явления и теперь что-то поменялось. Ведь и раньше, на тех же зимних альпсборах КСС на Алтае, атмосфера была очень тёплой и дружеской. В числе участников был Олег, врач-реаниматолог; по этому поводу появилась популярная у нас тогда шутка: «Доктор, я умру?» Олег: «Хм… а как же!» В. Якубовский, начальник Горно-Алтайской КСС, шутливо-возмущённо рассказывал нам с О. Журавлёвой (из иркутян нас было двое): «Вот Бутылка, вот ребро Берии. Сложные маршруты, а туристы тут перевалы себе придумали!» О том, что я сам турист, пришлось скромно умолчать))) Позже на этом ребре мы с Олей холодную схватили из-за непогоды. Восприняв её почти штатно, продолжили восхождение. И дюльферяли с Западного Плато уже ночью, спустившись на ледник в пять утра. С пика Делоне тоже приключился ночной спуск, но по иным причинам. Тогда, в молодости, это не напрягало и казалось нормой. А на Томских утром – от дежурного традиционный кофе в постель (вернее, в кружке и в спальник). Замечательная традиция!

Константин, огромное спасибо за интервью! Надеюсь, оно вызовет интерес и нашему примеру последуют и другие завсегдатаи «Природы Байкала».

Вопросы задавал Рензин Евгений.



 ПредыдущаяСтраница 2 из 2:  1 2
Юра ГалачьянцКонстантин, большое спасибо! Интересно было почитать. Отдельное спасибо Жене за репортерский дебют :)

Официальный туризм сегодня развивается достаточно активно. Мне кажется, он переживает сейчас вторую молодость. Это видно хотя бы по нашей МКК – там, хоть и частично, рулит молодёжь.

Рад, что вы как член МКК ИО видите увеличение активности. Правда, я не совсем согласен с тезисом про вторую молодость. Не буду говорить за всех, но большинство походов и экспедиций по Прибайкалью, которые представляют интерес для меня, не оформлены через МКК. Возможно, одной из основных причин такой ситуации является текущий регламент работы МКК: требования к организации мероприятий и оформлению отчетных документов.

То есть с точки зрения обучающего эффекта для новичков или получения спортивного разряда это все хорошо. Но реалии таковы, что многие виды outdoor-активности в регламент МКК не вписываются по каким-либо причинам. На мой взгляд, это основной фактор, из-за которого интерес к официозу у значительной части людей, делающих интересные вещи, совсем низкий. Это не хорошо и не плохо. И я даже не уверен, можно и нужно ли здесь что-то менять.

 Sergey V: Польза очевидна в любом случае. Мы уносим в горы весь накопившийся здесь в городе негатив.

Это хорошо, а польза для общества какая? Что ты спустил в горах свой негатив? ))
20.12.2019, 12:56:53 |
Sergey V

 Юра Галачьянц: Это хорошо, а польза для общества какая? Что ты спустил в горах свой негатив? ))



Конечно есть польза, иначе негатив выливался на головы окружающим, в разных чатах, статьях здесь на ПБ, и не только. И не уверен, что не было бы пострадавших :)
20.12.2019, 13:08:25 |
Геннадий Хитрихеев

 Юра Галачьянц: Это хорошо, а польза для общества какая? Что ты спустил в горах свой негатив? ))



20.12.2019, 20:05:43 |
Евгений РензинМне кажется, попытки найти какую-то пользу для общества сейчас больше напоминают эпизод из "Простоквашино", в котором картина дырку на обоях закрывает. Между тем, туристы/альпинисты, это и есть общество. И если они, без всякого принуждения, находят для себя полезным таскаться в горы, этого уже достаточно. И, соответственно, польза от этого должна быть не для какого-то загадочного общества, а для каждого из них в отдельности. И польза может быть самая разная. От лучшего здоровья, до общения в приятной компании.
20.12.2019, 20:23:29 |
И. ФефеловК слову о пользе: альпинистские условия — это хорошая проверка всяческой экстремальной экипировки.
20.12.2019, 20:57:32 |
Геннадий Хитрихеев

 И. Фефелов: это хорошая проверка всяческой экстремальной экипировки.

Точно. Веревка порвалась на стене — значит плохая. В следующий раз такую брать не будем. Только вот будет ли он — это другой раз...
20.12.2019, 21:06:41 |
Юра Галачьянц

 Геннадий Хитрихеев:  Веревка порвалась на стене — значит плохая

Верёвка, швы на брюках или что там ещё может порваться из-за тысячи причин. Это совершенно не повод для того, чтобы брать конкретное снаряжение или не брать.
20.12.2019, 21:53:37 |
Борис Чечет

 Евгений Рензин:  если они, без всякого принуждения, находят для себя полезным таскаться в горы, этого уже достаточно. И, соответственно, польза от этого должна быть не для какого-то загадочного общества, а для каждого из них в отдельности. И польза может быть самая разная. От лучшего здоровья, до общения в приятной компании.



Лучше и не скажешь.
20.12.2019, 23:56:48 |
Петр ТуревичЕвгений Рензин: "Мне кажется, попытки найти какую-то пользу для общества сейчас больше напоминают эпизод из "Простоквашино", в котором картина дырку на обоях закрывает."
Соглашаясь со сказанным Евгением, добавлю...
На мой взгляд вопросы о пользе туризма/альпинизма относятся к разряду иррациональных вопросов вроде" за что ты меня любишь? ", или и того почище:" а кого ты больше любишь — маму или папу? "
И вообще, странно такую риторику встретить здесь, на сайте о природе и путешествиях, а не на каких-нибудь, к примеру, страничках о гламурных похождениях гламурных же завсегдатаев.
21.12.2019, 07:31:46 |
Петр ТуревичИ ещё... Извините, если кому-то мой вопрос покажется глуповатым... Но я сколько по Саянам не лазил, а вот это вот МКК ни разу в горах не встретил... Это что ж за зверь-то такой — невидимый?
21.12.2019, 08:02:29 |
Борис Чечет

 Петр Туревич: странно такую риторику встретить здесь, на сайте о природе и путешествиях



На сайте о природе и путешествиях естественна любая риторика, ведь о чём только не говоришь на природе и в путешествиях.
21.12.2019, 15:11:12 |
Евгений Рензин

 Петр Туревич:  МКК ни разу в горах не встретил... Это что ж за зверь-то такой — невидимый?

МКК — маршрутно-квалификационная комиссия. Выпускает спортивные группы на маршруты, принимает защиту отчётов о походах, утверждает категории трудностей и т.п.
21.12.2019, 17:19:43 |
Игорь ВороновСпасибо за такие рассказы — их совсем мало, но очень интересные
23.12.2019, 10:15:15 |
 ПредыдущаяСтраница 2 из 2:  1 2
Сообщения могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Для регистрации или входа на сайт (в случае, если Вы уже зарегистрированы)
используйте соответствующие пункты меню «Посетители».

На главную